Краткая история уральского джихадизма

Урал постепенно встраивается в систему военного джихада, распространяющегося по Азии, Африке и Европе


Денис Колчин, журналист из Екатеринбурга 

 

 

Факты, имена, текущее положение, тенденции.

 

На протяжении последних девяти лет Урал постепенно встраивается в систему военного джихада, распространяющегося по Азии, Африке и Европе. Возможно, именно этот процесс в будущем встряхнет наш регион, [опущена часть предложения, спорная с точки зрения законодательства об экстремизме - Znak.com] или изменит кардинально и навсегда. Пока мы находимся на периферии борьбы. Но исламское повстанчество, пусть в малой степени, уже является фактом жизни на «Каменном поясе».

 

Симптомы.

 

По большому счёту, исламский ренессанс начался в России в 1990-х. Открытие границ, визиты иностранных богословов, обучение граждан РФ в зарубежных теологических центрах естественным образом привели к тому, что, в конце концов, отношения отечественных провластных Духовных управлений мусульман (ДУМ) и «адептов новых веяний» обострились. В частности, среди оппонентов ДУМов оказались и сторонники салафии – радикального направления в «магометанстве». Свой отпечаток наложила и очередная Кавказская война, со временем получившая религиозную окраску. Вдобавок, лидер подполья Доку Умаров объявил в 2006-м о создании Поволжского и Уральского фронтов сопротивления.

 

Впрочем, еще в 2004-2005-м на Урале отметился отряд Альберта Галлиева. Группа вела «индустриальный джихад» - подрывала нефте- и газопроводы, трансформаторы, опоры ЛЭП. В основном они действовали в Поволжье, но, как минимум, одна акция была проведена в Башкирии (РБ). Большинство участников «боёвки» задержали. Правда ее лидер до сих пор где-то скрывается.

 

А вот первая кровь пролилась в сентябре 2007-го. Тогда в Белорецком районе РБ обосновались салафиты из Татарстана Данил Габдулхаков и Венер Хазетдинов с женами. На лошадях они отправились в Казахстан, далее планировали перебраться в Ирак и сражаться против американцев. В Стерлитамакском районе их выследили. Милиция бросилась в погоню. В итоге правоохранители попали в засаду, потеряв троих убитыми и двух ранеными. Но и моджахеды далеко не ушли. Через несколько дней вооруженных путешественников повязали в Оренбургской области.

 

В следующий раз выстрелы в республике прогремели в августе 2008-го. В селе Малый Аллагубат силовики штурмом взяли частный дом, в котором засел и погиб, обороняясь, русский салафит Павел Дорохов.

 

Открытие.

 

«Мероприятия», упомянутые в предыдущем разделе, носили эпизодический характер, являлись своего рода предысторией. Признаки системного подхода обозначились чуть погодя, спустя пару лет после «боя Дорохова», весной-летом 2010-го.

 

В марте крупные подразделения милиции и внутренних войск (ВВ) стянули в город Октябрьский, расположенный на западе Башкирии. Там обложили джамаат под командой Башира Плиева и Владимира Тураева. Отряд занимался разбоями и переправкой добытых денег в кассу кавказских боевиков. «Погорели» налетчики, устроив неудачное нападение на местный склад. Их быстро вычислили и окружили. Руководители группы скрылись, остальных скрутили. Хотя, стоит заметить, Плиев недолго бегал, его нашли в соседней Челябинской области.

 

Другая история приключилась в теплое время года. В принципе, данные события стали, в какой-то мере, знаменательными. Их участников даже сравнивают с приморскими партизанами. Аскинский джамаат Нафиса Шаймухаметова, изучавшего основы салафии в Новом Уренгое. Пятеро моджахедов перемещались по землям РБ, уничтожая ЛЭП, пытаясь взрывать газопроводы и вступая в перестрелки с правоохранителями. Потом они наведались в Суксунский район Пермского края, где раздолбили пост МВД, убив милиционера. Часть маршрута моджахедов пролегала по Свердловской области. По возвращению домой их ожидал спецназ ФСБ. Многодневная охота завершилась в Архангельском районе ликвидацией пятерки.

 

Казалось бы, с уничтожением аскинских в сюжете под названием «Уральский джихад» поставлена точка. Тем более, в 2011-м силовики провели зачистки в салафитских общинах РБ, не встретив ни малейшего препятствия. Вот только известно, что в том же году некто Умар Башкирский отправил письмо кавказским амирам. В послании излагалась просьба прислать инструкторов для помощи в организации тренировочных лагерей. Письмо было получено. И, судя по всему, определенные подвижки в этом деле произошли, поскольку в декабре 2012-го бойцы ВВ и сотрудники ФСБ провели рейд у границ Башкирии, уточняя сведения о функционировании одного из таких «объектов».

 

Кочевники.

 

Параллельно на Урале получил развитие феномен исламского военного рекрутинга. Добровольцы из числа мусульман едут сражаться в различные «палестины». Мало того, сами вербовщики активно работают в крупных городах региона.

 

Традиционное направление поставки «живой силы» - Северный Кавказ, не затухающий с 1994-го. Скажем, в феврале 2011-го на окраине Махачкалы поймали жителей башкирского поселка Чишмы и челябинского города Усть-Катав, собиравшихся присоединиться к подпольщикам. Летом 2012-го в горах Дагестана полегли уроженец ЯНАО Хизри Гаджиев, студент Тюменской медицинской академии Зелимхан Гардалоев и бывший мегионец Вильям «Канадец» Плотников. В июле нынешнего в ингушской станице Нестеровской убит уроженец Пермского края Ибрагим Цыздоев, примкнувший к партизанам тремя годами ранее.

 

Кстати, судя по всему, как раз в Уральском федеральном округе, на Ямале, идеей «войны с неверными» проникся ставрополец Замир Терекбаев. 5 сентября 2010-го заминированный грузовик, которым он управлял, рванул возле дагестанского Халимбек-аула, на полигоне 136-й Буйнакской мотострелковой бригады. Согласно неофициальным сведениям, погибли 56 военных.

 

Второй фронт – среднеазиатский. Набор ведут «Уйгуро-Булгарский джамаат», комплектующийся мусульманскими эмигрантами из России, и «Исламская партия Туркестана» (ИПТ), чья инфраструктура расположена в пакистанской провинции Северный Вазиристан. Они дерутся с правительственными войсками Пакистана и Афганистана, а также с подразделениями НАТО, расквартированными в последнем. Вербовочная сеть названных организаций не уступает кавказской. Так, в апреле и сентябре 2013-го активисты ИПТ задерживались в Магнитогорске и Екатеринбурге. А в мае в башкирском УФСБ признали – 50 уроженцев республики обучаются «за бугром» в лагерях джихадистов, еще несколько десятков уже освоили науку.

 

Антитеррор-2013

 

Вообще, весна 2013-го была «урожайной». В марте на весь УрФО прославился молодой житель города Губкинского (ЯНАО) Джамал Абдулабеков. Сын бизнесмена, он партизанил в составе знаменитого хасавюртовского джамаата «Джундуллах». Потом вернулся на родину и принялся выбивать из работающих на северах предпринимателей деньги на нужды однополчан. Полицейские и «конторские» заблокировали его на втором этаже дома в 15-м микрорайоне. На переговоры приехал отец. Абдулабеков-младший сдаваться не захотел, тогда его пристрелил снайпер. По неофициальным данным, в то же время в поселке Коротчаево, что под Новым Уренгоем, брали другого «экса».

 

Буквально через неделю – новое событие. В Екатеринбурге бойцы свердловской «Альфы» задержали чеченца, промышлявшего хищением меди и крышеванием незаконных автопарковок. Выручка улетала на юга, неоднократно упомянутым адресатам.

 

Позже, в мае, уральские моджахеды стали участниками боя в Подмосковье. Группа уроженца Стерлитамака – Юлая Давлетбаева. Трое россиян из Башкирии и гражданин Узбекистана. Согласно заявлениям властей, они числились членами ИПТ. Правда, зона ответственности «партии» - Средняя Азия, а не Центральная Россия. Поэтому, можно предположить, что Давлетбаев и его люди состояли в «Булгарском джамаате». Штурмовали группу в Орехово-Зуево. Двух душманов ликвидировали, одного захватили. Самого Юлая «заарканили» в начале июня, в Мытищинском районе.

 

А под занавес лета, 25-го августа, ФСБ провела операцию в Артемовском районе Свердловской области. В частном строении на окраине поселка Незевай «тяжелые» положили лицом в пол трех кавказцев. У них обнаружили взрывчатку. Мужчин доставили в Екатеринбург для тщательного допроса.

 

Расклады.

 

Теперь о тенденциях. На текущий момент, главная, по-моему, такова – будет продолжаться и даже нарастать процесс вербовки и отправки добровольцев. Ведь спрос рождает предложение. А спрос есть. Причем, внушительный. Та же Кавказская война отнюдь не стремится к финалу. К боевикам регулярно присоединяются их соотечественники, на «стажировку» приезжают принявшие ислам русские, представители народов Поволжья, люди из Казахстана. Урал давным-давно не стоит в стороне. Плюс не забываем про Среднюю Азию. В 2014-м натовцы покидают Афганистан. Ситуация может обостриться. Не исключено, что сразу за афганским режимом в очереди окажутся правительства «братских советских республик». То есть, там тоже понадобятся волонтеры-моджахеды.

 

Тенденция следующая – вылазки непосредственно на Урале. Тут все зависит от уровня готовности отдельных вооруженных джамаатов или их сети. Единичные мини-кампании вероятны, но преобразуются ли они в систему, сейчас трудно утверждать. Ведь, по сути дела, целенаправленно на «огневой контакт» шли только Галлиев и Шаймухаметов. Ну, еще Давлетбаев «со товарищи», видимо, собирались предъявить публике некие «сюрпризы». Прочих просто приперли к стенке.

 

Да, о «типаже» группы Давлетбаева (тенденция третья) – диверсанты-джихадисты, заброшенные в глубокий тыл противника, выполняющие задачи вне конфликтных зон. Вчера – Подмосковье. А сегодня? А завтра? Оцените свежее амплуа земляков, друзья.

 

http://www.znak.com/content/blogs/282

 

6 Октября 2013
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-КультурМультур

Архив материалов