Клановая уборка территории

 
Клановая уборка территории. Дело мэра Махачкалы Саида Амирова может стать началом кардинальных перемен в республике

Клановая уборка территории

Дело мэра Махачкалы Саида Амирова может стать началом кардинальных перемен в республике

Арестованный мэр Махачкалы Саид Амиров может быть далеко не последним высокопоставленным чиновником Дагестана, в отношении которого может быть начато уголовное преследование. Наблюдателям остается лишь гадать, действительно ли федеральный центр решил жестко бороться со сложившейся в республике клановой системой, или всё ограничится переделом сфер влияния.

Саид Амиров всегда был на хорошем счету. В 1991-м он стал заместителем председателя правительства Дагестана, в 1998-м – избрался мэром Махачкалы и переизбирался еще три раза. Амиров – доктор наук, автор 7 книг и 70 научных статей. Под его руководством Махачкала признавалась самым благоустроенным городом России. Все знают, что в 1999 году, когда в Дагестан вторглись полчища террористов во главе с Шамилем Басаевым и Хаттабом, Амиров сформировал отряд ополчения, который отправился на помощь федеральным силам в Ботлихский район, где шли боевые действия. Мэр активно участвовал в создании регионального отделения «Единой России». За время своей карьеры пережил 15 покушений. В результате одного из них, произошедшего в 1993 году, на всю жизнь утратил возможность ходить. Государство наградило его орденом Дружбы и орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени. Русская православная церковь отметила Амирова орденом Святого благоверного князя Даниила Московского II степени и орденом Преподобного Серафима Саровского II степени.

И вдруг – обвинение в тяжком преступлении: организации убийства в декабре 2011 года и.о. руководителя следственного отдела СК России по Советскому району города Махачкалы Арсена Гаджибекова. В официальном заявлении Следственного комитета сказано: «Его причастность к совершенному преступлению и задержание стало результатом тщательно спланированной, кропотливой и профессиональной работы следователей СК России и оперативных сотрудников ФСБ России». Помимо Амирова были задержаны еще 10 человек. Само задержание было похоже на настоящую войсковую операцию: окруженный спецназовцами дом, бронетехника, быстрый вывоз захваченного Амирова в Москву. Будто боялись, что почти обездвиженный чиновник начнет отстреливаться, или у силовиков мэра попытаются отбить силой его сторонники.

Не секрет, что Дагестан за последние годы стал чуть ли не регионом тотальной коррупции. Все системы управления опутаны клановыми и родственными связями. Можно предположить, что Амиров, который был во власти столько лет, не остался в стороне от очень жесткой игры различных группировок за всяческие контракты, тендеры, распределение должностей.

В то же время, в Дагестане немало людей, кто считает Амирова незаслуженно оклеветанным. Официальный сайт администрации Махачкалы пестрит сообщениями в стиле «не дадим оклеветать хорошего человека». На собрание актива города 2 июня собралось более 500 человек. Каксообщает сайт горадминистрации, все сошлись во мнении, что уголовное преследование носит заказной характер. Его цель – не дать возможность Амирову участвовать в выборах главы республики. «Саид Амиров – известный во всей России руководитель… И вот последовало чисто политическое мероприятие, проведенное в отношении одного из самых перспективных и авторитетных политиков, претендента на пост руководителя Республики Дагестан. На личности Саида Амирова во многом зиждется хрупкий мир в Дагестане», – заявил председатель городского собрания депутатов Махачкалы Магомед Магомедрасулов.

Басманный суд Москвы арестовал Амирова до 1 августа. Депутаты махачкалинского горсовета уже обратились к Владимиру Путину с обращением отпустить их мэра под подписку о невыезде. «Теперь, когда ярлык виновности в отношении С.Д. Амирова уже повешен, трудно рассчитывать на объективность следственных действий и всего расследования в целом», – отметили депутаты…

В то же время, далеко не все в Дагестане считают дело заказным. Многие склонны думать, что с мэра Махачкалы началась большая чистка. Арест же столь влиятельного человека говорит о том, что недавно назначенному и.о. главы республики Рамазану Абдулатипову Москва развязала руки в борьбе с клановостью и коррупцией.

Бывший член Общественной палаты региона, председатель общественного движения «Дагестан – территория мира и развития» Абас Кебедов считает дело против Амирова только началом большого пути по исправлению ситуации в республике, а поддержку мэра Махачкалы в народе мнимой:

– Многие жители Дагестана, даже ожидая некоторые изменения, оказались в шоковом состоянии. Никто не ждал ареста таких фигур.

Но, в любом случае, все предчувствовали перемены. Кто бы что не говорил, ситуация в Махачкале была серьезным тормозом для преобразований в республике. И я не думаю, что народ будет сильно держаться за Амирова, потому как махачкалинцы натерпелись. Конечно, сторонники у него будут. Но в ближайшие дни, как я полагаю, мы узнаем подоплеку случившегося.

На мой взгляд, это всё-таки Москва решила навести порядок. И карт-бланш, который был дан Абдулатипову, реален. События могут теперь развиваться как угодно, даже в сторону дестабилизации.

«СП»: – Саида Амирова называли вероятным кандидатом на пост главы республики. Он действительно пользовался в народе большим авторитетом?

– К сожалению, народ пока не решает в Дагестане вопрос о власти. Надеюсь, что в будущем ситуация изменится. Но, боюсь, Амиров большим авторитетом не пользовался среди рядовых граждан. А так, у всех кланов есть большие амбиции выдвинуть своего человека на должность главы региона, Амиров не был исключением. Он очень амбициозный человек. Но народ бы его не выбрал.

«СП»: – Можно ли полностью разрушить клановую систему в Дагестане?

– Я думаю, что можно. При этом всех сажать не обязательно. Хотя и без судебного преследования слишком одиозных фигур ничего не изменится. И федеральному центру, президенту страны надо укрепить государственность России, которая сейчас пошатнулась. Думаю, что президент это понимает и потому делает шаги в этом направлении. Но необходимо изменить всю общественно-политическую систему. Раньше Москва смотрела на клановость сквозь пальцы. Сейчас надо будет снять всех руководителей, связанных со старой системой управления. Причем рокировки ничего не дадут, нужны новые люди.

Путин должен дать возможности для этого Абдулатипову. Хорошо привлечь к изменениям во власти широкие общественные слои, граждан. Пока народ чувствует себя загнанным в угол.

Заслуженный летчик Герой России Магомед Толбоев с 1996 по 1998 годы был секретарем Совета безопасности Дагестана. По его мнению, следствие сможет разобраться в обстоятельствах дела Амирова. А вот в победу над клановостью Толбоев не верит:

– Борьба с клановостью в Дагестане – это тяжелейший политический вопрос. Его может разрешить только президент России. Как сказал представитель СК Маркин, у следственных органов накопилось очень много убедительных материалов. Я не могу говорить конкретно, но все чиновники в Дагестане связаны с кланами. И ничего не изменится еще тысячу лет.

Виновен ли Амиров в том, в чем его обвиняют, может решить только суд. А граждане могут давать разные оценки. Спросите граждан, изменилась ли Махачкала с 1996 года? Люди скажут, что великолепный стал город, улицы стали чистыми, канализацию обновили. А другие скажут: «Кругом бандиты и убийцы – мы знаем». Откуда они знают? Это – дело следственных органов. Можно будет делать выводы только после предъявления обвинения.

«СП»: – Можно ли сказать, что Амиров это эффективный управленец?

– Он управлял железной рукой. Но как он достигал успеха? Может, какой-то процент брал себе. Но, повторюсь, это дело следственных органов. Но раньше это был грязный униженный город. При Амирове он преобразился, соединился с Каспийском и Ленинаулом. И там, и там были его родственники. С одной стороны, эти города обустраивались. С другой, – не всё было гладко. Процветание могло быть построено на откатах, в том числе для людей в Москве. Кто создал эти схемы? Был фильм «Бандитский Петербург». Я мог бы попросить снять фильм «Бандитская Махачкала». Но в Петербурге русские, а в Махачкале аварцы, лезгины, даргинцы, кумыки, лакцы, таты – попробуй, разберись.

«СП»: – То есть, строя инфраструктуру, мэр не пытался развивать гражданское общество в городе?

– Гражданским обществом называли прикрытие для своих дел. Что такое гражданское общество? Это собрал близких людей разных национальностей, сказал о развитии города, попросил поддержки. А кто будет против? – все «за». А что было после протокола – никто не знает.

Вы можете взять любую систему Дагестана и проверить. Пойдите в махачкалинский порт, в аэропорт, в пенсионный фонд. Это же какие деньги. И никто не занимается этими клановыми связями. Можно одного посадить, двоих, троих. Но эти коррупционеры как грибы: одно срезал, а рядом – новая поросль.

«СП»: – Неужели нельзя набрать новую команду управленцев?

– Вот поставили нового человека главой Дагестана. На кого он будет опираться? На тех, кому верит. А они на кого будут опираться? На местных, кто знает обстановку. И опять начинаются кланы. Системного подхода в борьбе с ними нет, всё ограничивается разовыми назначениями.

Заведующая сектором Кавказа Института стратегических исследований Яна Амелина не так пессимистична. Просто, как она считает, нужна жесткость и последовательность:

– Никто не ожидал, что начнут так круто ломать кланово-коррупционную систему, которая сложилась в Дагестане за последние десятки лет. Без ее слома ничего изменить в республике нельзя. Надеюсь, что дело Амирова только первое в ряду таких громких дел, и федеральный центр на этом не остановится. Конечно, степень вины Амирова определит суд, это не наше дело. Но показательно, что человека обвиняют не в коррупции и не в хозяйственных растратах, а в убийстве следователя. Это показывает, что его подозревают в серьезных мафиозных связях. И то, как был обставлен арест, показывает серьезность правоохранителей к этому делу.

Амирова считали неприкасаемой фигурой. Оказалось, что он тоже должен отвечать перед законом и судом. И это очень хороший знак.

«СП»: – Возможно ли разрушить кланы?

– История нашей страны показывает, что можно разрушить любые кланы и коррупционные связи, надо только этим серьезно заниматься. Сегодня в Дагестане многие в эти связи погружены, и им кажется, что по-другому быть не может.

Но в других регионах такой коррупции нет. Значит, надо просто жестко ломать через колено. И нет у дагестанцев какой-то особенной склонности к коррупции, которая не позволяет им жить, как всем нормальным людям. Надо просто всю эту гадость сломать и выбросить.

«СП»: – Может, система управления связана с особенностями экономки? Одно дело – промышленные города с четким разделением труда, другое – сельская культура.

– Всё это сильно преувеличено. Это специально делают те, кто заинтересован в коррупции. Они и говорят, что люди в республике какие-то особенные, что они могут жить только по-скотски и никак иначе. На самом деле, это не так. Там живут такие же люди, они как все стонут от такой системы управления. Я уверена, что сломать клановость можно везде. Весь вопрос в жесткости и неотвратимости наказания.

«СП»: – Можно ли будет победить радикальный исламизм в Дагестане, разобравшись с коррупцией?

– Радикализм и коррупция тесно связаны. Но, в целом, в террористическое подполье люди уходят по идейным, а не бытовым соображениям. В советское время тема религии вообще была за скобками, а потому радикальные течения не были так распространены. Еще в советское время работала отлаженная система управления. Подполье может возникнуть везде (мы видим теракты и в Европе, и в Америке), но весь вопрос заключен в жесткой борьбе с ним.

 

Фото ИТАР-ТАСС/ Дмитрий Рогулин

http://svpressa.ru/society/article/68904/

3 Июня 2013
Поделиться:

Комментарии

На сайте «КОМИТЕТ ОБЩЕСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ» размещена публикация ( см. ниже). Полагаю, необходимо осуществить просьбу автора данной публикации . Александр Румянцев.

Почему российскую коррупцию нужно уничтожить и как ее уничтожить

Почему российскую коррупцию необходимо уничтожить? На это есть несколько причин.

1. Коррупция наносит вам ежегодно прямой материальный ущерб около 80 тыс. руб. – если вы работаете, и 32 тыс. руб. – если вы пенсионер.

2. Упущенная выгода от коррупции выражается в том, что коррупция обрекает Россию быть сырьевым придатком развитых стран мира, вместо того, чтобы быть экономически мощной державой, мировым экономическим (не только ядерным) лидером с процветающей экономикой.

3. Каждые полгода-год российская коррупция будет уничтожать примерно столько же людей, сколько бомбардировки в Хиросиме и Нагасаки.

4. Коррупция ведет к тому, что нашу безопасность обеспечивают преступники и пособники преступников. Уничтожив коррупцию, мы сделаем нашу жизнь намного безопаснее.

Причина 1.

Коррупция крадет из наших карманов примерно 30% наших доходов. Когда мы покупаем, например, в магазине продукты для своей семьи, мы переплачиваем за них. Хозяин магазина уже заплатил чиновникам взятки за землю, на которой он построил магазин, за разрешения ведения бизнеса. Он заплатил мзду пожарникам, санитарным службам, налоговым инспекторам, и многим другим. Но, в конечном счете, за все эти взятки расплачиваются покупатели магазина, то есть мы с вами.

В соответствии с исследованиями, проведенными фондом «Индем» объем годового рынка коррупции в России составляет $318 млрд – это треть валового внутреннего продукта (ВВП) страны (некоторые российские аналитики считают, что эта цифра значительно выше). Из-за коррупции российские бизнесмены вынуждены на 40% увеличивать стоимость товаров (газета The Cristian Science Monitor,http://www.gazeta.ru/news/lenta/2009/11/24/n_1427969.shtml). Примечание. Если бизнесмен увеличит стоимость товара на 40%, то эта надбавка составит примерно 28,5% от конечной цены.

Коррупционный оборот российских взяточников составляет около трети ВВП. Это означает, что треть всех произведенных товаров и услуг, треть всего совокупного труда страны изымается, отбирается у нас коррупцией. Это значит, что каждый из нас треть жизни будет работать бесплатно, просто так, даром. Коррупция отнимет, уничтожит треть нашего труда, наших сил, нашей жизни.

Во времена татаро-монгольского ига на Руси размер дани составлял около 10% от дохода.Иго российской коррупции страшнее татаро-монгольского ига в три раза! В древнем Египте рабы, работающие на полях фараона, отдавали фараону только 20% урожая. Иго коррупции ужаснее древнеегипетского рабства почти в два раза!! Во время крепостного права в России крестьяне работали в пользу помещика не более трех дней в неделю, в наши дни мы работаем на коррупцию 1,7 дня в неделю. Ярмо современной российской коррупции по тяжести сравнимо с ярмом российского крепостного раба!!!

Если бы сегодня мы уничтожили коррупцию, то уже примерно через год наш уровень жизни сам собой вырос бы примерно на треть! Рынок бы снизил цены на величину скрытого налога на коррупцию, который платим мы с вами.

Каждый год мы получали бы дополнительную прибавку в размере четырехмесячного дохода: в среднем 80 тыс. руб. – каждый работающий россиянин и 32 тыс. руб. – каждый пенсионер.

За десять лет эта прибавка составила бы соответственно 800 тыс. руб. – для работающих, и 320 тыс. руб. – для пенсионеров. Вдумайтесь в эти цифры! Если бы у вас появились 800 тыс. рублей, добавив немного, вы могли бы купить новенький автомобиль бизнес класса Тойота Камри! Стоит ли это того, чтобы мы уничтожили коррупцию? Безусловно.

Это прямой ущерб, который наносит нам коррупция.

Сопоставьте эти цифры с той эфемерной выгодой, которую мы якобы получаем, когда платим взятки.

Причина № 2.

Коррупция является огромным тормозом для развития экономики, который подобен многопудовой гире, привязанной к ноге бегуна на марафонскую дистанцию. Пока в России существует коррупция, мы не можем представлять сколько-нибудь серьезную конкуренцию экономически развитым странам мира (за исключением топливно-энергетической сферы). Мы обречены на вечную отсталость, мы обречены быть страной третьего мира, энергетическим придатком экономически развитых мировых держав, пока в нашей стране будет существовать высокий уровень коррупции.

Между уровнем коррупции и экономическим развитием стан мира существует тесная взаимосвязь. Если бы России удалось уничтожить коррупцию, конкурентоспособность российских предприятий неизбежно выросла бы существенно. Расчеты показывают, что уничтожив российскую коррупцию, в будущем мы могли бы увеличить ВВП в три раза. Соответственно средние доходы россиян тоже выросли бы в 3 раза.

Это упущенная выгода, которую отнимает у нас коррупция.

У России огромный потенциал. Уничтожив коррупцию, Россия в будущем стала бы одной из богатейших стран мира, а россияне стали бы одними из самых богатых людей мира. Мы стали бы экономически мощной державой, мировым экономическим (не только ядерным) лидером с процветающей экономикой.

Причина № 3.

Коррупция уничтожает нас за наши же деньги. Коррупция является одной из основных причин высокого уровня терроризма, преступности, наркомании. Коррупция планомерно и методично физически уничтожает россиян: каждые полтора года российская коррупция будет уничтожать столько же людей, сколько бомбардировки в Хиросиме и Нагасаки.

Уничтожив коррупцию, мы спасли бы десятки тысяч жизней россиян в ближайшее десятилетие. Среди этих спасенных возможно будут наши дети и внуки, наши родные и близкие.

Причина № 4.

Уничтожив коррупцию, мы сделали бы нашу жизнь намного безопаснее. Коррумпированные сотрудники правоохранительных органов являются преступниками и сообщниками преступников. Вместо того чтобы защищать нас от преступных посягательств, они защищают, покрывают преступников, они сами представляют угрозу для законопослушных граждан. Избавившись от коррупции, мы сделали бы Россию чище, свободнее, безопаснее.

Как уничтожить коррупцию

Коррупцию уничтожить с одной стороны очень просто, с другой – сложно.

Просто, потому что понятно, как это сделать: достаточно на законодательном уровне ввести комплекс простых законов, таких, например, как полная конфискация имущества за взятку более 1 млн. рублей плюс тюремное заключение, пропорциональное размеру взятки, и некоторые другие законодательные меры, благодаря которым брать взятки станет не выгодно и коррупция довольно быстро исчезнет.

С другой стороны, в российских условиях уничтожить коррупцию сложно, потому что россияне проявляют необычайную и непонятную терпимость к коррупции. Российский народ готов бороться с коррупционерами (причем не со всеми, а избирательно), но не с явлением – коррупцией. Чем выше находится чиновник на служебной лестнице, тем больше у него возможностей бороться с коррупцией, но при этом ему все меньше хочется бороться с ней, по той простой причине, что он сам становится коррупционером. Одна из проблем России состоит в том, что российский народ не желает избавления от коррупции. Этого тем более не желают высшие государственные чиновники, которые имеют в руках достаточную власть для уничтожения коррупции.

Нам нужно осознать, что, сбросив ярмо коррупции, мы станем жить богаче, безопаснее и лучше во многих отношениях. Нам нужно осознать, какой великий вред наносит нам коррупция, и тогда мы захотим уничтожить ее.

Итак, первое. Что нужно для уничтожения коррупции – это изменение общественного сознания. Коррупция для России подобна алкоголю или даже наркотику, который подавляет волю, подавляет желание избавиться от зависимости, и медленно, но верно уничтожает. Россияне должны осознать великий вред коррупции, и захотеть от нее избавиться. И большую роль в этом отношении может оказать просвещение, информированность населения.

Второе. Для уничтожения коррупции нам нужна вера в то, что ее можно уничтожить практически полностью. Россияне полагают, что это невозможно, хотя это далеко не так: коррупция может быть уничтожена практически полностью за короткое время. Сотрудники ГИБДД перестанут брать взятки уже через неделю после того, как будут введены простые законы, делающие коррупцию не выгодой в материальном, социальном и политическом отношении.

Приведем два примера. В Узбекистане не воруют и не утоняют машины. Совсем! Угонять машины там перестали сразу после того, как был введено наказание 15 лет лишения свободы за угон. Угонять машины стало не выгодно, и поэтому теперь их не угоняют.

Наш незаконопослушный водитель, пересекая границу с Финляндией, моментально становится законопослушным и соблюдает правила дорожного движения только потому, что там предусмотрено довольно большое наказание за нарушение правил дорожного движения. Нарушать правила там не выгодно, и их не нарушают.

Подобным образом, если в России будут введены законы, делающие коррупцию не выгодной, она практически стразу исчезнет. И дело здесь даже не в строгости наказания, потому что даже при наличии смертной казни за взятку, коррупция может быть выгодным занятием, и наоборот, относительно мягкие наказания за взяточничество могут сделать коррупцию не выгодной и привести к ее полной ликвидации.

О возможности уничтожения коррупции в России говорит и опыт зарубежных стран мира: в Гонконге, например, изобрели удачный метод борьбы с коррупцией (Аиф № 20, 2010 г.). Интересно, что в рейтинге отсутствия коррупции Transparency International Гонконг находится на 12-м месте, то есть намного выше, чем Китай (72-е место), где за коррупцию расстреливают. Для сравнения: Россия находится на 147 месте из 180.

Одна из идей, которую нужно позаимствовать у китайцев в Гонконге заключается в следующем. За благосостоянием чиновников (в том числе вышнего ранга) должна наблюдать специальная комиссия борьбы по борьбе с коррупцией, наделенная неограниченными полномочиями. Она должна обеспечивать наблюдение за доходами и расходами чиновников и членов их семьи, близких. Если расходы чиновника и членов его семьи велики, если они живут на широкую ногу, если они имеют виллы с бассейнами, счета за границей, акции и другие активы, чиновник обязан будет ДОКАЗАТЬ комиссии, что эти средства получены законно. Если доказательства не будут представлены, чиновник должен быть в обязательном порядке приговорен к 10 годам тюрьмы с конфискацией имущества. Если ввести такую меру, то уже в первый год работы комиссии будут посажены тысячи чиновников, а уровень коррупции практически сразу уменьшится в несколько раз.

В общественном сознании России существует ложный психологический барьер – неверие в то, что уничтожение коррупции возможно. На самом же деле коррупцию уничтожить можно, и сделать это можно относительно быстро и просто, как это было сделано в Гонконге. Было бы желание.

Третье. Для уничтожения коррупции нужен комплекс законов, делающих коррупцию не выгодной в материальном, социальном и политическом отношении.

Для того, чтобы сделать коррупцию невыгодной в материальном отношении, нужен экономический, материальный противовес корыстной заинтересованности во взяточничестве, нужно материальное поощрение сотрудников правоохранительных органов ведущих борьбу со взяткой, жесткий государственный и общественный контроль за борьбой с коррупцией, жесткие меры, направленные против фальсификации взяточничества, введение в практику борьбы с коррупцией детектора лжи, прозрачность доходов и расходов государственных чиновников, прозрачность государственных и общественных отношений.

Для того чтобы сделать коррупцию не выгодной в политическом отношении, нужно ввести политическую смерть коррупционеров: коррупция должна привести к полному и пожизненному краху политической и общественной карьеры взяточника без права реабилитации. Политическая смерть коррупционеров куда гуманнее расстрела, но будет более эффективным средством. Если российский чиновник будет знать, что взятка приведет к окончательному и бесповоротному краху его государственной, политической и общественной карьеры, если он будет знать, что взятка приведет его к конфискации имущества и тюремному заключению, он просто перестанет брать взятки, подобно тому, как угонщики автомобилей в Узбекистане перестали угонять их. И речь здесь идет не о том, чтобы ужесточить наказание за взятки. Даже публичное повешение взяточника со всей его семьей не остановит от взятки, если не сделать коррупцию не выгодной. Когда же коррупция будет не выгодной, взяточничество исчезнет естественным образом. Жестокого наказания взяточников просто не будет, потому что не будет взяток.

Политическая и общественная смерть коррупционера включает в себя: пожизненное лишение права заниматься политической и общественной деятельностью, занимать какие-либо государственные посты и любые «взяткоемкие» должности, то есть те должности, где имеется хоть какая-нибудь возможность брать взятки (перечень таких должностей должен быть определен). Он должен быть лишен всех наград, званий, надбавок к пенсии. После выхода на пенсию он должен получать только минимальную пенсию. Он должен стать политическим и социальным изгоем, он должен стать политическим трупом. Ему должно быть запрещено под страхом наказания публиковать в Интернете, СМИ какие-либо статьи, ему должно быть запрещено давать интервью. Возможно, следует подумать и о том, чтобы пожизненно запретить такому человеку проживать в крупных городах России, в административных центрах. Политическая и общественная смерть коррупционера должна решить задачу не наказания и перевоспитания преступника. Она должна сделать коррупцию не выгодной.

Плясовских Александр, доктор технических наук, Президент общественной организации «Россия без коррупции»

_____

ПОЖАЛУЙСТА, если Вам не безразлична проблема коррупции, разошлите эту статью своим друзьям и знакомым.

Поместите эту статью в своем блоге, на форумах и везде в Интернете, где это возможно. Поддержите нас, подписавшись на рассылку @mail.ru «Шокирующая правда о коррупции» на http://bezkor.ru .

Наше дело правое, победа будет за нами!

“Единственное, что нужно для триумфа зла, это чтобы хорошие люди ничего не делали” (Эдмунд Бёрк).

Плясовских Александр, Президент общественной организации «Россия без коррупции», доктор технических наук

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-КультурМультур

Архив материалов