Ваххабитское подполье: от Москвы до самых до окраин

Ваххабитское подполье: от  Москвы до самых до окраин. В столице задержан очередной проповедник «чистого ислама», вербовавший сторонников среди мигрантов

В столице задержан очередной проповедник «чистого ислама», вербовавший сторонников среди мигрантов

В Москве задержан очередной пропагандист исламского экстремизма. Как сообщила пресс-служба МВД России, недалеко от Московской исторической мечети сотрудники правоохранительных органов задержали 50-летнего гражданина Киргизии по фамилии Махмудов. По версии полицейский, Махмудов занимался вербовкой прихожан в запрещенную организацию «Партия исламского возрождения» («Хизб ут-Тахрир»). Это далеко не первый случай поимки экстремистов в нашей стране.

Запрещенная Верховным судом России в 2003 году организация «Хизб ут-Тахрир» за последнее время явно усилила свою работу в российских регионах. 28 мая этого года в Нижнем Новгороде задержали троих активистов, готовящих теракты на территории области. 27 августа в Башкирии взяли четверых районных лидеров организации. Всего же с 2007 года в этой республике было привлечено к ответственности 35 членов движения. Активную работу проводят экстремисты и в столице. Особенно среди мигрантов.

Муфтии из Узбекистана и Киргизии уже давно жалуются, что на заработки в Россию уезжают люди вполне добропорядочными гражданами, а возвращаются радикалами, сторонниками так называемой «чистой веры». По Москве фактически свободно гуляет экстремистская литература.

В то же время, как считает главный научный сотрудник Института Востоковедения РАН исламовед Андрей Коротаев, пока правоохранительным органам удается справляться с угрозой:

– Опыт развития ислама за последние два века показывает, что подавляющее большинство мусульман вполне мирные люди. Исламский истеблишмент, хорошо знающий тексты Корана, придерживается устоявшегося умеренного толкования текста. Люди, занимающие значимые посты, мало склонны к экстремизму, они нацелены на сотрудничество с властью, в высокой степени ориентированы на решение экономических проблем общины, таких, например, как ремонт культовых сооружений.

Исламский истеблишмент – это главный союзник светских властей в борьбе с радикализмом. Даже саудовские, кувейтские власти поддерживают свержение «Братьев мусульман»* в Египте. Они сами боятся радикализма ничуть не меньше, чем американцы.

«СП»: – Откуда тогда берутся проповедники экстремизма у нас в России и в Средней Азии?

– Не надо преувеличивать масштаб проблемы. В подавляющем большинстве люди настроены умеренно. Другое дело, что выходцев из Средней Азии у нас сегодня миллионы, и даже 0,1% от их числа дадут тысячи. Это ничтожное меньшинство, по нему судят обо всех общинах. Но радикализм - не массовое явление.

«СП»: – Однако и несколько сот радикалов представляют большую угрозу для общества.

– В принципе, властями ведется работа по нейтрализацию радикалов. Много сил к этому прилагает Духовное управление мусульман. На мой взгляд, ситуация с радикальными настроениями улучшилась по сравнению с тем, что было 10-15 лет назад. Да, время от времени появляются вспышки экстремизма. Но это происходит и в Америке, и во Франции, и в Турции. Но я бы не стал говорить о росте этого явления.

Член экспертного совета по проведению государственной религиоведческой экспертизы при Министерстве юстиции РФ Роман Силантьев смотрит на происходящее не с таким оптимизмом. По его мнению, бороться с проблемой можно только жесткими методами.

– Проблема религиозного экстремизма актуальная для нас. Постоянно ловят проповедников-радикалов. В каких-то мечетях их гоняют, а где-то – относятся с симпатией. Недавно был скандал в московском районе Отрадное, там таких проповедников не любят и быстро ловят.

Но имамам бывает довольно сложно выявить экстремистов, ведь это при каждой мечети надо иметь свою службу безопасности. Этим и пользуются радикалы. Они активно работают в мечетях, где проще всего найти новых сторонников. Многие проповедники – выходцы из Средней Азии. Они активно вербуют своих соплеменников-мигрантов.

И этот процесс мы наблюдаем по всей стране. Наиболее сложная ситуация в Поволжье, на Урале, в Сибири, в Москве, на Северном Кавказе.

«СП»: – Нет ли в этом частичной вины самих имамов в мечетях?

– В некоторых местах есть. В одних мечетях имамы ловят радикалов и сообщают о них в правоохранительные органы, в других – смотрят на проповедников сквозь пальцы. К примеру, Московская историческая мечеть на Большой Татарской улице, рядом с которой был задержан радикальный проповедник, имеет неважную репутацию.

«СП»: – Есть мнение, что для радикализации прихожан достаточно показать «неприглаженный» перевод Корана.

– Лучше сразу еще показать Уголовный кодекс. Дело не в переводах Корана, а в том, что надо законодательно ужесточать ответственность за пропаганду экстремизма.

«СП»: – Но в рай попасть для некоторых лучше, чем исполнять Уголовный кодекс.

– Людям необходимо объяснять, что если они будут состоять в террористических организациях, – их убьют, а имущество их родственников конфискуют. Радикалов надо поставить перед единственным выбором: хотят они умереть или нет.

«СП»: – Вопрос можно решить только силой?

– Совершенно верно. По-хорошему они не понимают. Вообще преступники плохо реагируют на увещевания, не более пяти процентов от общего числа. А вот силовые методы понимают все.

«СП»: – Но силовые методы могут привести к мысли, дескать, «мы сражаемся за правое дело, раз против нас так активно борется этот несправедливый мир».

– Любое силовое противоборство вызывает негативные последствия. Но болезнь лечить тоже зачастую больно. Зуб больно сверлить, но это не повод его не лечить. Терроризм – это болезнь. Бороться с ним тяжело, но иначе эта зараза может привести к летальному исходу.

Проблему радикального ислама удалось практически полностью решить в Чечне. Это притом, что с 1996 по 1999 годы республика полностью находилась под властью ваххабитов. Как местных, так и приехавших со всего мира. О положительном опыте борьбы с радикалами «СП» рассказалпрофессор Чеченского государственного университета Вахид Акаев:

– Многие годы радикальные экстремисты вовлекали в свои организации часть молодежи. Но на Северном Кавказе достаточно сильны традиции, связанные с умеренным исламом. Противодействие экстремистам было организовано как органами власти на местах, так и религиозными деятелями. Помог и федеральный центр. В итоге общество поняло, что радикалы хотят не консолидировать людей, а расколоть их.

Что касается проблемы радикализма в России, то, видимо, сейчас многие религиозные общины ведут себя пассивно по отношению к экстремистам. Нейтральное, примиренческое отношение к ним и приводит к тому, что радикалы могут вести свою работу. Если их вовремя не останавливать, то они приносят большой вред.

«СП»: – Есть мнение, что в Чечне справились с этой проблемой благодаря силе.

– Да, у нас радикалы были выдавлены. Чеченский народ имеет опыт общения с ваххабитами. И многие помнят их деятельность, направленную против культурных и религиозных традиций республики. Тем более, за ваххабитами тянулся шлейф убийств, похищений людей, терактов. Конечно, сейчас радикалы не имеют у нас почвы для своей работы. Даже когда в Чечне к власти пришли силы, симпатизирующие экстремистам, а традиционное духовенство было выдавлено из мечетей, массовой поддержки среди жителей ваххабиты не имели.

«СП»: – Возможно ли использовать опыт Чечни во всей России?

– Необходимо показать людям, что радикальная идеология привнесена в нашу страну извне. Надо раскрывать цели ваххабитов. При этом стоит показать созидательные устремления традиционных религиозных течений. Только делать это надо грамотно, очень осторожно.

* - «Братья мусульмане» - международная организация, признанная решением Верховного суда от 14 февраля 2003 года террористической. Ее деятельность на территории Российской Федерации запрещена.

http://svpressa.ru/society/article/75250/

 

4 Октября 2013
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов