Как я предлагал решать задачу восстановления дружбы народов

От редакции "анапа-про". Вчера все обсуждали Пугачевск. Понравилась взвешенная позиция К. Ремчукова в "Особом мнении" на Эхо.  Время, когда был написан текст (ниже) можно квалифицировать так - "это было недавно, это было давно". 2009 г. 

Мне, работающему на минном поле (без преувеличения) межнациональных отношений были понятны и реальность, и тенденции. Реальность беспокоила, тенденции пугали.  Каждый, кто нацелен на мир в своей стране должен делать для его сохранения, что может.

Я предложил создание в Москве "Русского кавказского образовательного центра", в котором дети  кавказцев (СК) и русских с дошкольного возраста учатся и воспитываются совместно. Конечно, в количестве 50 на 50, и дети родителей, которые увидят положительную перспективу культурного диалога с раннего возраста.

Я и сегодня считаю такой ход перспективным  в плане  преодоления острых противоречий 

между людьми разных национальностей в России.

 

Анатолий Кузнецов.

 

 

 

 

 И лучшая всем честь – презреть раскол.

   

Меньше всего мне бы хотелось присоединиться к досужему обсуждению «громкого дела» о судьбе Дени Байсарова. Считаю это «личным делом» любящих сына родителей. Но конфликт стал публичным, и этого нельзя было избежать, как говорится, по понятным причинам. Сознательно отказываясь комментировать поведение и высказывания героев этой истории, напомню, что присвоившие себе это право авторы (от Н. Сванидзе до Ю. Латыниной) нагружают конфликт масштабными политическими смыслами – дескать, в нем отражается непримиримость Кавказа и России.  

Поскольку упомянутые авторы – люди не только свободные говорить, что думают, но и весьма умные, в разном смысле – но оба официальные, я попробую «рассмотреть вопрос» с …их точки зрения (подчеркиваю, сформулированной мною предельно обобщенно). Предпринимаю такую попытку исключительно потому, что твердо убежден в ценности своих размышлений и…предложений.

1. После того, как российская власть 90-х дезертировала из собственного проекта, разорвав на окровавленные куски советскую империю, народы современной (если угодно, обновленной) России вынуждены создавать новые основания «совместничества». Понятие «совместничество» часто используется в сегодняшнем историческом кавказоведении как отражение главного консолидирующего смысла «российскости» (В.В. Виноградов). 

Стяжание кавказско – русской идентичности кавказцами в новых условиях – на фоне последних войн и продолжающихся КТО происходит болезненно и конфликтно, впрочем, как и восстановление восприятия Кавказа «не чужим» – многими русскими людьми. Это реальность, с которой надо не просто считаться, а усиленно разрабатывать взаимоприемлемые модели кавказско-русской и русско – кавказской идентичностей. Безусловно, в этой точке мне надо ответить на возможный вопрос о естественности исторического процесса, в котором все установится постепенно и (как бы) само собой. Но история – процесс «искусственно – естественный», и многое, текущее в настоящем «само собой», когда-то было спровоцировано, внедрено в историю искусственными событиями: волевым жестом властного лица или подвигом рядового человека, вмиг совершения значимого поступка ставшего исторической фигурой. 

В этом смысле разработку новых оснований «совместничества» Кавказа и России, модели русско – кавказской идентичности можно считать искусственным, волевым действием и даже поприщем для индивидуального подвига или будней, если понимать «бу-дни» вслед за Гегелем в качестве повседневной подготовки будущих дней, Будущего. 

Нам всем (и русским, и кавказцам) необходимо переломить тупую и пагубную массовую установку - «кто кого?», придав неизбежным между нами противоречиям продуктивное, я бы сказал, высокое духовное измерение. Такое измерение подсказывают нам Пушкин и Толстой, Расул Гамзатов, а «толковый словарь великорусского языка» так разъясняет совместничество: «совместник, - ница, соперник, соревнователь, состязатель, соискатель» и даже «противник, спорящий с кем – либо за обладание чем, или для достижения чего, оспаривающий первенство, добивающийся одного и того же, что и другой». 

Вот так – «оспаривающий»…, как у Цветаевой - Мы бога у богинь оспариваем…Цитата дает нам возможность вернуться от общего факта исторической «состязательности» Кавказа и России к частному случаю «соискательства одного и того же». Я не вижу здесь никакой натяжки, так как исхожу из «со-историчности» (термин О. Генисаретского), если хотите, со-масштабности индивидуальной судьбы человека с исторической судьбой его народа, которые возможно отменить только, отнимая у человека его жизнь. Но является ли смерть за свободу прекращением этой со-историчности? Напортив, смерть утверждает свободу своей трагической точкой! Православные знают это как «смертью смерть поправ».

2. Переходя от предельного горизонта рассуждения… к «человеческому, слишком человеческому» (Ницше), я могу сказать, что мое собственное участие в работе ООД РКНК, в работе с кавказцами и Кавказом воспринимаю, помимо всего прочего, и как выращивание новой модели русско – кавказской идентичности, о необходимости которой писал выше, на себе и для себя. Признаюсь, на этом пути столько «соревнования, состязания, соперничества», а время от времени и возникающего чувства «противника», что об этом надо говорить отдельно и осторожно. 

1-го октября в «Институте опережающих исследований» Громыко Ю.В. во время обсуждения моего доклада «Методологическое обеспечение стратегии РКНК» меня спросили: «Откуда я черпаю энергию для работы в столь конфликтной обстановке?». Я ответил так: «Как относительно образованный русский человек, казак, которому дорого наше драматичное совместное прошлое – совместничество, желающий продолжения «кавказского текста» русской культуры, чувствую в этом свое призвание, миссию, оправдывающую мою частную жизнь на земле». Я не смущаюсь некоторого пафоса высказывания, осознавая всю слабость исполнения этой миссии. Но некоторая личная амбициозность (положительное оправдание этого слова я нахожу у А. Неклессы - «Россия как амбициозная корпорация») совпадает с устремлениями самого Движения: «…предлагаемые организационные изменения не являются самоцелью, а вызваны необходимостью перестройки системы управления Движением на предстоящем этапе его развития. Содержанием же политики развития Движения на 2009 – 2010гг. является конструирование «кавказского региона» в качестве фактора интеграции России и Кавказа в новых исторических условиях для реализации перспективы мирового лидерства Росси» (А.Б. Паскачев).

Лучшим пространством для реализации кавказско – русского совместничества, отработки модели нашей общей идентичности является, на мой взгляд, совместное образование русских и кавказских детей. Идея такой образовательной модели родилась из личного желания «опылить» своих внуков Гордея и Ермолая (Ермака) от… боевитых кавказских детей. Думаю, меня поймут и кавказцы и русские (особенно южно-русские). Идея эта с поддержки Департамента образования Москвы становится реальным проектом. Для краткости информации приведу письмо Председателя Президиума ООД РКНК Паскачева А.Б., переданное 2 октября Лужкову Ю.М. 

 

 Мэру г. Москвы Лужкову Ю.М.

 

 Уважаемый Юрий Михайлович!

От имени ООД РКНК (Российский конгресс народов Кавказа) довожу до Вашего сведения, что совместно с МИОО Департамента образования столицы нашим Движением завершен первый этап проектирования «Русского кавказского образовательного центра». 

В реализации такого проекта, основанного на добровольном совместном воспитании и обучении русских и кавказских детей, я вижу не только дальнейшее развитие национальной политики в сфере образования многонациональной Москвы, но важный политический месседж о нерушимом единстве России и Кавказа. Вижу наш совместный «джихад» против тех, кто делает ставку на раскол государства по национальному и конфессиональному признаку. 

Я уверен, что кавказское бизнес – сообщество г. Москвы, получив Ваш сигнал о поддержке данного проекта, непременно откликнется и примет живое участие в его становлении.

Прошу Вас поддержать идею создания «Русского кавказского образовательного центра» в столице.

 

 

 

С уважением, 

Председатель Президиума ООД РКНК,                                                       

д.э.н., профессор 

А.Б. Паскачев 

 

 Напомню читателям об институте аталычества, существовавшем не один век на Кавказе. Горцы, чеченцы и русские казаки не только воевали, но и кунаковали – дружили, высоко оценивая мужество и воинское мастерство друг друга. Временно обменивались детьми - мальчиками для воспитания качеств характера необходимых для сожительства и взаимодействия в суровом краю. Обязательным условием было «принимающей стороны» было уважение к вере воспитанника. В определенном смысле в нашей школе будет воспроизведен этот культурный феномен.  

3. Возвращаясь к названию статьи, прошу читателей учесть содержание п.п. 1.2. Никаких иных чувств, кроме сопереживания всем участникам громкого конфликта, и в особенности Дени Байсарову, я не имею. Но как отец, дед и профессиональный педагог считаю, что мир в семье может наступить только в том случае, если спор (соперничество) будет переведен в некое символическое пространство, где личная драма и историческая драма отношений Кавказа и России приобретут сакральное измерение, параметры нового необходимого совместничества. Родные по ребенку взрослые люди могут (и должны, на мой взгляд) полюбить друг друга заново по-мусульмански и по-хритсиански…по-человечески ради благополучия Дени – мальчика со сложно устроенной идентичностью – чеченца и русского, мусульманина и, возможно, православного, который любит отца и мать, который, очевидно, полюбит чеченскую и русскую культуру, служа им на избранном поприще. Сложная индивидуальная судьба совсем не обязательно должна быть судьбою горькой, а драматизм жизни и её насыщенность переживаниями являются нормальными условиями «выделывания Человека» (Достоевский).

Мне представляется, что совместное попечительство значимых людей: А.Б. Пугачевой, Кристины Орбакайте и Руслана Байсарова над «Русским кавказским образовательным центром» в Москве, могло бы стать воплощением упомянутой выше со-историчности, а также со-масштабности известных персон личной и исторической драме, а не просто примирением родственников через какое-то «мировое соглашение». 

 

Кузнецов Анатолий Иванович, автор и разработчик проекта «Русский кавказский образовательный центр», старший научный сотрудник МИОО, помощник Председателя Президиума ООД РКНК.


04.10.09

http://rcnc.elbrusoid.org/index.php?option=com_content&task=view&id=2261

9 Июля 2013
Поделиться:

Комментарии

Хотелось бы, чтобы автор пожил на кавказе хотя бы один год, но не один, а всей семьей, в которой бы присутствовали представители всех возрастов, а потом можно было бы объективно давать советы.
Советы? Советов в тексте нет вообще. Мы исходили и реальности изменения этно-культурного ландшафта столицы, стремительность изменений порождала конфликтность, которую надо было преодолеть. Проект - не совет. Он и разработан в деталях в большом тексте. В нем прописана и организационная структура Центра, и содержание учебно-воспитательного процесса. Естественное общение разных детей под руководством специалистов мы считали необходимым для снятия напряженности в образовательной среде.
Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов