«Придурки, говорящие, что мусульмане – главная угроза, хотят распада нашего государства»

Внешняя политика Владимира Путина все очевиднее устремляется на Восток. На саммите АТЭС он предложил азиатским партнерам вкладываться в развитие Транссиба, БАМа и Северного морского пути, затем в Минске встретился с коллегами из стран СНГ, в начале этой недели в Екатеринбурге вместе с Нурсултаном Назарбаевым провел форум Россия-Казахстан, а после отправился во Вьетнам и Южную Корею. И все это практически в течение месяца. В мире все больше склоняются к тому, что главной геополитической и экономической ареной в этом веке будет Азиатско-Тихоокеанский регион (к этому, оставляя на Европу ближневосточные проблемы, готовятся и США). Россия здесь не исключение. С той поправкой, что наше политическое руководство стремится к созданию Евразийского союза (говоря нагляднее – единого пространства Российской империи, только в современных формах) и уже через него – к выходу на Восток. Для Владимира Путина очертания империи просматриваются в Таможенном союзе, куда сегодня входят, помимо России, Белоруссия и Казахстан. И это только начало проекта, который перевернет ход всей истории человечества, убежден Валерий Коровин, замруководителя Международного Евразийского движения, ближайший сподвижник Александра Дугина.

 

«Мы будем ошеломлены результатами нашей кооперации»

- Валерий Михайлович, на форуме Россия - Казахстан приводились такие факты: пользуясь более благоприятным, чем у нас, налоговым режимом, российские компании переносят производства и технологии в Казахстан, создают там рабочие места. В результате товарные потоки из Казахстана в Россию уже второй год увеличиваются на 20%, а наши потоки лишь вполовину. В чем же тогда выгода для нас от Таможенного союза?

 

- В рамках Таможенного союза и Евразийского союза, которые создаются на наших глазах для многосторонней и многоуровневой кооперации, речь не идет исключительно о том, что на российские деньги будет создаваться производственная база на территории Казахстана. Речь о взаимовыгодном сотрудничестве – это и бестарифная, бестаможенная зона, которая в любом случае интенсифицирует взаимную торговлю всеми типами товаров -  от сырья до конечной продукции, это и безбарьерная маршрутная зона, диверсификация маршрутов поставок сырья и другой продукции. Упираться в один нюанс экономического сотрудничества нельзя. Безусловно, какие-то производства будут созданы на территории Казахстана, но не забывайте, на что обратил внимание Владимир Путин в Екатеринбурге: Казахстан за последние годы инвестировал в экономику России гораздо большую сумму – 1,7 млрд долларов, -  чем Россия в Казахстан (1 миллиард). То есть какие-то производства, технологические или торговые площадки созданы и на территории России. Причем мы только в начале пути, все еще впереди. Будут реализованы невероятные совместные проекты, которые дадут даже не рост, а приумножение нашего благосостояния – как России, так и Казахстана. Мы еще будем ошеломлены результатами нашей кооперации, причем в ближайшие годы.

 

 

Валерий Коровин

 

- Последний пример: из-за того что в России резко повысились акцизы на алкогольную продукцию, наши производители ушли в «тень», а на легальный рынок хлынул более дешевый казахстанский алкоголь. Тогда премьер Дмитрий Медведев поручил правительству как-то этому воспрепятствовать. Вот и вся интеграция, когда доходит до деталей.

 

- Этот пример, мне кажется, является исключением. В России акцизы на алкоголь повышаются не из-за экономических соображений. Это стремление сберечь народ, продлить жизнь русского человека. И Казахстан, находящийся с нами в общей исторической, культурно-цивилизационной среде, если ему правильно объяснить ситуацию, он ее правильно воспримет и подключится к стремлению российского руководства сохранить собственный народ и его здоровье. Не думаю, что вопреки здравому смыслу Казахстан будет настаивать на своей возможности поставлять дешевый алкоголь в Россию. Шероховатости, конечно, есть и будут возникать, но по ходу будут и устраняться.

 

У нас с Казахстаном, а тем более с Белоруссией, неоднородная экономическая среда. Недостаток нашей экономической среды, на мой взгляд, в фактически существующей системе двойного налогообложения, когда налоги платят и предприятия, и его владельцы. Это заставляет экономических акторов уходить в «тень» и создает серьезную «серую» среду. Но наша экономика более крупная, громоздкая, неповоротливая, поэтому она не так быстро устраняет свои недочеты эпохи становления. Именно за счет кооперации мы сможем избавиться от этих недочетов и создать единое, удобное, эффективное экономическое пространство, которое станет на равных разговаривать с Европой, Китаем, азиатскими «тиграми», будет более уверенно чувствовать себя в рамках того же ВТО. Лучшими умами экономической науки обосновано, что в равных условиях бедный еще больше беднеет, а богатый все больше богатеет. Вступив в ВТО в своем нынешнем состоянии, Россия готовится к несению издержек. Отсрочки по открытию собственного рынка, которые нам даны условиями вхождения в ВТО, дают нам возможность за это время осуществить экономический скачок в рамках Таможенного союза и сократить издержки от присоединения к ВТО. Просто надо не терять время, а динамично развивать наши экономики.

 

«Этнические анклавы должны быть рассеяны»

- О вхождении в Таможенный союз задумывается не только Армения – об это поговаривают в Узбекистане и Киргизии. С одной стороны, это выгодно экономике России: по словам бизнес-омбудсмена Бориса Титова, к 2050 году коренное население РФ сократится с нынешних 143 миллионов до 116 млн человек и состарится, потребуется до 10 млн рабочих рук. С другой стороны, рождаемость у южных народов заметно выше. Не приведет ли миграция к размыванию коренного, русского населения?

 

- Безусловно, бесконтрольная миграция из бывших советских республик размывает культурно-цивилизационный код нашего народа, и это пагубное явление. Но пока в Таможенный союз вошли только Казахстан и Белоруссия, а эти государства не размывают нашу идентичность и не угрожают нам в смысле миграции. Большую угрозу несут те государства, которые сегодня не входят в Таможенный союз, и спешного разворота в этой интеграционной структуре не наблюдается. Я сторонник того, чтобы ввести по отношению к этим государствам визовый режим как временную меру регулирования миграционных потоков. Она может быть использована до того момента, когда эти государства изъявят свое желание присоединиться к Таможенному союзу. Сейчас, действительно, переизбыток миграционных потоков из этих государств, и они нам реально угрожают. Но Таможенный союз как интеграционное объединение ведет к взаимному уравниванию наших экономик. 

 

- То есть пропадают сами причины для миграции?

 

- Совершенно верно. Снятие таможенных барьеров и стандартизация тарифов и пошлин приводит, при интенсификации экономики, к уравниванию экономического роста. Если уровень экономики будет примерно одинаков, то и уровень прибыльности производства и любой экономической деятельности, уровень оплаты труда, доходов населения будут примерно одинаковыми. Соответственно, снимается предпосылка для миграционных потоков, для того чтобы люди съезжали с насиженных мест, покидали свою естественную среду, своих родных и близких и отправлялись за тысячи километров на заработки. Вхождение в Таможенный союз новых участников решит проблему миграции не запретительными методами, а устранением предпосылок к ней.

 

- Но это в будущем, а вот свежая статистика Следственного комитета: в этом году число преступлений, совершенных иностранцами, выросло на 40%, каждое шестое убийство и каждое третье изнасилование совершаются выходцами из стран СНГ. Нужна ли на этом фоне немедленная легализация мигрантов? С учетом того, что в России от 3,5 до 5 млн нелегальных мигрантов. Или упрощенное предоставление бывшим советским гражданам российского гражданства?

 

- Я категорически против легализации нелегальных мигрантов, которые уже въехали на территорию России. Их, на мой взгляд, недопустимое количество, и это несет реальную опасность. Согласно исследованиям американских социологов, подход которых, кстати, отличается толерантностью, базовое, принимающее общество может ассимилировать или, как они говорят, интегрировать в себя приезжих в объеме не более 10% от поколения, а это примерно 25 лет. Если количество приезжих превышает этот порог, происходит не интеграция, а создание этнических анклавов, что угрожает не только культурно-цивилизационному типу принимающего общества, но и государству как таковому, его целостности, представляющей собой высшую ценность. В пределе такая ситуация приводит к тому, что мы наблюдаем, к примеру, в сербском Косово. Поэтому допускать создание этнических анклавов в России, в первую очередь в городах и мегаполисах, категорически нельзя. А уже созданные этнические анклавы должны быть рассеяны, иначе мы в самое ближайшее время столкнемся с нарастанием этой проблемы. У людей, живущих в своей среде, исчезает необходимость интеграции в принимающее общество, они начинают требовать для себя автономности, больше прав, в первую очередь языковых, дальше – политических прав, участия в органах власти, и это заканчивается возникновением конфликтных, неуправляемых со стороны государства зон и прямым сепаратизмом. Это мы наблюдаем сегодня в Европе, где такая политика, получившая название мультикультурализма, провалилась, что открыто признают европейские политики. Так что никакой амнистии незаконных мигрантов быть не должно. Так же, как и облегченной выдачи гражданства.

 

 

"Ислам - древняя традиция и культура, исламизм - болезнь, с которой нужно бороться"

 

- Тем более что ислам – это часто встречающееся мнение - опасен для России, потому что суть его по-прежнему – джихад…

 

- У нас часто смешивают ислам, являющийся древней традицией, и исламизм – политическое течение на основе псевдоисламской терминологии. Ислам сам по себе – серьезная наука. Чтобы стать мусульманином, надо всю жизнь учиться – изучать арабский язык, Коран и его толкования. После этого никакого желания уничтожать других людей и близко в мыслях не будет. Агрессия идет от исламизма, так называемого «фундаментального ислама», который таковым, по сути, не является, это выхолощенная, упрощенная, примитивизированная форма ислама, созданная на Западе для достижения политических или геополитических целей. Обратите внимание на то, что исламизм повсеместно используется нашими геополитическими оппонентами, Западом, для ведения войны против нас. Везде, где появляются исламисты, они играют на руку глобального Запада. И это совершенно неудивительно, если иметь в виду происхождение исламизма, ваххабизма – откуда он появился, кем был создан, по чьему заказу, какова здесь роль британской разведки и так далее.

 

Грубо говоря, нельзя все валить в одну кучу. Когда какие-то слабоумные придурки говорят вам, что мусульмане для нас – главная угроза, знайте: это люди, которые хотят распада нашего государства, чтобы оно стало маленьким, компактным, европейским, и тогда оно поместится в Евросоюз. Там этим дебилам самое место, пусть отправляются туда сами, оставив Россию в покое. А мыслящий человек, интеллектуал, должен проводить дифференциацию и не должен становиться в позицию скинхеда, который в метро избивает гражданина России башкирского происхождения, называя себя патриотом своего государства.

 

«Реализация Евразийского проекта изменит ход истории»

- Вернемся к теме экономической кооперации. Хочется, чтобы она проходила не за счет России и россиян. Можно ли рассчитывать, что Таможенный союз приведет к созданию единой валюты, единого эмиссионного центра (понятно, где он должен находиться), единой внешнеполитической и оборонной стратегии?

 

- На мой взгляд, это и есть главные планы. Речь идет о восстановлении крупного геополитического субъекта, лежащего в основе евразийского хартленда – это то, что является залогом стабильности в мире, создает условия для построения справедливого и безопасного мира в сравнении с однополярной моделью, особо активную фазу которой мы наблюдаем последние 20 лет. Создание особого геополитического субъекта есть главная цель интеграционного процесса, который находится лишь в самом начале своей реализации. В самом начале – потому что в последние десятилетия после распада Советского Союза американцы и глобальный Запад наложили табу на реинтеграцию постсоветского пространства. Некоторые особо несдержанные политики прямым текстом говорят, что не допустят восстановления большого стратегического единства постсоветского пространства. Вспомним, например, высказывания Хиллари Клинтон.

 

Конечно же, речь идет о поэтапном восстановлении нашей цивилизационной субъектности, о складывании полюса грядущего многополярного мира, когда не один центр принимает решения о будущем человечества, а несколько, 5-6, цивилизационных центров, на основе консенсуса. Создание евразийского полюса – это реальный и большой шаг на этом пути. Он, в свою очередь, вдохновляет на создание подобных полюсов другие цивилизации. И это напрочь разрушает складывающуюся модель американской гегемонии, единоличного диктата Вашингтона в отношении всех остальных народов и государств.

 

Конечно, этот процесс не будет проходить безболезненно. США с использованием своих союзников, своего инструментария будут мешать этому процессу, блокировать его, препятствовать ему. Но этот путь для нас неизбежен, иначе мы просто перестанем существовать. И поэтому вслед за унификацией экономического пространства и экономического роста последует создание и эмиссионного центра, без чего мы не сможем выйти на уровень роста, сопоставимый с уровнем глобального Запада, и общей системы стратегической безопасности, которая будет обеспечивать суверенитет наших государств, и культурно-цивилизационное единство, основанное на нашей общей истории, насчитывающей не одно столетие.

 

У нас есть опыт сосуществования разных культур, взаимного познания друг друга – не перемешивания народов, как это происходит в «плавильном котле» Запада. Перемешивание народов – это чудовищное либеральное извращение, которое агрессивно, энергично насаждается Западом и с которым надо бороться. В том же Коране сказано: о люди, воистину вы созданы, чтобы могли познавать друг друга. Этот принцип взаимного познания, в мире и согласии, и лежит в основе гармоничного существования евразийского континента на протяжении столетий. Несмотря на войны, которые происходили на нашем континенте, в целом наша историческая судьба лежит в общей парадигме, и наше славянско-туранское общество с включением финно-угорских племен, тюркских культур и кавказских традиций – оно без внешнего вмешательства, которое всегда и было причиной войн, может создать гармоничную среду для мирного сосуществования в границах нашего евразийского континента.

 

Мы стоим в начале головокружительного пути, и реализация проекта Евразийского союза может в прямом смысле изменить ход истории и обернуть ее в сторону большей справедливости, сбалансированности и безопасности для всего человечества.

 

 

"Даже стоя на краю пропасти, мы возродимся и обретем могущество, которое затмит все предыдущие наши достижения" 

 

- В последнее время, напротив, все чаще говорят и пишут об обреченности России, не говоря уже о евразийской общности. Что придает уверенности вам?

 

- Вера в русский народ. Русский народ – это историческая субстанция, которая в периоды самых тяжелых испытаний, когда кажется, что уже все потеряно, находит в своем континенте, в бескрайних просторах глубинные внутренние силы и вдруг невероятным образом поднимается из пепла, из руин, совершая такой немыслимый рывок, создавая такую удивительную конструкцию, что она затмевает все предыдущие инкарнации нашего русского государства, нашей русской империи, нашей русской цивилизации. Я бесконечно верю в неисчерпаемый потенциал, силу и величие русского народа – несмотря на все тяготы и ухищрения наших западных «партнеров», несмотря на то, что мы потеряли огромные территории и находимся в плачевном состоянии.

 

- Вы знаете страты, группы, конкретных людей, способных к этому?

 

- А вот не надо рассматривать всех по отдельности. Народ – это коллективный, цельный субъект. Когда начинаешь выдергивать каждого по отдельности, когда торопишь его побыстрее стать «гражданским обществом», получаешь никчемного, жалкого, ни к чему не способного человека, со своим стремлением к комфорту, слишком человеческими желаниями. Но если вернуть его обратно, в лоно большого русского народа, он засверкает, как алмаз, во всем своем величии, во всех своих лучших проявлениях, которые заложены в наш народ великими предками.

 

- Наиболее смелые прогнозисты включают в Таможенный союз Сирию, Индию, Вьетнам (недаром же Владимир Путин только что вернулся оттуда). Нурсултан Назарбаев недавно предложил присоединить Турцию. Не потеряется ли Россия в такой мощной компании?

 

- Наоборот усилится. Мы живем в эпоху больших блоков, больших цивилизационных пространств. Ни одно государство, даже самое сильное, не способно в одиночку отстоять свой суверенитет, свою геополитическую субъектность. Напротив, это возможно в рамках больших блоков. И чем сильнее основные их участники, тем перспективнее и мощнее объединения, тем быстрее и весомее будет взаимный рост и усиление. Поэтому если в Евразийский союз войдут такие страны, как Вьетнам и Корея (которая, не исключено, в формате этого наднационального образования сможет наконец-то воссоединиться), не говоря уже о Турции, то это пойдет лишь на благо всем нам и заставит содрогнуться нынешнего глобального агрессора, который перемолол уже не одно государство и целые народы, бросая их в расход, в топку своей однополярной политики.

 

 

 

Вопросы – Александр Задорожный  

 
15 Ноября 2013
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-КультурМультур

Архив материалов