Патриоты или авантюристы?

Почему терское казачество заговорило с Кремлем языком ультиматума?

В Лермонтове на городском стадионе прошел сход казаков Терского войскового казачьего общества (ТВКО). Нынче Лермонтов, городок с 23-тысячным населением, все увереннее примеряет роль «оппозиционной столицы» Ставрополья. В прошлом году здесь голодали депутаты гордумы, а в нынышнем – побывали лидеры Болотной площади Борис Немцов и Владимир Рыжков, призвавшие уйти в отставку губернатора Валерия Зеренкова.

Казалось бы, при чем тут казачий сход? Вроде на статус оппозиционной акции не должен тянуть: казаки – всегда с властью… Однако ультимативный тон, который нынче позволили себе казачьи генералы, свидетельствует об ином: они ощутили себя мощной автономной силой, могущей говорить с Кремлем на равных.

Казачья элита на ножах

На съезд, по официальному отчету пресс-службы ТВКО, приехали около четырех тысяч человек. Хотя сами участники говорят, что людей оказалось в разы меньше (особенно к концу мероприятия). Показателен состав VIP, отказавшихся приехать на мероприятие (хотя, вроде, и недалеко было мчать) – не было ни губернатора края Валерия Зеренкова, ни полпреда Александра Хлопонина, недавно торжественно произведенных в члены Терского войска.

Любопытно и то, что в президиуме не посадили прибывшего на съезд Василия Бондарева – депутата краевой думы и советника полпреда по вопросам казачества, который почти 12 лет возглавлял ТВКО. С нынешним атаманом, Сергеем Клименко (экс-начальник управления налоговой полиции по Ставрополью) Бондарев на ножах. Внутриэлитные «разборки» тут дело привычное…

Опуская многочасовую дискуссию, которая развернулась между делегатами, остановимся лишь на главном «продукте» съезда – резолюции, которая была направлена на имя президента Владимира Путина. «Вектор государственной политики в отношении казачества несколько раз кардинально менялся… Руководители на местах не выполняют распоряжения главы государства, обрекая казачество на нищенское существование», – жалуются терские казаки главе государства.

Они просят сформировать в аппарате полпредства в СКФО отдел по делам казачества, а также ввести в муниципалитетах должности замглавы по вопросам казачества. Также настаивают на принятии целевых программ развития казачества в каждом регионе Северного Кавказа и создании казачьих молодежных центров.

У больших людей – большие запросы

Всё это, безусловно, правильно, своевременно и важно. Казачество исстари считалось форпостом русской цивилизации на колонизируемых окраинах империи. И сегодняшние казаки, предки которых пришли в Сибирь, Забайкалье или на Кавказ четыре-пять веков назад, могут смело называть себя такими же «коренными».

Наверное, будь сегодня живы Семён Дежнёв, Пётр Багратион или Орловы-Денисовы, на них Москва всеохотно возложила бы задачу по укреплению государственности на Северном Кавказе и остановке его дерусификации. Но сейчас столь славных сынов отечества в казачьей форме встретишь редко (а уж в генеральской и подавно!). Большей частью – «ряженые», которые личные интересы ставят превыше государственных.

Подтвердила это тяжелое впечатление и резолюция съезда в Лермонтове, в которой сразу после внятных предложений начинаются ультиматумы властям. Итак, руководство ТВКО просит у президента:

1. Передать в оперативное управление и обслуживание принадлежащий государству 51%-ный пакет акций компании «Кавминкурортресурсы» (крупнейший недропользователь на КМВ).

2. Передать в оперативное управление ГУП «Кизлярский коньячный завод»,  наделив квотами по производству и реализации алкогольной продукции.

3. Выделить 100 тысяч гектаров федеральных земель сельхозназначения.

4. Наделить квотами на ловлю морепродуктов Каспийского моря.

5. Перепрофилировать Центральный военный детский санаторий Минобороны (Пятигорск) в Северо-Кавказский кадетский казачий корпус.

Разумеется, эти требования вызвали прямо противоположную реакцию нежели та, на которую руководство ТВКО рассчитывало. На портале «Говорун26» появилось письмо пятигорского казака Александра Правдина, в котором тот пишет, что инициатором принятия скандальной резолюции был атаман Пятигорской общины Михаил Середенко (он же лидер краевого отделения партии «Родина»). Автор живописует перипетии богатой биографии Середенко, заключая письмо эмоциональной фразой: «Ворья и продажных шкур, которые будут решать за нас как жить, а все, что выторгуют, прикарманивать, нам не надо!»

Примерно в том же духе (хоть и более корректно) высказались чиновные комментаторы. Депутат Госдумы (ранее возглавлявший в полпредстве Департамент внутренней политики) Михаил Маркелов считает, что претензии атаманов «попахивают авантюризмом» и «носят спекулятивный характер».

Другой депутат, член президентского Совета по делам казачества Леонид Слуцкий считает требования казаков «непомерными». «Они сильно размахнулись. Кизлярский коньячный завод — может, они еще что-то захотят?!» – негодует Слуцкий.

Прикрыли спину киллерам

Достаточно перелистать историю ставропольского казачества за последние годы, чтобы убедиться: экономические интересы среди VIP с лампасами всегда преобладали над идеологическими. Уж сколько раз менялась власть в крупнейшем округе Терского общества – Ставропольском (насчитывающем, по данным самих казаков, до 16 тысяч членов): за 15 лет существования здесь перебывало десять атаманов!

Вдумайтесь только, как можно при подобной «текучке» руководства говорить о серьезном, поступательном развитии, о государственнической роли казачества?! Вот лишь некоторые вехи этого неславного пути. В сентябре 2002 года краевым атаманом избран Виктор Чеботарев (ранее – атаман Кизлярского особого приграничного округа). Однако уже спустя два года на большом круге его сместили из-за претензий к финансовой дисциплине (и, в первую очередь, в работе казачьего культурного центра).

Вскоре атаманом был избран Александр Масалов – доктор политических наук, профессор академии МВД, исследователь казачества. Спустя два года его также отстранили от должности в связи с выявленными финансовыми нарушениями. Вместо Масалова был избран Михаил Серков, атаман Терско-Сунженского казачьего отдела, но и тому не дали проработать дольше двух лет – сняли на внеочередном круге.

Дело в том, что Серков требовал объективного расследования заказного убийства атамана Нижне-Кубанского отдела (Новоалександровск) Андрея Ханина, который выявил чудовищные экологические нарушения на местном мясокомбинате. В этой истории по макушку были завязаны и руководители района, и местных правоохранительных органов, к которым Ханин вплотную подобрался, за что и был убит. (Забегая вперед, скажем, что заказчики его убийства до сих пор не названы.)

Традиции защищают с ружьем

К гадалке не ходи: и Масалов, и Серков пришлись не по душе казачьему «археопагу» (провластно и оттого ксенофобски настроенному) своей принципиальностью, нежеланием мириться с всесилием административного ресурса. Как показала история с убийством Андрея Ханина, казачья «верхушка» крепко, неотрывно срослась с политической властью Ставрополья, впитав все ее наихудшие черты – клановость, кумовство, трусость…

На место Михаила Серкова в марте 2008 года был назначен Александр Фалько – начальник штаба Терского войска, войсковой старшина. Прошедшие после его избрания пять лет, впрочем, ставропольское казачество продолжали сотрясать скандалы. Самый свежий – это политическая голодовка группы реестровых казаков в поселке Иноземцево (под Железноводском), потребовавших создать собственное казачье общество.

Комментаторы этой ситуации (те, что с «официозной» стороны) не преминули объявить, что иноземцевские казаки – родноверы, заклеймив их «вероотступниками» и «сектантами». Хотя причина конфликта, если разобраться, гораздо приземленнее, нежели религиозные различия.

«Раскольниками» предводительствовал депутат гордумы Иван Шаталов, который вскоре после голодовки был лишен мандата. Но из-за совершенно другой истории: два года назад он на пляже под Анапой из ружья подстрелил отдыхающего, который голышом в присутствии детей полез купаться в море. Вот так буквально казак понимает «защиту традиционной морали».

Сам Шаталов меня уверял, что его казаки в Иноземцеве борются против коммерциализации железноводского казачьего общества, атаманы которого подмяли под себя  рынки, стоянки, маршрутные перевозки… Заигравшись в коммерцию, даже лишились (надо полагать, не просто так) здания управы общества, расположенного в самом центре Железноводска.

Плохо. Или очень плохо

Во время Всероссийской переписи населения 2002 года (когда в переписных листах появилась соответствующая графа) к «казакам» отнесли себя почти 4 тысячи жителей Ставрополья, а вот уже в 2010 году их вдруг стало меньше на целую тысячу. При этом руководство ТВКО заявляет, что казаков в крае 16 тысяч. Но кто эту цифру проверял?! Тем более, что помимо «реестровых» казаков есть также члены Союза казаков России и других,  помельче, организаций.

К слову сказать, аналогичные результаты продемонстрировала перепись и в других регионах страны: говоря сухим языком цифр, с 2002 по 2010 годы казаков в России (вернее, людей ощущающих себя, прежде всего, казаками) стало меньше на 48%. И если на Ставрополье снижение численности составило 30%, то, скажем, в Краснодарском крае и Ростовской области казаков стало меньше в три раза, а в Карачаево-Черкесии – в пять раз.

В то же время как, например, за аналогичный период в Москве казаков оказалось больше вдвое, а в Подмосковье – на четверть (и хоть абсолютные цифры не столь значительные, тенденция говорит о многом). Вариантов два – и оба одинаково негативные. Либо для абсолютного большинства «казачья» принадлежность становится все менее значимой в сравнении с «русской» (казаки попросту стесняются называть себя так). Либо руководства казачьих войск сознательно завышает отчетную статистику, надувая щеки перед Москвой. Чтобы весомее казались их ультиматумы власти?

http://kavpolit.com/patrioty-ili-avantyuristy/

Материалы по теме:

 

20 Июня 2013
Поделиться:

Комментарии

Аноним , 21 Июня 2013
Общая информация о заказе Способ размещения заказа Открытый конкурс Размещение заказа осуществляет Уполномоченный орган ИНН 2308167704 КПП 230801001 Департамент госзаказа Краснодарского края Заказчик Сведения приведены ниже Наименование заказа Оказание услуг по проведению реставрационных работ двадцати двух знамен и двух грамот из коллекции регалий Кубанского казачьего войска Наименование лота Оказание услуг по проведению реставрационных работ двадцати двух знамен и двух грамот из коллекции регалий Кубанского казачьего войска Начальная (Максимальная) цена контракта 6 840 000,00 Российский рубль Этап размещения заказа Этап подачи заявок Классификация товаров, работ и услуг 216 Услуги в области кино, радиовещания, телевидения, театра и видах искусства прочих 9219000 Услуги в области культуры, не включенные в другие группировки Особенности размещения заказа Требования не установлены Преимущества в отношении предлагаемой цены контракта Требования не установлены Сведения о позициях плана-графика, на основании которых создан заказ Включены в сведения о требованиях заказчиков
Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов