Ваххабизм ведет татар к ассимиляции

 Раис Сулейманов 

 
Политический ислам

В последнее время в Татарстане наблюдается рост деятельности различных псевдомусульманских сект, которые обычно называют радикал-исламистскими движениями, а их приверженцев – радикал-исламистами. Нередко эти движения называют «нетрадиционными течениями в исламе». Сейчас в этой поволжской республике представлен широкий спектр подобных сект – от «таблиговцев», нурсистов, «братьев-мусульман» и ваххабитов (салафитов) до маскирующейся под «исламскую политическую партию» организации «Хизб-ут-Тахрир» («Исламская партия освобождения»). Сектантская активность подобных структур от имени мусульманской религии в Татарстане приводит к росту исламофобии по всей России. Во время поездок в другие регионы мне зачастую приходится выслушивать такие вопросы: «Ведь у татар никогда ничего подобного не было, почему в Татарстане так много ваххабитов?», «Почему Татарстан превратился во второй Дагестан?» Получается, что противоправная деятельность ваххабитов, «хизб-ут-тахрировцев» и других сектантов дискредитирует Татарстан, тень от их действий падает на весь татарский народ.

Общеизвестно, что ваххабизм и учение «Хизб-ут-Тахрир» имеют кардинальные отличия от традиционного для татар ислама ханафитского мазхаба, насчитывающего в регионе тысячелетнюю историю.

Ваххабитские сообщества и «Хизб-ут-Тахрир» фактически являются антиисламскими организациями, дискредитирующими мусульманскую религию, и дискредитирующими мусульман в глазах остальных жителей Татарстана и России. Покойный великий татарский богослов Валиулла Якупов прямо в своих трудах называл ваххабизм антиисламской идеологией. «Хизб-ут-Тахрир» выдающийся татарский богослов оценивал как псевдоисламскую секту. Учения этих движений он называл псевдоислаимскими идеологиями далёкими от мусульманской религии, и именно за это он был убит радикал-исламистами, понимавшими, что ведущий жизнь аскета-бессребренника идеолог традиционного ислама никогда не пойдёт на сделку с совестью.

Данные течения являются фактически антитатарскими идеологиями. Мы можем говорить о татарофобии ваххабизма и Хизб-ут-Тахрир. Погибший от рук адептов этих учений Валиулла Якупов справедливо обвинял эти организации в подрывной деятельности против татарского народа.

Русскоязычная мечеть ведет татар к ассимиляции

Молодые татары, ставшие приверженцами этой идеологии, начинают бредить утопией о «всемирном исламском халифате» и отказываются от своей принадлежности к татарскому народу, начиная говорить что «в исламе нет национальностей, не надо разделять мусульманскую умму». Как учат новоявленные «мусульманские лидеры», в будущем халифате татары станут частью «единой исламской нации», в которой не будет ни арабов, ни татар, ни башкир, а будут просто мусульманами.

Несмотря на идеологические различия между двумя радикал-исламистскими течениями, в Татарстане приверженцы ваххабизма и «Хизб-ут-Тахрир» фактически находятся в союзнических отношениях, находя общий язык в своей антитатарской деятельности.

Необходимо сказать, что ваххабиты и «хизб-ут-тахрировцы» свои проповеди зачастую ведут на русском языке и не считают, что стоит татарскому языку уделять столь большое почти сакральное значение, которое делают муллы-ханафиты.

Радикал-исламисты, пытаясь выдавать себя за интернационалистов, отвергают любое этническое своеобразие, борются с татарскими обычаями и татарским языком в мечетях.

Под интернационализмом в нашей стране всегда понималась идеология, предполагающая равноправие национальностей, дружбу и сотрудничество между национальностями. Радикал-исламистские идеологии предполагают отрицание любых национальных корней в угоду арабским нефтяным шейхам, мечтающим о строительстве халифата. Поэтому в отношении подобных идеологий более уместно применять термин «космополитизм». Космополитизм (от греч. «космополит» – гражданин мира) предполагает отрицание своих национальной культуры и традиций «во имя единства человеческого рода».

В мечетях, захваченных приверженцами подобного исламистского космополитизма, татарский язык фактически оказывается под запретом. В первое время в такой превратившейся в рассадник сектантской пропаганды мечети часть проповедей ещё читается на татарском языке, если экстремисты ставят задачу использовать приходящих туда пожилых татар для прикрытия своей противоправной деятельности. «Смотрите, нашу мечеть посещает много пожилых людей, и если вы закроете мечеть – то пострадают эти бабаи (дедушки), и их дети и внуки будут считать, что вы преследуете мусульман» – обычно так новые хозяева мечети шантажируют представителей власти. При этом татарскую молодёжь лидеры религиозных экстремистов склоняют фактически к отказу от национального языка и учат вести проповедь сектантских учений именно на русском языке. Опыт показывает что мечети, захваченные радикал-исламистами, со временем полностью переходят на русский язык.

В результате из места, где татарин мог говорить и общаться на родном языке, мечеть превращается в ещё один пункт, где происходит ассимиляция татар. Это и неудивительно: учитывая антитатарскую природу подобных движений, лидеры которых не стесняются заявлять, что «в исламе нет наций, а есть только халифат».

Как признался на одном из интернет-форумов приверженец ваххабизма из Самарской области, «сейчас нам русский язык нужен для того, чтобы привести к правильному исламу как можно больше русских и тех, кто приезжает к нам на работу из Средней Азии <…> когда будет построен халифат русский язык уже будет не нужен и все мусульмане окончательно перейдут на арабский».

С точки зрения ваххабизма история татар – это эпоха джахилии

Показательно, что эти люди критикуют татар за их желание изучать историю своего народа. Доисламский период объявляется «эпохой джахилии», т.е. эпохой невежества. Если почитать салафитские интернет-форумы, то поражаешься как они настроены в отношении прошлого татар: «эпохой джахилии» объявляют всю историю татарского народа, ведь татары (по их мнению) исповедовали «неправильный ислам», и фактически были «кяферами». Разумеется, по их версии, «джахилия» кончилась только тогда, когда в Россию в 1990-е годы хлынули первые проповедники импортированных из арабских стран псевдоисламских учений.

Не ограничиваясь подобными заявлениями, и фактически вытесняя татарский язык из мечетей, лидеры ваххабитов и «Хизб-ут-Тахрир» ведут наступление на татарский народ и по другим направлениям: критикуют народные обычаи, которые на самом деле не противоречат исламу (критика меджлисов, проходящих в виде чаепитий собраний, на которых зачитываются суры Корана, критика празднования Сабантуя, Мавлид-байрама, критика посещения священного для татар Болгара), объявляют, что в исламе не может быть никаких национальностей (этносов), убеждают молодёжь в том, что само существование Республики Татарстан якобы противоречит исламу, и республика обязательно должна стать частью утопического «всемирного халифата».

Татарские националисты начинают понимать суть исламисткого космополитизма

Многие деятели татарского национального движения обеспокоены этими тенденциями. Один из членов Татарского общественного центра Рауф Ибрагимов не так давно в местных газетах поделился своими впечатлениями от посещения казанской мечети «Аль-Ихлас», прихожанином которой он много лет являлся. Его неприятно удивили следующие высказывания имама: «Нет национальностей в исламе», «Мусульман разделяют по национальному признаку» и т.д.». Пожилого общественного деятеля задело именно космополитические установки теперь уже бывшего руководства этого прихода.

Эту мысль продолжил председатель Союза татарской молодежи «Азатлык» Наиль Набиуллин, который, сам участвуя в организации летних митингов и пикетов 2012 года в союзе с фундаменталистами, вскоре вынужден был признаться в одном из своих интервью: «Хизб-ут-Тахрир» работает против Татарстана». Особое возмущение «азатлыковцев» вызвало то, что, по мнению хизб-ут-тахрировцев, «флаг Татарстана противоречит Исламу». «Мы больше не будем связываться с движениями, которые действуют против нашей нации, языка, религии, государства» – покаянно заявил тогда Набиуллин. «Они против Татарстана, они говорят, что в исламе нет наций, а только халифат», – возмущается Набиуллин. Прозрение пришло только тогда, когда религиозные радикалы стали от него требовать убрать флаги Татарстана и оставить только символику Хизб-ут-Тахрир.

Как верно подмечает Рауф Ибрагимов, по логике новоявленных реформаторов ислама «национальности создали специально для того, чтобы разъединить, разделить существующую до сего монолитную массу мусульман», что противоречит Корану: «О люди, Мы создали вас мужчиной и женщиной и сделали вас народами и племенами…» (49:13).

Действительно, лидеры «Хизб-ут-Тахрир», как и ваххабитские идеологи, учат попавших в их сети людей, что «враги делят мусульман на национальности, чтобы разобщить единую мусульманскю умму». Получается, что согласно подобной логике фундаменталистов, Всевышний является врагом для татар и других мусульманских народов.

Как правило, эти люди бывают очень удивлены, когда им говоришь о том, что в Коране ни разу не упоминается слово «халифат».

Активист татарского национального движения из Набережных Челнов Зубаер Мифтахов обличает антитатарскую сущность ваххабизма и других радикал-исламистских течений. Он справедливо отмечает, что объявившие себя приверженцами «чистого ислама» радикалы «ничего не делают для татарского народа, языка и культуры, даже слово «татарин» не признают!»

Татарский публицист из Набережных Челнов возмущён и тем, что радикал-исламисты «призывают ликвидировать государство Татарстан, а власть над его землей уже заранее «любезно» передали Халифату в виде «вилаята» в составе «Кавказского эмирата».

Зубаер Мифтахов пишет о радикал-исламистах: «Активно и повсеместно борются против любых проявлений татарской национальной культуры – против священного Булгара, против памятников, против выдающихся деятелей, против сабантуев, против могильных памятников и оград, за разделение женщин от мужчин, и многое подобное». «В своей «борьбе», однако, – отмечает Мифтахов, – часто пользуются «национальной» терминологией, при случае охотно выдают себя за «национальное движение».

Нам завещал Валиулла-хазрат сохранить в мечетях наш татарский язык

С началом гражданской войны в Сирии наметились новые тенденции в деятельности ваххабитов и «хизб-ут-тахрировцев». Татарскую молодёжь вербуют для участия в этом вооружённом конфликте против законного правительства, фактически – в интересах США и Великобритании. Спрашивается: что потеряли в Сирии татары, присоединившиеся к сектантскому «джихаду» против народа этой страны? Мы видим, что «благодаря» радикал-исламистам татары в этом конфликте становятся слепыми проводниками чужой политики.

Для борьбы с деятельностью радикал-исламистских сект нужны совместные усилия государственных органов и всего татарского общества. Для сохранения уникальной татарской культуры необходима мобилизация всего нашего народа для отпора атаке радикал-исламистов, для противостояния космополитической универсализации ваххабитско-«хизб-ут-тахрировского» сектантского союза.

Покойный Валиулла Якупов, ставший для многих символом национального сопротивления татар ваххабизму, всем нам завещал: необходима активизация коллективистского мышления татар в мусульманских приходах, чтобы отстаивание татароязычности мечети не было лишь делом имама, одинокого в своём противостоянии агрессивным пришельцам. Зачастую мы видим, что посещающая ту или иную мечеть радикально настроенная группа ваххабитов в ультимативной форме требуют от имама перехода на русский язык. Как правило, эти люди – забывшие о том, что они татары – обосновывают это интересами так называемых «русских мусульман» и мигрантов из Средней Азии, которые не знают татарского языка. При наличии спаянной группы национально ориентированных татарских прихожан, отстаивающих свою татарскую идентичность, имаму будет гораздо проще ссылками на интересы этой группы мусульман отстаивать перед ваххабитами интересы уммы, отстаивать татароязычность мечети. Иначе имам вынужден будет пойти на уступки радикал-исламистам или покинуть мечеть, а сама мечеть будет просто обречена на превращение в один из пунктов обрусения татар. Исламистский космополитизм, насаждаемый фундаменталистами, ведет татар к деэтниизации и ассимилизации. На мой взгляд, главная опасность языкового обрусения для татарского народа сейчас исходит именно от сектантских исламистских организаций, которые не хотят признавать существование татарского народа как этноса с его национальными традициями. Может это прозвучит сейчас странно, но именно русскоязычная мечеть в руках ваххабитов ведет татарскую молодежь к языковой ассимиляции. И если раньше мечеть была хранителем традиций, сохранила татар как этнос, то сегодня исламистский космополитизм ведет татар к инкыйразу (вырождению).

http://www.apn.ru/publications/article29442.htm

 

25 Июня 2013
Поделиться:

Комментарии

Енот , 25 Июня 2013
** И если раньше мечеть была хранителем традиций, сохранила татар как этнос, то сегодня исламистский космополитизм ведет татар к инкыйразу (вырождению).** По логике автора, православие и вообще христианство также ведёт к уничтожению этноса русских. "Во Христе нет ни эллина, ни иудея" - учит апостол Павел, основоположник всех христианских церквей. То есть исповедующих христианство нельзя делить на греков и евреев, или других национальностей. Это одна нация - христианин. Так же и по Корану одна нация - мусульманин. Слабо автору на христианство наехать? Чем не космополитизм?
Аноним , 2 Июля 2013
Судя по последнему времени,христианство уже привело русских к вырождению 40%
Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-КультурМультур

Архив материалов