Как Харьков переживает Майдан, раскол и революцию. Репортаж

Виктор Янукович и Юлия Тимошенко разминулись в столице Восточной Украины Харькове 22 февраля. По неподтвержденной информации, они встретились на территории больницы, и остается только гадать, о чем могли бы говорить свергнутый президент и опальная оранжевая принцесса. Примечательно и само место, где отбывала наказание Тимошенко, по якобы сфабрикованному самим Януковичем делу, – Харьков. Почему именно этот город был выбран для заточения Юлии Владимировны? Версий предостаточно, но, пожалуй, можно согласиться с одной: Виктор Янукович безусловно доверял харьковским властям и мог не опасаться за обеспечение полной изоляции и «покоя» своего врага. 
 
Сразу после освобождения, в своем первом выступлении перед многотысячными толпами на киевском Майдане Юлия Тимошенко не преминула упомянуть Харьков как «очень сложный город». Сложностей даже для самых агрессивных сторонников Евромайдана в Харькове хватает. Причем это не временные проблемы, связанные с тотальным кризисом государственной власти, а результат упорства, с которым пытались сломать старые, еще советские традиции в крупнейшем промышленном, культурном, научном и образовательном центре Украины.
 

Роскошная елка не пропала

 
Буквально до самого последнего дня Харьков держался стойко. Ничто в двухмиллионном городе, бывшей столице Украинской ССР, не напоминало о киевских событиях последних трех месяцев. Майдан являлся харьковчанам только в новостях на экранах телевизоров как какая-то безумная фантасмагория, которая не имеет и не может иметь никакого отношения к размеренной харьковской жизни. Неслучайно даже сейчас на улицах города, в толпах на центральной площади Свободы можно услышать слова одобрения в адрес лидеров антимайдановского движения всего Юго-Востока – харьковского мэра Кернеса и губернатора Добкина. 
 
За все время протестов в столице Украины Харьков мог похвастаться только небольшими митингами местных майдановцев, и, даже когда украинская трагедия близилась к своему сокрушительному финалу, лидер харьковского движения в поддержку Майдана обратился к единомышленникам с предупреждениями о том, что в Харькове протесты в поддержку Киева могут быть только мирными и никакого захвата административных зданий нельзя допускать ни под какими предлогами. 
 
«Кернес город держит», – эту фразу одобрения мэру можно было слышать и в спальных районах, и в центре Харькова. Уже в субботу, когда Янукович спешно перебрался из Киева в Харьков, а Кернес и Добкин якобы «бежали» из города, многие по достоинству смогли оценить трехмесячные усилия харьковской власти по обеспечению в Харькове стабильности и порядка. «Откуда их столько вылезло?!» – со злобным удивлением спрашивают противники и киевских событий, и новой формирующейся власти в столице Украины. 
 
Да, гос- и обладминистрации атаковали в соседней области – Полтавской. Но в Харькове не было даже поползновений со стороны агрессивных протестующих, несколько тысяч которых собрались в центре на площади Свободы. Хотя сравнивать потенциал или человеческие ресурсы бессмысленно – один Харьков в пять раз больше всей Полтавщины. 
 
Редкие митинги, которые собирала местная оппозиция, не превышали 100–200 человек. Я сам специально отправился на один у знаменитого памятника Шевченко, работы Мартоса, в рождественские праздники. Буквально в двух шагах от микрофонов оппозиции гремели торжества на центральной площади. Катания на пони и лошадях, концерты, подарки, закусочные, мангалы прямо на площади у елки, которая оказалась самой красивой во всей Украине. Семьи, дети, смех, фейерверки – тогда почти у каждой группы на площади можно было услышать: «Не, Киев даже елку не сумел организовать, не то шо гуляния нормальные, бездельники у них там, видишь ли, собрались, – ну, так и где должна быть столица Украины?» А здесь, у памятника Шевченко – митинг оппозиции, но я сам насчитал около ста человек. Под контролем милиции, и сами «охранители», казалось, даже и не смотрят всерьез на митингующих, которые по очереди надрывались у микрофона. Потоки людей мимо них в центре, по Сумской улице к елке, гуляющие по всему парку имени Тараса Шевченко, и только небрежный поворот голов в сторону митингующих: «Шо оно там кублится?» – и дальше.
 
Когда через несколько дней после квелого митинга у памятника Кобзарю на соседней Пушкинской улице оппозиция якобы попыталась развернуть агрессивную пропаганду в сквере у Юридической академии и проникнуть на станцию метро, само событие не вызвало никакого ажиотажа. Без жестких мер митингующих разводили по сторонам или просто увещевали, по-человечески, сами сотрудники милиции, да еще и шутили и подкалывали протестующих. «И шо ото ты горло надрываешь? Я ж тебе ничего плохого не сделал? Я ж у тебя ничего не украл, и вот люди нормальные, видишь, идут, так они на тебя даже не смотрят, и шо вы на них такие злые сегодня?» – так уговаривал сержант группку молодых майдановцев с украинскими флагами. Когда в январе время от времени на харьковские новостные порталы вбрасывали экстренные сообщения о том, что на город движется Автомайдан из Киева, ни паники, ни страха не было заметно. Автомайданы так и не появились.
 

Два лагеря

 
Конечно, когда после бесцветных и серых митингов оппозиции харьковские власти выставили в выходные дни по обе стороны вдоль всей центральной Сумской улицы (несколько километров) плечо к плечу сторонников Партии регионов, с транспарантами и плакатами, а вокруг гремела музыка и советские песни, можно было смело утверждать, что людей просто обязали принимать участие в мероприятии. Было жалко смотреть на некоторых замерзших участников с обледеневшими транспарантами, но людям подносили чай и еду, и никакого агрессивного негодования окружающих по поводу «парадного» массового мероприятия партии власти – новости из Киева отрезвляли всех. 
 
Глядя на эту обязаловку, легко было поверить (как многие и сделали), что никаких сторонников Януковича и противников Майдана на Украине вообще нет. Очень может быть, что и не было, спорить сложно, но теперь есть одно «но»: события последних двух дней.
 
Харьков и до сих пор стоит цел-целехонек после окончательного падения Януковича в Киеве; и на площади Свободы, бывшей Дзержинского, вместо праздника Масленицы («Зачем ларек блинный снесли?» – уже без злобы недоумевает мэр Кернес) сейчас стоят два лагеря. Один – у памятника Ленину, который пока так и не смогли снести. Это защитники вождя пролетариата, советских традиций и братства с Россией, с георгиевскими ленточками на рукавах или в петлицах. Второй лагерь – сторонников Майдана напротив памятника через площадь, у самой областной администрации – на ступеньках и в самом здании. 
 
Оппозиционеры не просто заняли (о захвате речи даже нет) обладминистрацию, а забаррикадировались в ней, спасаясь от оплотовцев в ночь с 22 на 23 февраля. ОО «Оплот» во главе с бывшим сотрудником УБОПа Сергеем Жилиным – это наш «Правый сектор» в Харькове. Так говорят сами харьковчане. Выступая в субботу на съезде депутатов всех уровней во Дворце спорта в Харькове, Жилин просил депутатов вооружить «титушек», потому что, мол, у него в организации никогда не было этих шлемов, наколенников, он сам был в Киеве, поехал туда безоружным, чтобы только высказать свою позицию, но понял, что объяснять что-либо в столице совершенно бесполезно, и вернулся в Харьков, чтобы защитить родной город. Так он поясняет свою просьбу вооружить людей. 
 
Оппозиция для него – враги, которых можно калечить и даже убивать. К его словам нужно относиться очень внимательно. В ту самую роковую ночь с субботы на воскресенье, уже после того, как основная масса митингующих разошлась, так и не сокрушив памятник Ленину, на площадь Свободы ворвались черные джипы с тонированными стеклами, один из которых врезался в группу людей на площади. Участников многотысячного массового митинга избивали битами, слышались выстрелы, и сами митингующие отступили за стены областной администрации и призвали на помощь милицию.
 
Но дело не только в боевиках «Оплота». Мэр города и губернатор спокойно объявились через сутки после «исчезновения» и подтвердили, что не собираются подавать в отставку и в понедельник выйдут на работу, как обычно. Яценюка облили зеленкой после визита к Юлии Тимошенко в Харькове. Когда в воскресенье появилась информация о том, что самолет Кернеса приземлится в харьковском аэропорту и мэр даст пресс-конференцию, активисты Майдана тут же ответили, что придут туда с ведрами йода, но Кернес спокойно и кратко ответил на вопросы журналистов в VIP-зале харьковского аэропорта и так же спокойно, без следов йода на лице появился на площади Свободы, выступал, общался с людьми и возле памятника Ленину, и возле обладминистрации. Губернатор Добкин, из кабинета которого протестующие уже якобы вынесли портрет Януковича, тоже без проблем появился на площади и общался с людьми, даже успевал отвечать на вопросы журналистов. 
 

Растерянный Харьков

 
Когда маленький, будто сморщенный, Кернес проходил через площадь – перед ним расступались. Слышны были негромкие вопросы: «Адольфович, шо теперь делать надо, на шо владу брали?» И Кернес так же негромко бросал на ходу: «Не сейчас, погоди!» – и спокойно проходил в противоположный лагерь. Не только йода, но и любых попыток применения насилия ни к мэру, ни к кому-либо из групп протестов не было и пока нет. Милиция охраняет всех. И перепалки остаются перепалками, и на русском, и на украинском языках. В основном на русском, хотя знаменитый харьковский суржик заменяет всем и тот и другой язык.
 
Геннадий Кернес чуть ли не с самой площади обратился к Арсению Авакову, временному руководителю МВД, и попросил обеспечить порядок и безопасность на площади Свободы в Харькове, поскольку вход в обладминистрацию блокируется. Спасаясь от разъяренных оплотовцев в здании, оппозиционеры заодно успели обнести оградой центральный вход и решили от самообороны перейти к блокаде администрации. Кроме того, хотят снести памятник Ленину. Еще месяца не прошло с того момента, когда мэр Харькова в эфире ток-шоу одного из центральных каналов Украины жестко ответил своему оппоненту: «Приезжайте в Харьков и попробуйте сделать что-нибудь с памятником. Вам сломают руки и ноги». Теперь же спокойно и без лишних эмоций этот вопрос рассмотрят во вторник на заседании городской рады, сказал Кернес, а сам снос памятника Ленину в Харькове обойдется в 100 тысяч гривен, о чем представитель ООО «Стальконструкция» Сергей Евель сообщил журналистам. Его фирме поручено провести демонтаж, но решения городской рады еще нет. И сегодня же харьковская милиция отказалась подчиняться МВД и Арсению Авакову и обратилась напрямую к гражданам с просьбой помочь в защите областной организации «от мятежников».
 
Как Харьков переживает Майдан, раскол и революцию. РепортажФото: Юрий Мартьянов / Коммерсантъ
 
Первые впечатления бывают обманчивыми, а бывают и самыми точными, и только время покажет, обманулись ли люди в ожиданиях. Киев продолжает сражаться и на Майдане, и на трибунах, а в Харькове – ни паники, ни истерики, ни поголовного перехода представителей власти и силовых структур под знамена Майдана нет. И это обескураживает многих оппозиционеров. Но их противники обескуражены не меньше – такого сокрушительного краха всего за несколько дней никто не ожидал, и четкого, ясного плана, как действовать дальше, – нет, потому что нет ничего из того, что было еще три дня назад: президент, парламент, власть, силовики.
 
Над площадью Свободы/Дзержинского и всем Харьковом зависло странное противостояние, одновременно мирное и агрессивное, обескураженное и уверенное в себе. Так, будто обе стороны боятся спугнуть теперь уже призраки стабильной, спокойной, вразвалочку жизни в самом Харькове. Даже война была бы более понятной, хотя и совершенно нежеланной, но только не это «Великое стояние на реке Угре», где вместо русских и татаро-монгольских войск стоят граждане одного города, одной страны, одних традиций. Только разойтись без боя, как когда-то в 1480 году, разойтись и поставить последнюю точку с полным свержением ордынского ига, не удастся. Но каким теперь будет бой и будет ли он – не понимает до конца никто.
http://slon.ru/world/kak_kharkov_perezhivaet_maydan_raskol_i_revolyutsiyu_reportazh-1061382.xhtml
24 Февраля 2014
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов