Казаки на Москве-реке. Краткая история карго-культа

Казаки следят за нравственностью, разгоняют выставки и атакуют спектакли. Как они попали с Дона в Москву и кто их курирует, выясняет ЕГОР МОСТОВЩИКОВ

 
В России живет более семи миллионов человек, которые считают себя казаками. Из них около двухсот тысяч проживает на территории Центральной России, из них десять тысяч — в Москве. Кто они такие, московские казаки, откуда они взялись, а главное — зачем и кому они нужны?

© РИА «Новости»Казаки на Москве-реке. Краткая история карго-культа

Кто они, казаки

Важно понимать — современные казаки появились вовсе не вчера, вовсе не после акции Pussy Riot и вовсе не черт знает откуда, как принято считать. Они не были специально придуманы, чтобы закрепить разъезжающиеся духовные скрепы, не выращивались где-то в православных инкубаторах, а просто вовремя попались власти под руку. Раньше на них принято было не обращать внимания и относить к категории обязательных городских сумасшедших, а теперь понятно, что это древняя неконтролируемая хтонь, с которой любит заигрывать государство.

История современного российского казачества началась в 1990 году, с падением Союза. Еще на заре СССР, во время Гражданской войны, казаки в массе своей поддерживали белое движение, были подвергнуты репрессиям и расказачиванию и, хоть и участвовали в боях Великой Отечественной в специальных казачьих отрядах, в целом в Советах не признавались. В 90-е годы люди ломанулись создавать и воссоздавать казачьи общества и войска, казаки были реабилитированы, а к концу 90-х был создан специальный государственный казачий реестр. По словам Александра Беглова, полпреда президента в Центральном федеральном округе и председателя Совета при президенте по делам казачества, сегодня в России около семи миллионов человек причисляют себя к казакам. Из них 700 тысяч состоят в войсковых казачьих обществах. В реестре числится 11 таких крупных войсковых казачьих обществ — Волжское, Енисейское, Забайкальское, Иркутское, Кубанское, Оренбургское, Сибирское, Терское, Уссурийское плюс Центральное и «Всевеликое войско Донское». К тому же, по данным Беглова, в стране еще в 2010 году действовало 24 казачьих кадетских корпуса, «более тысячи казачьих классов в образовательных учреждениях», в которых учится более 40 тысяч воспитанников. В общем, крупная история, которая где-нибудь в Ставропольском крае, где казаков вооружили еще в 99-м, во время второй чеченской, имеет большое значение для местного увлеченного населения. Другой вопрос, откуда казаки в столице.

Если вам вдруг когда-нибудь представится случай пообщаться с казаком, то, прежде чем спросить у него, как он вообще оказался в Москве, крае традиционно не самом казачьем, подумайте дважды: казаки очень любят поговорить. Вопросы крови, происхождения, чистоты этноса и кто более казак, а кто нет, их беспокоят на полном серьезе, так что разговор грозит перерасти в многочасовой монолог. Если упрощать, то ответ такой: жизнь так сложилась, репрессии там, гонения, да и мало ли как оно бывает. «Когда проживание казаков компактно на территории Советского Союза стало невозможно, рассыпались все куда могли, — с глубокой печалью в голосе повествует казак Валерий Лысенко по кличке Еж. — Кого ссылали, кто уезжал работать. Есть казаки на Таити, например! А самая большая в США община живет в Сан-Франциско. И так по всему миру — и Канада, и Австралия». Лысенко, чем-то похожий на Джека Воробья, с 1985-го играет на ударных в московской рокабилли-группе Mister Twister; из этих 28 лет последние 10—15 он изучает собственные корни. Корни уходят к Верхнему Дону, станице Вешенской, известной по «Тихому Дону» Шолохова.

«Приезжает человек на Красную площадь с плакатом “Я казак”, а мы потом должны объяснять».

Лысенко — реестровый казак, есаул и атаман (дальше длинное название) Московского землячества казаков Верхне-Донского округа Войскового казачьего общества Всевеликое войско Донское. Если говорить проще, то казак Лысенко состоит в Всевеликом войске Донском и помогает своим соплеменникам чем может, когда они оказываются и остаются в Москве. У Лысенко модно выбритые виски, кучерявый чуб, гусарский ус, сережка полумесяцем, татуировки, черная блестящая косоворотка, войлочные тапочки с гнутым носом, незаконченное обучение в Высшей школе КГБ, к тому же он танцует буги-вуги. В квартире казака-рокабилльщика Валерия встречаются два мощных нездешних карго-культа: что-то вроде срисованного с заморских журналов убранстваHard Rock Cafe и лубочное степное духовное благополучие. На стенах нет свободного места — все завешено картинками, рамочками и сувенирами. Флаги конфедерации, плакаты с Джеймсом Дином и Элвисом Пресли, американский масскульт в стиле 50—60-х, фотографии индейцев, топорики и томагавки, черепа, карточки с концертов перемежаются сине-желто-красными флагами донских казаков, постерами с лозунгом «С нами Бог. За веру, Дон и отечество», коллекцией шашек, кинжалов и фуражек. В кучерявых рамочках — акварели: казаки в поле, казаки на поле боя, казаки на конях, казаки у коней, казаки рвутся в бой, казаки у реки, казаки дома. Наконец, черный православный стяг с черепом и костями, прям как у Дмитрия Энтео и Виталия Милонова. Есаул Валерий «Еж» Лысенко — это такой взрослый Tesla Boy-государственник с шашкой наперевес. Улыбается и машет.

Вообще Лысенко состоит в малочисленной столичной ячейке Всевеликого войска Донского, штаб которого находится в Ростове-на-Дону. В Москве же властвует другая реестровая казачья организация — Центральное казачье войско (ЦКВ). ЦКВ — единственное из 11 реестровых войсковых обществ, которое было внесено в реестр в XXI веке, в 2010 году, позже всех остальных. В рядах войска числится 80 тысяч человек, из них 10 тысяч проживает в Москве. ЦКВ действует на территории 18 субъектов федерации, и в Москве у общества отстроена действующая структура «город — округ — район». В 2009 году в Люблине появилось первое столичное хуторское казачье общество (ХКО), в 2011 году такие хуторские казачьи общества Кузьминок, Марьина, Люблина и Рязанского проспекта объединились в районное казачье общество (РКО) «Юго-Восток». Общество «Юго-Восток» прославилось тем, что стало патрулировать улицы своих районов, когда это еще не было модно. Сейчас в Москве существует еще ряд таких районных казачьих объединений: РКО «Центр», «Восток», «Северо-Восток», «Северо-Запад» и «Зеленоград». Все это дело входит в Московское городское казачье общество (МГКО), и в эту же структуру входят различные военно-патриотические учебные центры и отряды, казачий отряд быстрого реагирования, оперативный отряд «Булат» и специализированная народная дружина казаков. Вполне себе боеспособная организация с четко прописанным подчинением.

© РИА «Новости»Казаки на Москве-реке. Краткая история карго-культа

Формально все 11 реестровых войск, включая Всевеликое Донское и ЦКВ, — дружественные организации, ведь в этом году их при участии государства должны объединить в Общероссийскую ассоциацию казачьих обществ. Но на деле оказывается, что внутри самих войсковых обществ у казаков накопились вопросы друг к другу. Так, заместитель начальника штаба ЦКВ Василий Соловьев согласен со своим коллегой Валерием Лысенко ровно в одном вопросе — в вопросе происхождения московских казаков. «Казаки — не марсиане. Даже Сергей Собянин — казак, он из семьи казачьей. В 17-м году после вот этих вот событий Свердлов подписал указ: уничтожить казачество как самоорганизующуюся нацию. После указа Ельцина № 632 о репрессированных народах люди, которые себя причисляют к казакам, а таких на нашей территории много, стали действовать», — говорит казачий полковник Соловьев. В остальном у казака Соловьев и казака Лысенко наблюдается конфликт — кто из них более казак, а кто дурак.

С момента, как казаки стали светиться в новостях, обыватели называют их в том числе «ряжеными», но, оказывается, и сами казаки так называют друг друга. Дело в том, что казаки, приписанные к ЦКВ, устроили в конце прошлого года показательное дежурство у Белорусского вокзала — гоняли торговцев из-под эстакады, за ними бегала орава журналистов, на следующее дежурство бригада уже не вышла: перед камерами поскакали, и спасибо. В свою очередь, Всевеликое войско Донское выводило казаков к дверям «Винзавода», когда Марат Гельман пытался там открыть выставку «Духовная брань». Есаул Лысенко со своей сережкой-полумесяцем и печальным ликом тоже там был, говорит, до современного искусства ему дела нет, но веру и церковь трогать нельзя, не нравится ему такое. О ЦКВ Лысенко же отзывается после акции у вокзала так: «Этнические казаки к ЦКВ относятся как к ряженым, которые понадевали чужих лампасов. Пойдемте поработаем казаками и поохраняем! Когда они выходят на Белорусский вокзал, то всех казаков ниже плинтуса опускают. Все казаки, будь то донские или уральские, говорят, что это позор. Позор! Нельзя мужику надеть на себя лампасы и гонять бабушек — стыд, позор. И к нам это не имеет отношения. Это искусственно созданная структура, имитация. Многие даже считают ЦКВ коммерческой структурой успешной — лавки, торговые дела, бизнес-структуры там присутствуют». ЦКВ Лысенко называет нелегитимной организацией — казачьи круги проходят неправильно, не по правилам, в каких-то ДК, юридической основы не имеют и даже внешне на круг не похожи.

«Нельзя мужику надеть на себя лампасы и гонять бабушек — стыд, позор».

Когда казачий полковник Василий Соловьев говорит о вышедших на «Винзавод», он старательно избегает слова «ряженые», пытается его завуалированно произнести, но стесняется: «Это просто люди, которые не достигли ничего и пытаются себя выразить, привлечь внимание своими выпадами. Не думайте, что каждый, кто крикнул себя казаком, представляет весь этот большой пласт населения. Как вот приезжает человек на Красную площадь с плакатом “Я казак”, а мы потом должны объяснять, что наши войска не принимали в этом участия. Поймите, мы государственники на службе государства, у нас есть президент, которому конкретно подчиняются войсковые атаманы, мы не можем просто так пойти и нагнетать обстановку из провокационных целей». Слава Богу, говорит Соловьев, в их рядах есть грамотные, нормальные люди с не одним высшим образованием, которые умеют грамотно оценить политическую обстановку, и люди, пытающиеся поставить казачество против государства, ничего не добьются.

Василий Соловьев напоминает, что казаки стоят на стороне государства, но и на страже народа и не будут участвовать в карательных мероприятиях, а Валерий Лысенко считает, что у государства две стороны. Лысенко очень не хочет гражданской войны, говорит, что за свою воинственность казакам хорошо бы иметь привилегии, а также было бы недурно обзавестись автономией как народность. Акция Pussy Riot, по словам Лысенко, яйца выеденного не стоит, и если бы участницы группы не пошли в храм, то и казаков у «Винзавода» не было бы. Василий Соловьев говорит, что казаки — это столп, на котором стоит Россия, сообщает, что в одном только Юго-Восточном округе Москвы 27 муниципальных депутатов — казаки, а во время неких (каких конкретно — пояснять отказался) «антиконституционных незаконных противогосударственных событий» казаки укрепляли порядок и поддержали президента. В одном казаки не сомневаются точно — стать казаком нельзя, как нельзя записаться в китайцы или грузины, казаком можно только родиться.

Что вовсе не значит, что в вашем происхождении не будут сомневаться остальные. Любо!

© ИТАР-ТАССКазаки на Москве-реке. Краткая история карго-культа

Казаки — это мы

На Западе современные казаки уже прочно воспринимаются как символ третьего президентского срока Владимира Путина: они олицетворяют его поход в сторону консервативно-духовно-нравственного трололо. Владимир Путин лично контролирует вопросы казачества: выдает атаманам наградные шашки и медали, посещает их мероприятия, в октябре прошлого года подписал «Стратегию развития госполитики Российской Федерации в отношении российского казачества до 2020 года». Согласно стратегии, казаки будут привлекаться не только к армейской службе, но и к охране порядка, обеспечению экологической и пожарной безопасности, предупреждению и ликвидации ЧС, гражданской обороне и природоохранной деятельности. Для финподдержки их будут стимулировать создавать и развивать казачье предпринимательство. Как один из видов такого бизнеса — казачьи ЧОП, плюс вице-премьер Дмитрий Рогозин предложил казакам защищать российские военные объекты за границей. Казаки поддержкой властей пользуются по полной программе, и дело здесь не только в губернаторе Александре Ткачеве, который предложил им патрулировать Кубань. В Центральном федеральном округе есть казачья Кантемировская танковая бригада, куда ЦКВ отправляет служить воспитанную ими молодежь, за другими войсками тоже закреплены свои части по всей стране, в Москве на базе Университета технологий и управления имени Разумовского организован первый казачий университет, в этом году зарегистрировали Казачью партию (КаПРФ).

Но говорить интереснее про вещи малозаметные — и вот лишь небольшой эпизод из жизни этого бурлящего нечто, что называется «современное российское казачество», отлично показывающий, кто на самом деле за всем этим стоит.

Это все и есть мутная Россия, это все — мы.

В январе 2011 года был запущен журнал «Российское казачество», журнал небольшой, тираж всего 5000 экземпляров, цветной, выходит ежемесячно. В первом же выпуске — поздравление с запуском от тогдашнего президента РФ Дмитрия Медведева и от патриарха Кирилла. Гарант пожелал малотиражному журналу творческих успехов и порадовался, что казачество всячески растет и крепнет, а также создается «нормативно-правовая база для более активного участия казаков в федеральных и региональных программах». Патриарх рассказал о вековой истории казачества, мимоходом назвал репрессии советской власти против казачества «тяжелыми условиями» и отметил: «Отрадно, что сегодня при деятельной поддержке государственной власти вновь возрождаются славные традиции военно-патриотического воспитания молодежи, основанного на непреходящих духовно-нравственных ценностях Православия, на понятиях доблести, чести и верности своему призванию». Напомню, январь 2011-го — никаких Pussy Riot и духовных скреп и в помине нет. Итоги года в номере от декабря 2012-го четко очерчивают круг интересов казачества: тут и Путин с казачьей стратегией-2020, выступления на митингах на Поклонной горе и в «Лужниках» (это когда «умремте же под Москвою»), поездки на форум на Селигер, участие в заседаниях ОНФ, молитвенное стояние за поруганные святыни у стен ХХС и тому подобное.

У журнала весьма пестрый редакционный состав. Смотрите сами. Председатель редакционного совета — Николай Константинов, в прошлом руководитель канцелярии президента РФ, сейчас заместитель полпреда Александра Беглова, того, который казаками в совете при президенте занимается. В состав совета входит и бывший замглавы Минсельхоза Алексей Бажанов, которого 4 июня 2013 года Мосгорсуд оставил под арестом до августа: Бажанова вместе с двумя подельниками обвиняют в мошенническом хищении 1,125 млрд рублей, выделенных на модернизацию завода в Воронежской области. Атаман забайкальских казаков Сергей Бобров — его год назад родные казаки-забайкальцы обвиняли в самоуправстве, развале работы, опустошении войсковой казны, обмане, подделке документов и окружении себя отставными военными, милиционерами и политработниками времен КПСС, «не знающими казачьих обычаев». Атаман ЦКВ Валерий Налимов, атаман Всевеликого войска Донского Виктор Водолацкий, заместитель губернатора Ростовской области и депутат Госдумы от «Единой России», атаман Кубанского казачьего войска, вице-губернатор Краснодарского края Николай Долуда, Кирилл, митрополит Ставропольский и Невинномысский. Генерал-лейтенант Иван Миронов, 30 лет (с 1974-го по 2004-й) отработавший в КГБ и ФСБ, где отвечал, среди прочего, за антитеррористическое направление и возглавлял Оперативно-розыскное управление. Атаман Оренбургского казачьего войска, вице-губернатор Свердловской области Владимир Романов, критикующий идею создания казачьей партии.

© ИТАР-ТАССКазаки на Москве-реке. Краткая история карго-культа

В выходных данных журнала «Российское казачество» сказано, что он учрежден фондом развития казачества «Отечественное казачество». Согласно списку членов Совета по делам казачества при президенте, экспертный совет фонда «Отечественное казачество» возглавляет Андрей Хазин. Он же — член редакционного совета журнала, член Высшего совета «Единой России» и координатор детских программ партии, председатель общественного совета «Ассоциации юристов России», а также профессор Высшей школы экономики. Ко всему прочему, Хазин был сенатором от Костромской и Кировской областей. Наконец, он — председатель совета директоров продюсерского центра Kremlin Multimedia, который и издает журнал «Российское казачество». Также агентство отвечает за дизайн, верстку и распространение журнала. Согласно подсчетам, одна только печать журнала «Российское казачество» обходится в 1 800 000 рублей в год. Юридическое сопровождение журналу оказывает организация с тоже весьма звучным наименованием — коллегия адвокатов «Красная площадь».

Согласно газете «Ведомости», ООО «Кремлин мультимедиа» принадлежит Александру Першикову (тоже члену редсовета), Вере Кульпиновой, Александру Сапову и Хазину. Першиков — бывший исполнительный директор банка «Уралсиб», Сапов — бывший сотрудник «Уралсиба». Компания ООО «Кремлин мультимедиа» занимается выпуском сувенирной продукции, книг исторической тематики, туристическими программами и другими проектами. Административный руководитель «Кремлин мультимедиа» Ольга Богайчук в комментарии COLTA.RU первым делом сказала, что «Кремлин мультимедиа» выпускает бренд-буки — собрание национальных символов разных стран, а книжку-альбом Icons of Russia уже можно купить в магазине «Республика». Также в конце 2012 года холдинг запустил туристическую карту Moscow Pass, с которой можно посетить основные достопримечательности и музеи города за фиксированную плату. Компания вообще занимается милыми хипстерскими вещами, о которых с радостью пишут «Афиша» и The Village: разработали логотип Москвы Wow Moscow, сделали портал для туристов, выпускают сувенирку и карты, сделали проект WowLocal для помощи туристам. И тут казачество.

© РИА «Новости»Казаки на Москве-реке. Краткая история карго-культа

На вопрос, почему компания носит такое название, ведь просто так вещи «Кремлем» не называют, Богайчук сказала, что название не «Кремль», а «Кремлин», но да, завязки есть, однако «это уже наше личное дело». Александр Першиков, один из владельцев Kremlin Multimedia, согласился было дать комментарий COLTA.RU, попросил прислать вопросы по почте и перестал отвечать на телефонные звонки.

Смысл в том, что в этой маленькой и незначительной мутноватой истории, выпуске журнала, который никто скорее всего даже не читает, переплетается все, что только можно себе вообразить о современной России. Профессиональные пиарщики и распильщики, чиновники, чекисты и силовики, жулики, воры, бизнесмены, видные политтехнологи, рок-музыканты, губернаторы и хипстеры. Это все и есть мутная Россия, это все — мы. Что же касается самих казаков, то это, разумеется, наши современные Гэтсби — денег и состояний особых у них нет, но люди изо всех сил пытаются придумать себя, закрепиться в пространстве и убедить всех в том, что в стране, существующей чуть больше 20 лет, и правда могут быть традиции. К тому же им выдают оружие и цветастую форму, а медаль за победу в конкурсе чтецов в пятом классе можно приделать на гимнастерку. Как известно, каждое поколение получает такого Гэтсби, какого заслуживает.

Мы вот заслужили казаков — рок-музыкантов.Colta

11 Июня 2013
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов