Как нам обустроить Кавказ

Как нам обустроить Кавказ. По рецептам Института Гайдара

По рецептам Института Гайдара

Стратегия модернизации Северного Кавказа нуждается в кардинальных изменениях. Практикуемая ныне Кремлем опора на северокавказские элиты и ставка на силовой вариант в антитеррористической политике не решают проблем региона, а в перспективе ведут либо к скатыванию его в депрессию, либо к социальному взрыву с возможным переходом в гражданскую войну. Так считают авторы экспертного доклада «Северная Кавказ: Quo vadis?», сотрудники Института экономполитики имени Е.Гайдара Ирина Стародубровская и Константин Казенин.

Как отмечается в документе, в регионе назрел многоплановый кризис. Большинство инвестпроектов реализуется в Ставропольском крае, а национальные республики бизнес обходит стороной, несмотря на госгарантии для частных инвестиций в проекты региона. С другой стороны, реалистичность имеющихся инвестпроектов вызывает большие сомнения – особенно это касается идеи развивать на Кавказе туристический кластер.

Положение усугубляет преобладание силового сценария в антитеррористической деятельности, который, как считают авторы доклада, приравнивает сторонников нетрадиционного ислама к экстремистам и террористам, что ведет к радикализации вполне мирных граждан. Негатива добавляет и миф о безальтернативности действующего республиканского руководства как единственной опоры Москвы, и как следствие – отказа от прямых выборов глав регионов.

Вот как авторы доклада предлагают развивать Северный Кавказ:

– вернуть прямые выборы глав республик;

– развивать местные очаги модернизации, ныне находящиеся в сфере теневой экономики: сельхозпроизводство овощей и мяса, а также производство обуви и трикотажа, которые востребованы за пределами региона;

– решить вопрос собственности на землю с помощью согласительных комиссий.

Словом, предлагается сделать ставку на внутренние ресурсы региона, и существенно ослабить контроль сверху за национальными элитами. Авторы доклада называют этот путь «сценарием гражданского примирения». Правда, они признают, что первым результатом такой политики могут стать вспышки насилия, но считают, что в перспективе только поиски компромиссов смогут переломить сложившуюся ситуацию.

Надо отметить, проблема развития Кавказа в ближайшей перспективе – сразу после сочинской Олимпиады – приобретет особую остроту. В течение нескольких лет регион получал колоссальные инвестиции и находился в центре внимания федеральной власти. Сразу после Игр ситуация изменится – причем не только экономически, но и политически. Те «предолимпийские» факторы, которые обуславливали готовность Кремля платить любые деньги за покупку лояльности этнических элит, перестанут действовать. Поэтому после Игр возможна как политическая дестабилизация региона, так и его экономическое проседание.

Как нам все же следует развивать Северный Кавказ?

 

– Рецепт развития Северного Кавказа, предлагаемый Институтом Гайдара, абсолютно нереален, – уверен экономист, главный научный сотрудник Центра исследований модернизации Европейского университета Санкт-Петербурга, профессор ВШЭ Андрей Заостровцев. – У нас не тот режим в Москве, который мог бы решить проблему Кавказа. Более того, не думаю, что эту проблему способен решить какой-либо другой режим.

Северный Кавказ – это колониальное наследие России, на территории которого выстроены гиперкоррумпированные местные вертикали власти. Эти вертикали Москву, в принципе, устраивают, поскольку отчасти являются опорой Кремля. Именно поэтому Кремль никогда не станет тотально ссориться с северокавказскими элитами. Если же следовать рекомендациям Института Гайдара – такая ссора обеспечена. Думаю, сами авторы доклада не верят в собственные наивные рекомендации.

«СП»: – На Кавказе действительно можно развить местную экономику?

– Кто и как, интересно, там будет ее развивать? На Северном Кавказе огромная теневая экономика, в которой все давно распределено и схвачено. Любой бизнес там должен платить своей «крыше», причем никто этого особо не скрывает. Что можно в этой структуре сделать? Да практически ничего: цивилизаторские усилия в такой ситуации к цивилизации не приводят.

Видите ли, цивилизации вырастают, а не развиваются извне. Бывают редкие исключения, но только когда у страны есть внутренняя готовность стать рыночной демократией. В этом случае внешний толчок приносит плоды – пример тому судьба послевоенной Японии или Южной Кореи. Но невозможно искусственно сконструировать счастье и благосостояние, они рождаются из самого общество, из его внутренних потенций. А не потому, что Институт Гайдара посоветует этому обществу что-то умное.

Все и без советов знают, что делать. И северокавказские элиты отлично знают, но не делают, потому что и нынешнее положение всех устраивает.

«СП»: – Как долго это положение на Северном Кавказе сохранится?

– Кавказ управляется сегодня через местные элиты – точно так же, как в эпоху колониализма англичане управляли в Африке. Местные северокавказские элиты должны внешне демонстрировать лояльность Кремлю, и не стремиться к отделению от страны – все остальное им фактически позволено. А тем временем внутри республик Северного Кавказа идет борьба контрэлит за власть – под религиозными лозунгами.

Для дестабилизации нужно, чтобы центр – Кремль – ослаб. Такое ослабление может наступить, например, вследствие резкого падения цен на нефть – тогда «кормить Кавказ» станет трудно. В 1990-е, оказавшись в такой ситуации, Кавказ воевал, и такой сценарий может повториться.

«СП»: – Кавказские элиты и контрэлиты могут договориться в формате честных выборов?

– Выборы на Северном Кавказе провести можно, но есть риск, что нынешнюю полусветскую диктатуру в республиках сменит чисто религиозная, исламская радикальная диктатура. В любом случае, повторных выборов в этих республиках не будет. Те, кто победят на первых выборах, сделают все, чтобы не ставить на кон голосования свою судьбу. Должен сказать, институт выборов не приживается даже в России, а для Северного Кавказа он и вовсе инородный.

«СП»: – Почему Институт Гайдара дает невыполнимые рекомендации?

– Я хорошо знаю, как пишутся подобные документы. Видимо, институту поступил заказ на исследование от какого-то госучреждения – не отказываться же от денег?! В этом случае, чтобы сохранить лицо, для репутации, нужно описать реальное положение дел, но при этом дать абстрактно-правильные рекомендации, которые не реализуемы в конкретной ситуации…

 

– Экономику Северного Кавказа действительно нужно выводить из тени, – отмечает директор Центра политологических исследований Финансового университета при правительстве РФ Павел Салин. – Официальная безработица в кавказских республиках выглядит ужасающе, и это явный индикатор, что процент занятости их населения в теневой экономике намного выше, чем в среднем по стране.

Рецепт Института Гайдара в теории дельный – в том же Дагестане, например, существуют подпольные кирпичные заводы, продукция которых востребована в других регионах. Но встает вопрос: а как выводить из тени эти производства? Если они не работают легально, значит, их владельцам проще платить мзду проверяющим. Изменить эти правила очень трудно. Тем более, государство сейчас повышает налоги на мелкий и средний бизнес, и тем самым загоняет предпринимателей в тень.

Что касается политического рецепта развития региона – возвращения выборов – он явно невыполним. На деле, для многих северокавказских республик прямые выборы – верный путь к дестабилизации. Мы помним, что было в 1990-е годы в Карачаево-Черкессии: из-за выборов там чуть не началась гражданская война, и кандидаты стали разбираться друг с другом с помощью улицы. В Дагестане прямых выборов фактически никогда и не было. Там действовала тонкая система, в которой интересы 13 основных народов республики учитывались при распределении должностей.

Да, в Чечне прямые выборы – в нынешней ситуации – не несут угрозы дестабилизации. Но выборы сильно затруднены в бинациональных республиках – Карачаево-Черкессии и Кабардино-Балкарии, – и попросту невозможны в Дагестане.

Сами авторы доклада признают, что на первых порах реализация их мер может спровоцировать вспышки насилия. Те, кто будут недовольны и посчитают себя проигравшими, начнут выяснять отношения с оппонентами с оружием в руках. Эксперты Института Гайдара полагают, что со временем все уляжется, но я в этом не уверен: всплеск насилия может быть такой мощный, что ситуация попросту выйдет из-под контроля.

«СП»: – А рецепт опоры на собственные силы – правильный?

– Сейчас понятно, что после Олимпиады бюджет северокавказских республик будут урезать. Поэтому политика опоры на собственные силы уже реализуется федеральным центром. Именно с таким мандатом пришел в Дагестан Рамазан Абдулатипов, который заявил, что стыдно дагестанцам кормиться за счет рязанского мужика. Абдулатипов серьезно разворошил ситуацию в республике, и дал ход уголовному делу в отношении экс-мэра Махачкалы Саида Амирова – самого влиятельного человека в Дагестане. Однако пока шаги Абдулатипова способствуют, скорее, дестабилизации ситуации, чем ее улучшению.

В Чечне Рамзан Кадыров, в свою очередь, поднял вопрос о неплатежах за коммунальные услуги – это тоже сигнал, что рассчитывать нужно на собственные силы. С другой стороны, тот же Кадыров начал активно развивать международные контакты, и пытается привлечь в республику инвесторов из исламского мира. А чем больше иностранных денег будет напрямую идти на Северный Кавказ, тем сильнее там будет иностранное влияние. И большой вопрос, устроит ли это федеральный центр.

Словом, диагноз Институт Гайдара ставит верный, но этот диагноз очевиден и для федерального центра. А вот методы решения проблем предлагаются весьма спорные, и многие рекомендации доклада отдают либеральным догматизмом…

 

Фото: Александр Уткин/ РИА Новости

http://svpressa.ru/politic/article/80509/

 

14 Января 2014
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-КультурМультур

Архив материалов