Русский Марш 2005-2013

Многое за годы существования ежегодных русских шествий прояснилось, многие тайные мотивы вышли на поверхность, многие соискатели лидерских позиций показали свое истинное лицо. Поэтому стоит накануне РМ-2013 вспомнить лиц и обстоятельства, которые привели к тому, что Русское движение стало вялым, непонятным большинству граждан, приобрело черты, отталкивающие интеллектуальную элиту. Почему, получив внятные мировоззренческие позиции, движение утратило авторитетных лидеров и оказалось переполненным провокаторами и негодяями? И почему пара карикатурных личностей с не по годам дряблыми телесами и размягченными от постоянной лжи мозгами имеют наглость заявлять, что с 2005 только они и проводили Русские Марши?

Собственно, идея перехвата лидерства в Русском движении возникала в кремлевских коридорах - в проекте «управляемого национализма», который должен был убедить всех, что настоящие русские – это участники сомнительных уличных шествий, «зиганутые» поклонники Гитлера и недоумки, живущие мечтами о резне инородцев. Все русские националисты должны были выглядеть соответствующим образом. Но не вышло, не получилось. Русское движение начало процесс размежевания с национал-предателями и аморальными «лидерами» - столь же самозваными, что и кремлевская шайка.

 

Все началось с очень странных людей

Первый Русский Марш прошел в 2005 году в самом центре Москвы. Причем там, где вообще ни до, ни после никаких шествий московская власть не позволяла – от метро «Чистые пруды» до Славянской площади, где состоялся митинг. Шествие было организовано Евразийским союзом молодежи (ЕСМ), который к русским политическим организациям уж никак невозможно было отнести. И поэтому шествие тогда называлось «Правый марш» (также его именовали «Правый русский марш), и лишь впоследствии оказалось, что марш-то был русским, а не «евразийским».

Инициатором проведения шествия был Юрий Горский – весьма своеобразная личность. К ЕСМ он прибился через секту Александра Дугина – человека еще более своеобразного. Дугин долгое время существовал как непризнанный интеллектуал, известный только в андеграунде, где он славился познаниями, которые не были доступны другим. По простой причине: имея возможность разъезжать по заграницам и читать всякие книжки, Дугин пересказывал их на свой манер, и даже решил стать первым русским геополитиком – напересказывав чужих идей на здоровенный том. Первым он, разумеется, не стал: ни по времени, ни по значимости. Но несколько килограмм публикаций на геополитические темы насочинял. А потом, отпустив классическую бороду, был обласкан властью, и с тех пор занял прокремлевские позиции.

Мне лично Дугин на пути встретился лишь дважды. Первый раз, когда он намеревался войти в создающийся список блока «Родина». Состоялся краткий разговор, в котором я выразил крайнюю степень неприязни к приятелю Дугина Марату Гельману. Следствием этой беседы было интервью Дугина, в котором он обвинил «Родину» в фашизме (ни много, ни мало), а меня определил в переводчики «Майн Кампф». В фашизме нас в 2003 году обвинял и Анатолий Чубайс – тут нет вопросов о причинах подобных определений. А вот кто наплел Дугину про какие-то мои невероятные способности к переводам, так и осталось тайной.

Второй раз я встретил Дугина через несколько лет на каком-то сборище консерваторов в МГУ, куда попал явно по недоразумению. Вел это сборище Сергей Бабуин, а Дугин выступил с длинной речью, которую я воспринял как бред больного человека. Поэтому не стал дожидаться, когда мне предоставят слово, и ретировался, не отреагировав на желание Бабурина пожать мне руку (его предательство в «Родине» было настолько постыдным, что рукопожатие я считал неуместным). Потом я слышал Дугина на конференции по консерватизму, которую проводил Социологический факультет МГУ, где я намеревался работать на штатной основе, воспользовавшись любезным приглашением декана В.Добренькова. Со сцены несся все тот же бред – безграмотный и дикий, имитирующий научность лишь терминологией, которую никто, кроме Дугина, не употребляет. Я предпочел не дослушать его речь до конца и ушел. А потом «ушли» меня: Добреньков с занудными извинениями отказал мне в профессорской должности, хотя я был уже представлен коллективу кафедры, а мои курсы были включены в расписание занятий. Я вправе предположить, что Дугин использовал свое влияние (на Соцфаке он возглавлял геополитическую кафедру и, как я понимаю, обеспечивал факультету какие-то финансовые возможности). Впрочем, инициатором моего устранения из МГУ мог быть и завкафедрой социологии культуры, воспитания и безопасности – В.Кузнецов, который не стесняясь хвастался, что был научным руководителем убийцы и врага русских людей Ахмата Кадырова. Кто он такой, я увидел лишь на конференции Народного Собрания, где выступил с сообщением об убийстве полковника Ю.Буданова и призвал собрать средства для осиротевшей семьи. Кузнецов «по отечески» стал меня отчитывать с трибуны. Я подумал, что этот тоже мог посоветовать Добренькову не связываться со мной и не дразнить власть. Вообще холуйствующие перед бандитами меня не оставляют своим вниманием. В 2013 года по воле бывшего прокурора Чечни Савчина была объявлена экстремистской одна из самых моих невинных книг.

Это к слову. Вернемся к Ю.Горскому, столь сильно впечатленному Дугиным, что инициатор первого РМ три года вольнослушателем посещал его курсы. Как и многие из лиц, роящихся в патриотическом движении, никаких внятных данных о месте работы и учебы в биографических заметках об этом персонаже не существует. Зато он все время учился. Вроде бы выучился на инженера-строителя, но потом стал писать стихи, пытался стать сценаристом – в общем, перейти в «творческую» профессию. Среди таких профессий он выбрал политику. Разумеется, под влиянием Дугина путь ему был только к «евразийцам». Фактически такого движения не существовало, а источники его возникновения и финансирования находятся в кремлевских подворотнях. Но такое движение очень удобно в целях провокаций. Придуманные Дугиным черные знамена со стрелками во все стороны могли смутить русскую молодежь, которая в 2005 году пошла-таки за «евразийцами». Позволили ей это сделать по одной причине: была затеяна и реализована с помощью мальчиков и девочек Дугина, а также крошечной группы радикалов Д.Демушкина (человек 20, не более), провокация против партии «Родина», которая в ту пору билась на выборах в Мосгордуму и двигалась к оглушительной победе. Провокация нужна была, чтобы снять партию с выборов и обеспечить Лужкову «карманное» представительство в столичном парламенте.

Провокация состояла в том, чтобы внедрить в шествие экстремалов, которые основательно похулиганят, а главное – будут кидать «зиги» на радость собранным в большом количестве корреспондентам. Все это должно было быть приписано «Родина». И было приписано, поскольку никто не ожидал, что «Родины» на этом шествии не будет, и ее митинг пройдет в другом месте. Заказной материал тогда пошел в эфир: русофоб Сванидзе на «Эхо Москвы» стал рассказывать о «фашистах» из «Родины». Как заказали, так он и сделал, не смущаясь тем, что «Родины» на замечательном шествии не оказалось.

Снять «Родину» лужковцам удалось другим способом – с привлечением партии Жириновского, подкупом столичных диаспор и при фантастическом беззаконии в суде. Но все это уже другая история.

На РМ-2005 состоялось «крещение» Русского движения нацистской символикой. Прямое отношение к этому безобразию имеет Ю. Горский. Об этом свидетельствует его вступление в 2006 в Партию защиты российской конституции (ПЗРК) «Русь», куда в регионах под присмотром спецслужб сгребались разного рода маргиналы. Впоследствии ПЗРК проводила митинги совместно с другой группировкой, созданной спецслужбами – Национал-социалистическим обществом (НСО), где «зиговать» было делом обычным. После отказа в регистрации в 2007 году ПЗРК была заметна разве что выступлениями на всяких «круглых столах» ее представителя, генерала ФСБ А.Никитина – человека умного и интересного. Но самой партии уже не существовало. От нее в настоящее время тянулся только дымный шлейф обстоятельств, связанный с разными сомнительными персонами.

Не успел Горский начать активную работу в ПЗРК, как ему подвернулось новое задание: развалить РМ-2006, когда к подготовке подключились многие депутаты думской фракции «Родина», которая находилась под огнем клеветы и прямой криминальщины, исходящих от Кремля. Горский стал инициатором «альтернативного марша», который вылился в «стояние» на Славянской площади незначительной группы обманутых православных верующих, которым рассказали, что Русский Марш - это скопище нацистов и ненавистников православия.

Другим инициатором раскола и клеветы был один из лидеров «Народного Собора» В.Хомяков, который не только провозгласил невозможность совместных действий «с нацистами», но и отметился целым набором фантастически злобных статей, опубликованных на популярном тогда портале Правая.ру «Народный Собор» и портал тогда финансировались из одного источника – из кармана нефтяного скоробогача Владимира Медведева, некоторое время решившего сделать себе «патриотическое лицо». В 2013 году В.Хомяков, прежде выступавший крайне резко против Кремля, вдруг обнаружился в руководства партии Н.Старикова – выращенного спецслужбами «писателя», занятого преимущественно ревизией исторической правды и прславлением Путина. Этот персонаж, искусственно раскрученный Кремлем, тоже попадался мне на пути. Придумав для своей партии название «Новая Великая Россия», он посягнул на наше название – название живой и действующей партии. Частная переписка по этому поводу со Стариковым закончилась обнародованием моих писем без моего согласия. Это многое говорит о том, с кем «работает» Кремль – все эти люди очень далеки даже от понимания элементарных норм порядочности.

Каково же было мое удивление, когда ведущим на митинге РМ-2007 оказался все тот же Горский! И ладно бы он был способен к своей миссии. Со злобным лицом он орал лающим и невнятным голосом какие-то дикие лозунги, которые невозможно было скандировать, а иногда даже и понять их смысл было затруднительно.

На следующий год (2008) Горский выступил как раскольник ДПНИ, хотя в движение не входил. Сначала он привел на съезд ДПНИ каких-то мальчиков (вероятно, из ПЗРК и НСО). Перед съездом он вместе с А.Михайловым (еще одним раскольником, который постоянно вился вокруг «Родины» и пытался также приобщиться к созданию «Великой России») устроил альтернативное формирование оргкомитета съезда. Альтернативный съезд тогда был проведен в шикарной усадьбе «Узкое», но последствий не имел. Собранные туда по найму люди сыграли свою роль и разошлись.

Впоследствии Горский постоянно пытался собирать «альтернативные» Русские Марши, на которые разве что по недоразумению заходило несколько десятков человек. Однажды Горский, отчаявшись собрать хотя бы малую группу, устроил «митинг» в метро, где и был задержан милицией. Его крики, скорее всего, показались окружающим следствием психоза, который так неудачно разразился в московской подземке.

Наконец, Горский объявился как «альтернативщик» уже в 2013 году, когда именно он получил полномочия главы оргкомитета скороспело объявленного «Царского марша». Снова раскольничьего – с попыткой отделить православных от русских, сделать русское неправославным, а православное нерусским.

Интересны эти превращение: друг – враг – друг – враг. Они показывают, что ничего постоянного у некоторых лиц, причастных к организации РМ, просто не существует – ни постоянных врагов или друзей, ни постоянных идей. Они ситуативно выбирают себе союзников, прощая им и себе все, что угодно. Ну а власть радостно закрепляет в Русском движении именно таких циничных людей, у которых нет ничего святого, никаких постоянных соратников и друзей – лишь постоянные интересы. Денежные или карьерные.

 

Русские отбирают праздник у кремлян

Фактически первый русским маршем был РМ-2006, причем запрещенный. Он готовился с полным напряжением сил, и в нем оргядро составляли депутаты Госдумы от «Родины» и активисты ДПНИ. Но с самого начала в оргкомитете марша работали и провокаторы. Одному из них надо было непременно публично оскорбить Патриарха и дать в руки раскольникам аргумент, который был распространен на весь оргкомитет РМ. Затем, тот же персонаж на заседании ОК потребовал дискуссии о том, «кого считать русским», и предложил полностью расистскую трактовку. Это обстоятельство стоило нам дорого – с поста председателя ОК ушел Борис Виноградов. Его настолько возмутили высказанные «идеи», настолько неприемлемым показалось их обсуждение, что он вышел с собрания и больше уже не вернулся. Чтобы прекратить бесплодные разговоры, я тогда предложил ОК проголосовать по поводу безумной трактовки «русскости». Она получила только один голос в поддержку – автора безумства. На этом вопрос был закрыт. А новым председателем ОК стал депутат Виктор Алкснис. Правда, и Белов-Поткин почему-то решил тоже называть себя председателем ОК. Потому, якобы, что именно он вел всю организационную работу. Это, конечно, было не так.

Имя провокатора – Александр Севастьянов. Я не думал это имя называть, но теперь придется. Поскольку после захвата активистов «Великой России» на РМ-2012 этот, с позволения сказать «идеолог», выразил радость по этому поводу. Можете себе представить: человек радовался, что русским людям крутили руки и заводили на них фальшивые дела? Мало того, Севастьянов в 2013 призвал всех идти на Поткин-марш, даже если туда придет Навальный. Также перед РМ-2013 он выступил с клеветническим выпадом лично в мой адрес, сообщив о каких-то неведомых моих «выходках». Есть такие люди, у которых подлость – просто в крови. Им даже не надо быть на содержании у спецслужб, чтобы выполнять для них грязную работу. Все это требует подробнее остановиться на деятельности провокатора, который занимается разрушением Русского движения уже много лет. Но об этом потом.

Власти всеми силами стремились не допустить проведения РМ, пренебрегая законом. Поэтому был создан Общественный совет РМ, куда начали подтягиваться и депутаты, и известные люди. Мы провели пресс-конференцию в Фонде славянской письменности и культуры, куда намеревались прийти и раскольники. Но их сразу предупредили, что для них вход будет закрыт. Правда, в собственных рядах тоже нашлись те, кто решили воспользоваться ситуацией, и объявить, что ОК – это «настоящие» организаторы, а ОС – это так, группа поддержки. Хотя все было наоборот. Никакой организационной деятельности, кроме формирования публичного интереса к акции, и не предполагалось.

Впоследствии члены ОК Александр Поткин и Дмитрий Демушкин решили полностью монополизировать РМ и фактически проигнорировали исходный состав ОК, как будто он формировался, а потом пополнялся всего лишь для проведения одной акции. Тем самым эти люди реально нанесли удар по Русскому движению, пресекая возможность дальнейшего сближения людей и организаций, которые уже были в ОК. Будто бы, имелась какая-то необходимость начать все сызнова. Какая же? Да единственная: в центре теперь стояли эти уличные мальчики, никогда ничему толком не учившиеся и нигде толком не работавшие.

Поткину и Демушкину даже не пришло в голову почтить память полковника В.Полянского, героя России, который был в составе ОС и погиб при странных обстоятельствах. Им не пришло в голову, что члены прежнего ОК и ОС имеют полное право решать, где и как проводить РМ. Вместо этого два самозванца потянули РМ под свои мелкие цели, которые вполне соответствовали целям кремлевских «технологов». Мне поначалу казалось, что это делается по недомыслию. И я не раз пытался вразумить А.Поткина и вернуть его к целям РМ – сплочению Русского движения. Но все было бесполезно. И со временем стало ясно, почему.

Маргинализация РМ была налицо, а лицо РМ начало размываться. Именно поэтому на шествие приглашались то КПРФ, то либералы, то вообще «все москвичи». Совершенно самозвано выглядело и присвоение уличными мальчиками заслуг по проведению региональных РМ, которые все проводились самостоятельно, и никакой помощи от московского оргкомитета они не получали. Дуэт Поткин-Демушкин региональную активность Русского движения приписывал исключительно себе, стремясь выдать себя и только себя единственными на всю Россию лидерами националистов. В рамках этой тактики дуэт (или тандем) в дальнейшем пытались присвоить исключительно своей организации имперский триколор, а также решили назвать свою партию «Партия националистов». Как будто все остальные к национализму должны приобщаться только через них. Слава Богу, ничего из этой затеи не получилось, и дуэт предпочел мигрировать в сторону «нацдемов», придуманных вовсе не для развития концепции русской демократии, а для подчинения националистов либералам - под предлогом «европейского выбора» в пику «азиатскому» выбору Кремля.

Ввиду запрета РМ-2006 (фактически это был именно запрет), мы решили объявить сбор активистов прямо в метро. И тогда началась вакханалия. Из всех щелей неслось: они там устроят давку! погибнут люди! Никогда такого шума в СМИ (и особенно в патриотических СМИ) не было. В итоге сбор в метро был лишь встречей, которая тут же переместилась к месту, где РМ и прошел – от выхода метро «Парк культуры» до сквера Девичьего Поля, в котором должен был пройти согласованный властями митинг бабуринцев. Об этом перемещении было заранее объявлено, поэтому никакой давки в метро не было. Зато были попытки милиции организовать такую давку. Слава Богу, все обошлось.

У выхода из метро участников РМ ждали стянутые отовсюду силы ОМОН, которые стали тут же хватать людей и тащить их в машины для перевозки преступников. Хватали по простому принципу: под «раздачу» попадали, прежде всего, молодые люди со славянской внешностью. Я со своим депутатским удостоверением метался от одной заварушки к другой. Несколько человек мне удалось отбить. Милицейское начальство, до которого я добежал, только улыбалось, потупляя глаза, но даже своих имен не называло. Все это безобразие было организовано лично министром внутренних дел Нургалиевым и мэром Москвы Лужковым – отъявленными русофобами, вся жизнь которых – сплошное беззаконие. Они сработали в рамках кремлевской стратегии: Русское движение должно было состоять из маргиналов, которым не страшно подмочить свою репутацию отсидкой в «обезьяннике».

Тогда, в 2006, отделения милиции Москвы были набиты до отказа, но людей было слишком много – шествие состоялось. И оно было законным: все двигались к месту, где московские власти согласовали митинг Сергею Бабурину. Ему вообще всегда разрешали мероприятия, которые вносили бы раскол в Русское движение. И он, конечно, не был раз тому, что на его крошечный митинг, вдруг пришли тысячи людей, не испытывающие симпатии к политику, сыгравшему решающую роль в расколе фракции «Родина» в Думе и организовавшему клеветническую кампанию против своих бывших соратников.

Ораторов никто не слушал, потому что это было не интересно. Люди ждали, что Бабурин все-таки даст слово организаторам РМ. Тем более, что все они были рядом. Но Бабурин объявил митинг закрытым и отключил микрофоны. Объясняя, что ему «Сурков не велит». В динамики полилась бравурная музыка, но люди не разошлись. Трибуна заполнилась. На ней оказались мы с Дмитрием Рогозиным и Александр Поткин. Мы пытались через мегафоны прокричать то, для чего собрались. Поткин (тогда еще вполне Белов) взобрался на кабину бортовой автомашины, которая служила трибуной, и срывающимся голосом прокричал слова ненависти к «Асламбеку Дудаеву» (Суркову).

Собственно, тем митинг и закончился. На обратном пути задержания были менее интенсивными, но полицаи не дремали. Им хотелось «работы». Снова приходилось отбивать молодых людей из лап этих холуев режима. И потом мы ездили по отделениям милиции, где оформляли документы по фальшивым протоколам «за неправильный переход улицы». Эта уловка была цинично-нелепой, но последующие обращения в прокуратуру ничего не дали. Власть уже не скрывала, что закон писан не про нее. Альянс преступников спекся в единый конгломерат: администраторы, милицейские чины, прокуроры… Осталось добавить к ним национал-предателей, завербованных в Русском движении или внедренных в него.

 

Опошление

В 2007 году РМ был разрешен. Но при его организации прежнего интереса и прежнего конфликта уже не было. За год все, что было связано с борьбой «Родины», уже выгорело. Из депутатов Госдумы в ОК остался один я. Можно сказать, что все статусные лица предпочли отойти в сторону. Многие из них надеялись на какую-то благосклонность власти на парламентских выборах, проходивших в этом году. Но, по сути дела, над вопросом придания РМ солидности никто и не работал. Отчасти – из-за репрессий, отчасти из-за того, что лица, взявшиеся проводить РМ, скорее отпугивали тех, кто дорожил своей репутацией.

Мое личное участие в РМ свелось к тому, чтобы доставить Александра Поткина на митинг, уберегая от глаз полиции. Он тогда разыгрывал подпольщика, скрываясь от преследования. Я использовал думскую машину, чтобы беспрепятственно доставить Александра, изменившего внешность, к месту построения колонн. Но там невозможно было проскользнуть мимо полиции, и мы не стали рисковать: людей через рамки проходило уже немного. Поэтому пришлось обходить набережную Шевченко, по которой двигались колонны, и прийти прямо на митинг. Белов-Поткин остался на проходе через рамки неузнанным, и даже на трибуне Горский сказал: я его не знаю.

Митинг, правду сказать, был пакостный. Горский вел его отвратительно. Способных к публичным выступлениям на трибуне практически не было. Мне предложили выступить первым. И я попытался не провозглашать речь, а дать публике заряд бодрости – подборкой разных кричалок и лозунгов. И вроде получилось. Но потом в микрофон пошла занудь, у выступавших была каша во рту и в головах. И только финальное выступление Белова-Поткина что-то оживило. Оно было бессвязным, но энергичным. За свою бессвязность через год с лишним он получил судебный процесс – очевидно инспирированный. Слова, в которых он сравнил находившийся напротив через реку Дом Правительства со свитком Торы (действительно, сходство есть), были истолкованы как экстремизм, и судья Птицына в Дорогомиловском суде влепила год (или полтора) условно. Разумеется, без всяких оснований.

К слову об этом суде. На него ходило множество людей. Был и полковник В.В.Квачков. Он не только ходил, но и давал интервью в поддержку Поткина. И позднее ходил на РМ, будучи фактически единственным авторитетным лицом из всех, кого допускали до микрофона. Можно было бы ожидать, что Поткин придет на процесс против Владимира Квачкова, тем более что тому грозили вовсе не условные сроки. Я не раз бывал на этих процессах. И как-то с Поткиным мы не пересекались. Почему бы это? Может быть, от тех же причин, в 2013 году в своем письме из тюрьмы Владимир Васильевич крайне резко оценил деятельность А.Поткина и определил его «русским марш» как фальшивку. В этом наши позиции с русским политзаключенным №1 по РМ полностью сошлись.

Есть еще одна удивительная вещь, которая меня поразила на том процессе. Я мог бы на нем выступить как эксперт. И так и планировалось. Поскольку к тому времени я имел уже значительный опыт экспертизы политических текстов, и у меня наготове была масса аргументов. Но в последний момент оказалось, что выступать мне придется как свидетелю защиты. И почему-то мне как свидетелю не был задан ключевой вопрос, которым очень многое могло быть определено. Вопрос должен был казаться причин присутствия на митинге моего помощника по депутатской деятельности А.Поткина. И я готов был сказать, что он там присутствовал и выступал по моей воле, что я потребовал от него этого. Ведь тогда он был не общественником, а моим подчиненным – штатным сотрудником в Думе. Но вопроса не последовало. У меня сложилось впечатление, что к процессу никто не готовился, и разоблачать лингвистическую чушь, взятую судом в качестве основы обвинения, никто и не собирался.

То же можно сказать и по поводу других процессов. А.Поткин через пять лет после создания партии «Великая Россия», вдруг объявил себя ее создателем («мы с Рогозиным»). Что он присутствовал и даже выступал на учредительном съезде – это было. А больше ничего. И когда началась борьба в судах против незаконного отказа в регистрации, ни Поткин, ни его соратники, ни всякие там «правозащитники» на суды не приходили. И потом, когда нас сдали полицаям в 2013 году, ни одного «эпошника» на наших судах не было. А мы ходили на суд против ДПНИ, даже когда я уже покинул эту организацию – с ней практически не было связей, а все наш предложения как-то изменить ситуацию и начать совместную работу были отклонены. И в тот раз мне тоже никто не предложил какой-то тактики на суде. У защиты практически не было вопросов ко мне. А попросили меня выступить разве что в целях пиара.

Вернемся к РМ-2007. Поскольку оргделами в этот год мне было крайне затруднительно заниматься, я полагал, что в ОК будут закреплены те же правила, что и год назад. И ошибся. На этот раз птенцы Демушкина и (вероятно) НСО испоганили все мероприятие. Они рассредоточились по шествию, а потом по митингу и старательно лезли в кадр с «зигами». Одного отморозка намеренно поставили под трибуной. И он стоически держал руку в нацистском приветствии, чтобы ни один фотокадр в сторону трибуны не обошелся без него. После акции сеть интернет и газеты были заполнены массой фотографий, доказывающих «нацизм» Русского движения. Особенно всем полюбился кадр, на котором убогий дед держал на плечах внучку, а та делала «зигу». Провокаторы кричали ребенку: покажи еще раз, ну покажи! И щелкали фотоаппаратами.

Меня всегда удивляла настырность всякой шелупони, лезущей в лидеры. С какой бы стати человекам, без каких-либо талантов, без каких-либо заслуг по жизни считать себя вождями и даже прямо так себя и характеризовать: мол, мы – лидеры русского движения? Эти пошляки уронили авторитет Русского движения, начав его стремительную маргинализацию и изоляцию не только от народа, но и от какой-либо интеллектуальной традиции.

 (окончание следует)

Источник: Андрей Савельев / 28.10.2013

http://savliy.livejournal.com/653986.html

2 Ноября 2013
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов