Россия присоединила Северный Кавказ, пытаясь восстановить Византию

Георгиевский трактат с подписью царя Картли и Кахетии Ираклия ll. Фото: burusi.wordpress.com

Георгиевский трактат с подписью царя Картли и Кахетии Ираклия ll. Фото: burusi.wordpress.com

Весь XVIII век Россия, не ставя своей главной целью завоевание Кавказа, боролась за его присоединение вместе с Турцией и Ираном

 

После завершения Каспийского похода Петра I (1722-1723) и последовавшей в 1725 году смерти императора кавказское направление российской внешней политики замерло. Преемники Петра в начале 1730-х годов начали выводить российские войска из Закавказья. Связано это было во многом с желанием укрепить южную границу России, сосредоточившись на северокавказских оборонительных линиях, и снизить напряжение в регионе. Закавказье слишком дорого обходилось государству. В этот же период единовластным правителем Ирана после долгих лет смуты стал Надир-шах, который начал оказывать военное давление на Россию и Турцию.

В сложившейся геополитической ситуации Петербург стремился избежать прямого военного столкновения на Северном Кавказе с ключевыми внешнеполитическими игроками в регионе. Стратегия сводилась к «кнуту и прянику» по отношению к местным племенам. Целью этих мероприятий было недопущение усиления турецкого и персидского влияния. Особенно важно было поставить под свой контроль Кабарду – наиболее сильный племенной союз в то время на Северном Кавказе.

Тех же целей добивался и Стамбул, причем турки решили действовать грубой силой. Летом 1735 года они подтолкнули крымского хана выступить на Северный Кавказ с 60-тысячным войском, к которому присоединилось 20 тысяч ногайцев. Этот поход привел к началу очередной четырехлетней русско-турецкой войны (1735–1739).

Уже в этом конфликте выявилась главная особенность северокавказского направления для Петербурга в его отношениях со Стамбулом. Борьба в этом регионе носила «вспомогательный» характер по отношению к крымскому и дунайскому направлениям. Завершившаяся Белградским миром война делала Кавказ буферной зоной между Россией и Турцией, а горцы получали формальную независимость.

Но Иран эти соглашения не подписывал, поэтому благодаря самоустранению от прямых действий на Кавказе России и Турции сам стал продвигаться в Дагестан. Турецкие султаны такое поведение персов терпели недолго и тоже приступили к военным действиям. Российское правительство избрало в этой ситуации выжидательную позицию. Дагестанские, чеченские и кабардинские князья, которым ирано-турецкое противостояние наносило значительный урон, искали защиты у российских властей. Но Петербург не спешил принимать их в подданство, ограничившись заверениями «в верном и вечном покровительстве» и выдачей годового жалованья князьям.

Не имея стратегических целей на Кавказе, Россия, возможно, еще долго бы не предпринимала активных попыток окончательного вытеснения Турции с Кавказа (после смерти Надир-шаха Иран сам выключился из борьбы), если бы не амбициозный «греческий проект» Екатерины II.

В 1768 году снова разгорелась русско-турецкая война, в которой Стамбул понес сокрушительное поражение. Россия закрепилась в Причерноморье, фактически присоединила Крым, а кабардинцы стали зависимыми от Петербурга. Ближайшие подвижники Екатерины II князь Потемкин и граф Александр Безбородко предложили императрице план по воссозданию Византийской империи; она с восторгом его приняла. На престол в Константинополе императрица прочила своего второго внука, которого назвали Константином. В Карпатах предполагалось создание буферного между Россией и Австрией государства Дакия. Екатерина заявляла, что такое геополитическое переустройство установит вечный мир на Востоке.

В результате началось активное освоение Причерноморья и подготовка к очередному броску на юг. Завоевание и христианизация Кавказа считалась промежуточной целью на пути в Константинополь. Россия начала планомерное завоевание Кавказа.

Во второй половине 1770-х началась война с кабардинцами, взбунтовавшихся против строительства новых российских крепостей. Горцы нанесли значительный ущерб российским фортификациям в регионе. Только после карательных экспедиций генерала Ивана Якоби горцы капитулировали. Кабардинцы были вынуждены платить контрибуцию. Но те народы (горцы Чечни и Осетии), которые в тот момент активно не сопротивлялись приходу России, освобождались от всех податей.

Значительное усиление России на Северном Кавказе способствовало ее возвращению в Закавказье спустя полвека после ухода. Только на этот раз Петербург мало интересовался Каспием – целью было черноморское побережье Кавказа. Закрепление России на этих рубежах было достигнуто в 1783 году благодаря Георгиевскому трактату, в результате которого в состав империи вошла Грузия.

Но это было одним из последних успехов в деле осуществления «Греческого проекта». Русско-турецкая война 1787–1791 годов во многом из-за внешнеполитических обстоятельств не была столь же успешной, как предыдущий конфликт. Но Россия смогла оставить за собой Крым и протекторат над Северным Кавказом и Грузией. «Греческий проект» так и не был осуществлен. Попытка воссоздания православной Византии обернулась для России приобретением новых мусульманских территорий на неспокойном Северном Кавказе. Это уже означало усиление ислама в империи Романовых.

Источник: Северный Кавказ в составе Российской империи – М.: Новое литературное обозрение

http://rusplt.ru/fact/kavkaz_xviii.html

21 Ноября 2013
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов