Я о профилактике событий в Пугачеве в 2008 году

 

Сегодня, когда меня волнует больше всего два обстоятельства - события в Пугачеве и возбуждение против меня дела по 282-й статье, я вижу парадоксальную связь между ними.

Связь эта в нелепости подозрений ко мне и нелепости происходящего в Российском регионе.

Еще в 2008 -ом году я (в рамках работы в ркнк) придумал идею и реализовал ее в проектном тексте «Управление «кавказским регионом» России». Текст был подан в АП (администрацию Президента) на имя Суркова В.Ю.

Долго обсуждали руководители конгресса возможность подписания такого документа. Больше всего оспаривалось центральное понятие «кавказский регион». Дескать, нас и так упрекают в экспансии, а тут мы сами фиксируем заселение кавказцами России. Но без этого центрального понятия и весь проект смысла не имел.

Мой аргумент состоял в том, что понятие это управленческое — и расселение , и способы жизни кавказцев в разных регионах должны изучаться и управляться государством во избежание нарастания конфликтности на национальной почве.

Во время настоящих событий в Пугачеве, изучая информацию, политические заявления, статьи в СМИ, я перечитываю свой текст ...отчасти любуясь им.

 

Я понимаю, что это одно из предложений. Но где они (хуже/лучше) реализованные? Реализованные с целью недопущения сегодняшних драматичных событий? Почему история «кавказского региона» с 2008-го года изменяется не в лучшую сторону?

 

К программе  по управлению«кавказским регионом»   (подготовлена мною для АП от имени РКНК)

  1. Проблематизация «кавказской темы».

Развитие событий в республиках СК, при различии сценариев и властных механизмов в каждой из них, приближает «подземный пожар» на российском Кавказе:

- При кажущемся избытке описаний и «пониманий» происходящего политологами и журналистами мы обнаруживаем явный дефицит гносеологической рефлексии у подавляющего большинства авторов этих текстов и, тем более, у субъектов действия, пытающихся практически разрешить пучок кавказских проблем. Так уж бедны отечественные познавательные схемы Кавказа? Может быть, решения о действиях в регионе принимаются на основании не продуктивных интеллектуальных сценариев? Почему зарубежные «кавказоведы» подсказывают нам«прогностические карты возможных конфликтов» и «пакеты сценариев трансформаций и разломов Кавказа».

- В результате методологической рефлексии над основаниями, средствами и способами очередного «замирения Кавказа» конспирологическая версия С. Кургиняна о существовании влиятельных сегментов российской элиты, имеющих целью «форсированное отделение от России Северного Кавказа с последующим демонтажем самой Российской Федерации ради «полноценной интеграции» этих сегментов в глобальное сообщество» приобретает весьма реальные очертания.

- Конструктивная же позиция региональной и федеральной власти, на наш взгляд, должна состоять в понимании того, что политика развития Северного Кавказа в мирном русле невозможна без ревальвации стратегического видения и реализации выработанных на его основе сценариев комплексного решения кавказских проблем. Однако восстановление стратегической инстанции в России происходит темпами недостаточными, чтобы адекватно отвечать на весь спектр вызовов, фундированных кризисом. И это относится не только к кавказской теме, которую логичнее было бы обсуждать в рамках общей стратегической программы развития страны.

Фактор территориальной целостности страны может оцениваться лишь как вторичный по отношению к осознанию ценности единства государства большинством его граждан, в особенности молодого поколения. Едва ли ни основной точкой возможного «возгорания» является нарастающее влияние радикального ислама в регионе. Уменьшение притягательности «русской цивилизации», социальная и культурная переориентации населения Кавказских республик на «исламский мир», на наш взгляд, образуют основную причину диверсифицированного противостояния власти. Желание упростить ситуацию, свести её к противостоянию «хорошей власти» и «злобных оппонентов» не выдерживает критики, как и объяснительные формулы экспертов по Кавказу.

Отмечу, что последние оценки причин событий на Кавказе Президентом Д.А. Медведевым точны и конкретны. Именно о внутренних причинах вооруженных конфликтов в республиках СК я говорил на встрече Президента РФ с лидерами общественных организаций 19.09.08 г., называя в их числе – коррупцию и клановость местной власти, массовую безработицу и социальное расслоение, отсутствие системной работы с молодежью и, кажется, вызвал некоторое недовольство.

Сегодня я вижу возможность восстановления стратегического видения и организацию конструктивных действий в регионе в альянсе общества в лице авторитетных общественных движений и органов власти, прежде всего, Федерального уровня.

Из этого принципа мы исходили, разрабатывая силами ООД «РКНК» проект стратегического сценирования управления проблемами «кавказского региона» России.

Предлагая Вам рассмотреть содержание проекта создания Окружных объединений региональных отделений ООД РКНК, мы надеемся на участие Администрации Президента и лично Вас в реализации перспективного сценария.

2. Онтологическая схема проекта.

На основе принятого в методологии социального проектирования представления о регионе, расширяющего географическое содержание данного понятия включением геокультурных, социальных, ментальных измерений, в ООД «РКНК» сложилось инновационное понятие, позволяющее осмыслить и описать «кавказскую проблематику» в качестве необходимой цельности для комплексной реализации проектов и управления программами развития. Это понятие – «кавказский регион» (КР),определяющее любые географические зоны, где кавказцы осваивают различныепозиции в объективных местных условиях и реализуют свою жизнедеятельностную активность. Это зоны от республик СК (ЮФО) до областей и городов России, а также кавказские диаспоры в различных странах мира.

Данное понятие является управленческим и не заменяет, скажем, географическое понятие Северокавказского региона, а уточняет зону кавказской проблематики в целях разработки методов, проектов и программ эффективного управления проблемамиВ соответствии с приведенной ниже схемой можно составить карту КР и описать субъектов действия.

 

Рис. 1.

На схеме (рис. 1) наглядно показана позиционная и управленческая структура «кавказского региона» в нашем понимании.

Под позицией мы понимаем субъектадеятельности, который может выступать в виде общности разных типов и размеров (профессиональной, конфессиональной, этнической).

Под «отдельностями» и «ассимиляторами» следует понимать дифференцированных «субъектов» кавказской активности, которым адресованы проекты и программы (инфраструктуры) России. Следует учитывать, что «отдельности» имеют собственные проекты в «кавказском регионе».

«Ассимилятор -2» и иные фактические субъекты (ИФС) - страны и мировые кавказские диаспоры, которые воздействуют на «кавказский регион» собственными проектами и программами, что ставит задачу контрпрограммирования и перепрограммирования.

Целесообразность применения понятия «кавказский регион» задается и распространяющимися в российском обществе представлениями об «особых экспансивных целях » кавказцев. «…они распространяют своё влияние уже на всей территории РФ…» http://www.apn.ru/column/article21923.htm

Самоопределяясь в данной универсальной онтологической схеме, ООД «РКНК» исходит из возможностей общественной организации в конструировании и применении инновационных «гуманитарных технологий» с целью организации позитивных общественных изменений в «кавказском регионе».

3. Организационная схема проекта.

ООД «РКНК» имеет региональные отделения в более чем половине субъектов РФ, и создание головных Окружных объединений стало бы логичным шагом в построении эффективной сети для проектирования мирного «кавказского региона» и управления им по-новому.

Карта «кавказского региона» составляется с учетом особенностей кавказской проблематики в каждом Федеральном округе, определяя программу деятельности конкретного Окружного объединения.

Конечно, в первую очередь должно рассматриваться создание Окружных объединений в ЮФО, ЦФО и в СЗФО, так как эпицентром «кавказских проблем» России является Южный Федеральный округ, а в Центральном и Северо-Западном округах - наибольшая концентрация кавказских переселенцев. Предложение основано на анализе результатов управления «кавказскими проблемами» в г. Москве, прогнозах неблагоприятного развития событий и осознании конструктивных возможностей Движения, объединяющего кавказские организации РФ.

Примером эффективного сотрудничества ООД «РКНК» и местной власти является наше всестороннее взаимодействие с правительственными структурами г. Москвы.

Это и совместные программы ГУВД столицы со «Штабом оперативного реагирования» ООД «РКНК» по предупреждению правонарушений на национальной почве, и наше широкое участие в деятельности правительственного Комитета межрегиональных связей и национальной политики г. Москвы, и разработка национальной образовательной политики совместно с Департаментом образования столицы, и создание по инициативе ООД «РКНК» «Союза студенческих землячеств», поддержанного мэром г. Москвы и ректорами ВУЗов. Особо отмечу положительное начало работы в столице с так называемым «исламским фактором» в кавказских диаспорах, которая может быть доработана до масштабов специальной государственной «исламской программы» для республик Северного Кавказа.

Поскольку Москва представляет собой не только концентрацию общероссийских проблем, в том числе, связанных с миграцией, но и традиционно выступает в качестве инновационной управленческой площадки, предлагается, опираясь на столичный опыт, частично перенести наработанные технологии совместного управления кавказской проблематикой в Федеральные Округа.

Однако основным содержанием должно стать специальное конструирование подходящих для каждого Федерального Округа методов и технологий работы с «кавказским регионом», удерживающих главную цель – воздействие на ситуацию в республиках Северного Кавказа.

Естественно, мы понимаем, что на успех можно рассчитывать при условии Федеральных усилий по созданию в каждой республике СК адекватной местной власти должного качества, способной консолидировать расколотые общества предложением перспективных форм занятости, вовлекающих все группы населения в созидательные процессы. На фоне событий последних месяцев, показывающих неэффективность всех существующих на СК властных моделей, этот вывод представляется очевидным.

Однако и в отсутствии целостной кавказской политики предлагаемый проект, на наш взгляд, может иметь и самостоятельное значение, и прикладное – как один из способов становления такой политики, тем более, что мы говорим о необходимости альянса органов Федеральной власти и Общероссийского общественного Движения в целях восстановления стратегической инстанции.

 

4. Основные направления и программы работы сети ООД РКНК.

Комплекс «гуманитарных технологий», которые практически не применяются для решения кавказских проблем, базируется на производстве и продвижении в поле общественного сознания смыслов, образов, способных изменять социально- политическую реальность в соответствии со стратегическими задачами государства. Принимая в качестве необходимого условия наличие у государства жизнеспособных стратегических сценариев, мы уточняем собственную позицию – позицию«здоровой части» Кавказского сообщества, которая может принять на себя историческое задание по проектированию нового образа Кавказа, формированию конструктивной роли Кавказа и кавказцев в становлении новой России. Из этой позиции и будут разрабатываться смыслы для распространения и обсуждения с максимальным числом участников, включая тех, на кого сегодня направлены силовые удары.

Основными направлениями работы являются:

а) информационное. Для его организации при окружном объединении ООД РКНК в ЮФО, к примеру, должен возникнуть и активно действовать мощный информационный ресурс консциентальной направленности с пресс-центром, по возможности «удаленный» от официальной власти с целью привлечения к диалогу тех, кто приняли концепцию противостояния. Речь идет не о банальной контрпропаганде, а о перемещении властного центра из поля насилия и денег к исходным основаниям протестарности – к воздействию на переживания, сознание, мышления, действия человека и групп, формирующих его идентичность.

 

б) образовательное. Следующим, но едва ли ни первым по значимости, является образовательный ресурс, если рассматривать переселенцев из республик СК в качестве «совокупного агента влияния», способного в недалеком будущем определять качество развития различных сфер жизни российского Кавказа. Концептуальное и проектное начало такого специального совместного образования и воспитания русских и кавказцев как будущих специалистов по межцивилизационному и межконфессиональному диалогу положено разработкой «Русского кавказского образовательного центра» для правительства г.Москвы.

Предельной целью предложенного Москве образовательного подхода является – «выращивание кавказской элиты», способной к критическому взгляду на «историческую судьбу» (Л. Гумилев) своего народа в составе России и мобилизацию внутренней этнокультурной проектности.

в) управляемой аккультурации. В ситуации, когда длительный советский период нивелирования этнокультурных различий ради создания единой политической нации не только потерпел крах, но и закончился вооруженным конфликтом на Северном Кавказе, восстановление культурного влияния России на Кавказе под вопросом.

Последние годы процессы архаизации жизни и исламизации кавказских обществ порождают агрессивное отношение к современной массовой (западной) «культуре» России. Произведения, продолжающие традицию русского «кавказского текста» (например, роман В.Маканина «Асан») не оказывают должного влияния на общественное сознание в силу отсутствия соответствующих механизмов аккультурации. Естественно, что процесс культурного обмена должен быть двухсторонним, осуществляться в режиме диалога культур. Кавказ, кавказская культура и традиции также имеют безусловную ценность для русской, стремительно теряющей свою пассионарность и общечеловеческую значимость.. Ноаккультурацию — необходимый элемент межкультурного взаимодействия, построения нового «общего языка» и взаимопонимания - необходимо во многом создавать заново, и наше Движение имеет достаточный потенциал для создания программ «русско - кавказского» культурного диалога, не только в лице кавказских ученых и деятелей культуры, но в лице многочисленных русских коллег. Особое значение мы придаем межконфессиональному диалогу.

 

г) молодежной политики. Работа с молодежью, направленная на «выращивание национальных элит» должна занимать ведущее место и рассматриваться как в контексте перечисленных информационных и образовательных технологий, диалога культур, так и осуществляться специальным образом: летние школы, совместные кавказско – русские лагерные сборы молодежи должны стать распространенной практикой.

Идея соревнования, близкого молодым людям разных национальностей, может по-разному интерпретироваться в этих практиках: от спортивных состязаний, соперничества в учебе до «соревнования» в служении общей Родине. Естественно, что этнокультурные барьеры, выросшие за последние годы, потребуют в ряде случаев технологий ресоциолизации как внутри здоровых национальных культурных и религиозных традиций, так и (особенно) в масштабе российской многонациональной общности.

Молодые люди разных национальностей могут быть вовлечены в совместную разработку перспективных инфраструктурных проектов по развитию немирных сегодня территорий. Северного Кавказа. Векторами такого проектирования Будущего должны стать фундаментальная наука, развивающее образование и прорывное инновационное производство, которые составляют основу устойчивости любого государства. В этой связи можно предложить ребрендинг «национального проекта» - ЮФУ (Южного Федерального Университета) в региональный инновационный (предпринимательский) университет.

д) религиозной политики на Северном Кавказе. Ситуация в республиках СК осложнилась во многом в результате недальновидного, а то и ошибочного отношения к, так называемому, исламскому фактору.

В стране традиционного сосуществования двух основных конфессий, но светской по конституции даже авторам проекта разрушения СССР не приходила в голову мысль об использовании религиозной энергии для запуска процессов дезинтеграции. Детонатором этих процессов было избрано национальное самосознание, рост которого был спровоцирован политической кампанией «парада суверенитетов». После долгого советского периода нивелирования национально-культурных различий рост этнического сознания в регионах некоторое время воспринимался как процесс сугубо культурный и естественный.

Но восстановление национальной идентичности невозможно представить без поиска и реконструкции ее духовного стрежня – религиозного мировоззрения. Социальная картина усложнилась еще и тем, что для демонтажа советской общности, социального расслоения трансформаторы прежнего политического строя использовали энергию потребительтсва, призвав всех «обогащаться» в заведомо неравных условиях доступа к источникам обогащения. Утверждавшаяся по всей стране социальная несправедливость стала оцениваться по религиозным меркам, а на Кавказе несправедливость предстала в самом трагическом своем обличии – войне.

В такой ситуации индивидуальное и групповое сознание стало настраиваться по религиозному камертону – эталону божественных, а не человеческих представлений о справедливости. Религиозный ренессанс осложнен на Кавказе коннотациями военных конфликтов и использованием «исламского фактора» в политической борьбе, в том числе за доступ к распределению финансовых ресурсов. Внутренние мотивы радикализации ислама имеют подпитку в глобальном процессе исламской экспансии, а противоречивая мозаика исламских течений в республиках накладывается на этническое многообразие Северного Кавказа, усиливая противоречия.

Можно уверенно сказать, что ООД РКНК в сложившихся условиях выдвинулся в первый ряд тех, кто пытается разобраться в сложной теме современной кавказской исламизации и предложить технологии перенаправления религиозной энергии в созидательное русло1.

Мы готовы в рамках деятельности Окружных объединений Движения разработать и осуществить программы работы с «исламским фактором» как в ЮФО, так и в других Федеральных округах, где возникают конфликты на национальной и религиозной почве.

5. Диспозиция: кавказские диаспоры и республики СК.

К числу неиспользованных ресурсов следует также отнести потенциал кавказских землячеств по всей России, при условии нового видения проблемы миграции. Здесь опять актуализируется управленческое понятие –«кавказский регион».

Кавказские мигранты по стереотипу, созданному СМИ в предшествующий период, рассматриваются в качестве конфликтного контингента, что является лишь частью правды.

Я убежден, что более широкий и точный взгляд на проблему кавказской миграции позволит увидеть в модальном типе личности кавказца не пугающее «лицо кавказской национальности», а необходимый сегодняшней России потенциал человеческой активности и возможный ресурс развития ее территорий. Такой потенциал может быть мобилизован в совместных проектах бытового, хозяйственного и культурного взаимодействия кавказцев и коренного населения разных регионов России, если позитивная межэтническая комплиментарность станет предметом специальных организационно - управленческих усилий.

В качестве минимального результата можно рассчитывать на снижение уровня конфликтности на национальной почве в территориях, где процессы миграции, адаптации и интеграции кавказских переселенцев, так или иначе, регулируются усилиями местных властей. Промежуточным итогом видится формирование пророссийского кавказского контингента, а максимальным – подготовка на территории России кавказских управленческих элит и специалистов по развитию территорий СК.

 

Мы понимаем, что специальными структурами отслеживаются возможные связи кавказских диаспор по всей России с республиканскими субъектами активности: от элит до криминальных сообществ. Безусловно, связи разного рода существуют, и обстановка на малой родине проецируется в настроения землячеств. Более того, мы не исключаем возможности целенаправленного переноса местной напряженности в более широкую российскую географию, ведь большая часть терактов в республиках имеет явный демонстративный характер - PR подоплеку. Не исключено, что агенты дестабилизации понимают нарастающую инерцию обыденности происходящего, недостаточность информационного эффекта от своих действий и будут стремиться к гиперсобытиям в информационном пространстве, используя для этого значимые города РФ.

Без преувеличения можно сказать, что ценность «российско – кавказского» единства устойчивее осознается и крепче удерживается в среде кавказских мигрантов, предпочитающих обустройство в разных регионах России жизни в «малых родинах».

Представляя достаточно влиятельную организацию кавказских диаспор в России, мы и предлагаем Вам создание сети региональных отделений ООД РКНК в Федеральных округах во главе с Окружными объединениями Движения в «столицах» Федеральных округов. Таким образом, будет создан эффективный инструмент «двойного действия» - на кавказские территории России и кавказские диаспоры по всей стране, или «кавказский регион» в нашем понимании.

6. Заключение.

Президент Д.А. Медведев стремиться к институционализации политического пространства страны, переходу от традиции власти «политических тел» к власти политических институтов, что открывает перспективу преодоления прерывистости исторического пути России. Доверие и участие граждан в становлении и укреплении институтов управления гарантируют успешность процесса такого преобразования.

Уважаемый, Владислав Юрьевич, проекты писем с соответствующими предложениями подготовлены трем Полпредам (тексты прилагаются) и будут направлены им в случае одобрения и организационной поддержки проекта Вами. Представляется, что в ситуации крайне ограниченных возможностей силовых методов решения проблем на Северном Кавказе, стратегическое партнерство общества и власти окажется действенным инструментом мирного развития горячих территорий.

Материалы по теме:

Как я предлагал решать задачу восстановления дружбы народов

10 Июля 2013
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-КультурМультур

Архив материалов