И снова о казачестве…

Недавно в тематической программе радио «Голоса России» «Кавказский час с Андреем Епифанцевым» я выступил как эксперт по проблемам современного казачества. В своем блоге политолог и историк Андрей Епифанцев поместил запись нашей беседы.

Вскоре пришел комментарий жж-юзер Владимир Наумов написал: «С сожалением должен констатировать, что мои надежды на то, что не все так плохо и я просто неправильно оцениваю ситуацию не оправдались. Мнение специалиста практически полностью совпало с моим. Было бы очень интересно ,услышать цикл передач с Ю. Сошиным, по каждой республике отдельно, с последующим приглашением для ответов, на озвученные им проблемы, общественных (или государственных) деятелей из титульных наций. Всегда, с удовольствием, читаю его статьи, но, на мой взгляд, они слишком повествовательны. Почти нет экспертных оценок о путях выхода из сложившейся ситуации. Так, и в данной программе, кроме предложений по контрактникам и выведении казачьих организаций из подчинения местным властям ничего нет... Хотя, думаю, у Ю. Сошина есть свое видение путей развития казачества».

Я решил ему ответить, а ответ поместить на сайте АПН, надеясь, что предмет обсуждения будет интересен всем читателям ресурса.

Уважаемый Владимир Наумов!

К сожалению, вынужден констатировать, что ваш упрек по поводу отсутствия «экспертных оценок о путях выхода из сложившейся ситуации», справедлив. Но я не работаю по теме, «как нам обустроить казачество». Я ученый, причем независимый, сознательно не входящий ни в казачьи структуры ни в казачье движение в целом. А как ученому для меня прежде всего важны глубина анализа и соответствие его объективной реальности. Я аналитик, но не теоретик, не строитель и не планировщик. Прежде чем давать советы и стоить прожекты, дай Бог разобраться в том что есть.

Я еще очень далек даже от этой цели. Хотя другие аналитики пишущие по теме современного казачества от реальности отстоят еще дальше. Извините за самовосхваление, но это реальность. В среде пишущих по данной тематике, крайне много самоослепления, самовосхваления, патетики и пустой напыщенности. Нет не только адекватного научного анализа проблематики (выходящие в Ростове академические научные сборники не в счет, это чисто академические интеллектуальные игры), но и просто холодного, жесткого, беспристрастного анализа ситуации. В страшные глаза реальности смотреть никто не хочет, а многие, говорящие и пишущие по теме казачества, еще и не могут. И в силу отсутствия способностей к трезвому анализу, и в виду низкой общей культуры. Тупое высокомерно самодовольство – вот общая картина. Про какую-либо научную культуру не говорю.

Быть умным среди современных неоказаков – это значит постоянно получать оскорбления и унижения. (да и старые времена в казачьей среде умников не жаловали, их или боялись как колдунов или презирали, офицеры не в счет). Мысль о том, что для какого-либо серьезного дела нужно его предварительно хорошо обмозговать, ни до кого не доходит. Интеллектуального потенциала не видно. Ни идеологов, ни теоретиков. Даже патетическо-карикатурных. Последние идеологи такие как Федосов, остались в 90-х годах. Не доходит ни до кого ни в казачьих организациях ни просто в славянской среде Кавказа, простая мысль, что информационная работа, по освещению ситуации в СМИ – это очень важно.

Только казаки из «зоны фронтира» принимают у себя журналистов и что-то пытаются через них в СМИ забросить. Но их можно понять: они готовы в своей катастрофической ситуации и за соломинку хвататься. Но, скажите мне, почему в более благополучных «спокойных» регионах казаки, как организованные, так и «природные», журналиста воспринимают как п…са? Навеки отпечатался стереотип пишущего о «битве за урожай» борзописца из районного краевого брехлистка?

В 2006 году в Беслане, на Большом круге тогдашнего реестрового ТКВ я, как журналист, на фуршете разговаривал казаками, так ко мне подскочил и с визгом и брызганьем слюной выгнал из фуршетного зала некий Савченко. Существо у которого в лексиконе может слов 15 будет, правда помимо матерных. А этот персонаж был на тот момент не много ни мало, а «начштаба Терско-Малкинского казачьего округа». Я после этого унижения четыре года не появлялся на казачьих сходках, до 2010 года. А когда появился, то окружной атаман ТМКО Любуня участливо спросил: «Что же вы, Юрий, у нас не появляетесь, наши мероприятия не освящаете»?

Даст Бог когда-нибудь напишу я научную работу «Интеллектуальная деградация русскоязычного населения Северного Кавказа и общерегиональный кризис».

И подобных вещей я могу порассказать очень много. Но очень боюсь скатиться в негативистское искажение картины реальности. А бравурно-самодовольных картинок хватает и без меня.

В целом же я скажу следующее: казачество на Северном Кавказе находится в кризисе, но и вся Россия в кризисе, и весь мир. Сейчас же весь мир меняется, и не в лучшую сторону. Казаки же современные - это обычные люди, можно сказать обыватели. А обыватель по всему миру живет по принципу «Пусть мир гибнет, а мне бы чай с сахаром пить». Казачество как явление - продукт общественного развития прежних эпох, с другими социальными условиями. Воины-земледельцы сейчас не востребованы. То, что дает пока еще возможность говорить о казачестве как таковом – это следствие некого кульутрно-цивилизационного рудимента, активизирующегося только при наступлении чрезвычайных ситуаций, но и то в очень слабой форме. В большинстве же случаев «казачий дух» исчезает в силу общемировых кризисных причин.

Как этому противостоять, и возможно ли само противостояние: я, увы, не знаю. Думаю что некоторые меры по «протезированию ситуации» изготовлению «костылей» еще возможны, но это уже ничего в целом не изменит. Самое страшное, что процесс духовного гниения поражает все и вся: Церковь, армию (хотя я, очень мягко говоря, невысокого мнения об российско-советско-российской армии на всех этапах ее существования), не говоря уже о других социальных институтах. Если брать административно-властный аппарат, который по идее эти «костыли» и должен создавать, то везде, подчеркиваю везде, даже в самых катастрофичных местах, типа Кизляра, - везде полное разложение и гибель.

А ваши мягкие претензии, Владимир, это переложение старого «аргумента»: «Вы все болтаете, а ничего не предлагаете. Надо дело делать, а не разглагольствовать»!

Но я делаю то, что делаю. Реальное освещение ситуации – это-то же дело, и не малое. Я искренне надеюсь, что мой научные и журналистко-публицистические труды какую-либо ценность, но имеют.

 

Юрий Сошин

 

Оригинал взят    http://www.apn.ru/publications/article26293.htm

30 Марта 2012
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов