Беглецов от армии - на целый военный округ

 

Их не страшат ни штрафы, ни тюрьма

Главная военная прокуратура России предлагает резко увеличить административный денежный штраф за уклонение от призыва на воинскую службу. На сегодняшний день размер этого штрафа смешон, он никого не пугает и не останавливает – всего 500 рублей. Об этом заявил начальник управления надзора Главной военной прокуратуры (ГВП) генерал-майор юстиции Александр Никитин. Впрочем, назвать, какие именно денежные наказания могли бы изменить ситуацию с призывом, генерал отказался. Но прежде – о том, какова на сегодня эта ситуация.

1 октября начался осенний призыв, и военные разразились новой порцией обычно закрытой ведомственной статистики по этому поводу. Цифр много, но если обобщить – наша армия снова на краю пропасти. Потому что каждая третья солдатская и матросская должность на сегодня вакантна. И в обозримой перспективе эти зияющие пробоины в строю заткнуть некем.

Глубина кадрового провала стала особенно пугающей минувшей весной. Тогда в запас было уволено 218 720 солдат-срочников, отслуживших по году. На смену им военкоматы по всей Руси великой сумели наскрести всего около 120 тысяч новобранцев. То есть разом к лету в Вооруженных силах почти 100 тысяч штыков – как корова языком слизнула. В ходе нынешнего призыва планируется призвать на службу чуть более 140 тысяч бойцов. Но и уволить в запас придется практически столько же. То есть некомплект останется на прежнем уровне.

Если у кого-то были надежды на контрактников – их придется пока оставить. Потому что с этими ребятами в войсках пока дело обстоит еще хуже. На сегодняшний день в армии и на флоте у нас 186,4 тысячи профессиональных солдат и матросов. А по планам Минобороны требуется 425 тысяч. Недостающих почти 240 тысяч бойцов генералы рассчитывают завлечь в казармы не ранее 2017 года. Да и то – получится ли?

Что в итоге? В итоге в некоторых российских казармах нынче пустует до 37 процентов солдатских и матросских коек. Особенно сложное положение в береговых войсках ВМФ и в войсках химической, биологической и радиационной защиты.

Чтобы отойти от эмоций, обратимся к шершавому языку генштабовских документов. А по ним выходит, что любое воинское соединение или часть, укомплектованная личным составом лишь на 70 процентов, может быть признана в лучшем случае «условно боеготовой». Если так укомплектована вся армия – она вся мало на что сгодится. И это после четырех лет сокрушительной военной реформы имени министра обороны РФ Анатолия Сердюкова.

Что – мор свалился на страну? Или мы рухнули в демографическую пропасть, дна у которой не видно, потому и слать военкоматовские повестки некому?

Справедливости ради - с демографией дела в России действительно плохи, но не настолько же? Об этом нам убедительно рассказывают даже и сводки Главной военной прокуратуры. А по ним, этим сводкам, выходит, что если бы волшебным образом в нашем государстве вдруг повсеместно восторжествовал закон, укомплектованность Вооруженных сил можно было бы в одночасье восстановить до штатных пределов. Потому что безо всяких уважительных причин минувшей весной и летом, например, от призыва в армию уклонились 166 тысяч молодых людей. А полугодом ранее от строгого военкомовского пригляда сбежало еще больше 203 тысячи потенциальных рекрутов. Что сопоставимо с численностью полноценного военного округа.

Вот их-то и призван устрашить и заставить вспомнить о гражданском долге тот самый административный денежный штраф в 500 рублей, на смехотворную мизерность которого сетует сегодня генерал Никитин. Однако сильно ли полегчает с призывом в случае, если штрафы увеличить? Об этом «СП» побеседовала с главой Союза комитетов солдатских матерей России Валентиной Мельниковой.

«СП»: - Валентина Дмитриевна, а каким, на ваш взгляд, должен стать денежный штраф, чтобы бегать от армии стало хотя бы накладно?

- Прежде всего, давайте уточним. За уклонение от призыва у нас в стране предусмотрен все же не штраф, а уголовное наказание. Штраф – за уклонение от мероприятий призывного характера. Например, на медицинскую комиссию. Вот если не пришел для отправки в войска – тогда уголовное дело и суд.

«СП»: - Так те, кто служить не собирается, они ни на медицинскую, ни на какую-либо другую комиссию в военкомат и не приходят.

- Правильно. Но для того, чтобы их за это наказать, надо прежде точно знать, что молодой человек своевременно извещен о времени и месте призыва. Свидетельство такого извещения одно – личная подпись парня на корешке от повестки. А если военком призывникам повестки не шлет, никто в них не расписывается – нечего и пытаться с народа деньги драть.

«СП»: - Но ведь вы отлично знаете, что повестки на самом деле шлют. Однако как заставить расписаться в их получении того, кто хронически прячется?

- Работать надо. Рассовывать повестки по почтовым ящикам, как делается практически по всей стране – это не работа. Работников ЖЭКов надо привлекать, участковых. Разносить по квартирам, по домам.

«СП»: - Кто служить не собирается – спрячется и от участкового. Давайте о другом: увеличение штрафов, ужесточение других наказаний может спасти призыв в армию? Может быть, мы не туда движемся? Может, вместо кнута нужно использовать пряник? Вот обсуждается же идея об образовательных грантах от Минобороны для солдат, желающих получить высшее образование, в том числе за границей. Сработает?

- Призывную армию ничто не спасет. Призывники вообще не нужны. Только контрактники. И гранты для призывников бесполезны.

«СП»: - Почему?

- Разворуют. В Минобороны их раздадут своим друзьям, дядям, племянникам. Мало у нас, что ли, отставных генералов и маршалов? А у них – внуки и правнуки.

А вот преференции для солдат-контрактников – другое дело. Нужно вводить льготы для них за три года службы, за пять, за семь. В том числе и на получение образования. Если прослужил десять лет или больше – давать все, что положено и офицерам. Тогда люди пойдут в армию. Причем потенциально таких людей намного больше, чем может быть призывников. Потому что очень много молодых людей у нас больны и не могут быть призваны на срочную службу. А вот половина таких, забракованных, на контракт способна прийти в Вооруженные силы. Я всегда такой пример привожу: «Про летчика Маресьева слыхали? Призыву он без ног не подлежал бы. А на контракт сгодился и отлично воевал».

Поэтому рецепт один – с призывом надо заканчивать. Иначе ничего у нас не получится, какие пряники и кнуты ни предлагай.

Сергей Ищенко

Фото: ИТАР-ТАСС/Интерпресс/фото из архива: 14/11/2008

 

http://svpressa.ru/society/article/59311/

 

2 Октября 2012
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов