Первый среди равных

 

Русский имперский проект всегда был донорским и партнерским

Дискуссию «Русские в России» продолжает политолог, декан факультета «Социология и политология» Финансового университета Александр Шатилов.

СП»: - Как вы относитесь к лозунгу «Россия для русских»?

- Я считаю, что этнонационализм по сути своей является тупиковым путем, особенно для русских, поскольку противоречит традиционной державно-имперской модели отечественной государственности. Нам изначально чужда «местечковость» политического и социально-экономического развития. Как показывает история, наиболее масштабные дела мы «поднимали» совместно с другими народами, населяющими «евразийское месторазвитие». Вспомните хотя бы Великую Отечественную войну. Однако и этнонационализмы «нетитульных» народов весьма губительны и разрушительны с точки зрения устойчивости нашей страны, поскольку опять же способствуют ее дезинтеграции и провоцируют ответный национализм «профессиональных русских патриотов».

«СП»: - На ваш взгляд, ощущает ли себя сегодня русское большинство обособленным от национальных меньшинств? Можно ли говорить о том, что люди всех национальностей, живущие в России, ощущают себя одним народом – россиянами?

- Что касается термина «россияне», то хотя он не слишком удачен и благозвучен, однако позволил на первой стадии постсоветского развития России примирить в своем лоне различные народы РФ, не допустить распада страны на 30-40 образований. Однако я не исключаю, что по мере продвижения интеграционных проектов на территории бывшего СССР и в результате национального компромисса внутри России, новой «исторической общности» будет найдено более адекватное название.

«СП»: - Можно ли говорить о том, что русское большинство в России находится в ущемлённом положении? Один из наиболее часто приводимых аргументов сторонников данного утверждения заключается в том, что национальные республики у нас почему-то имеют больше прав, чем «русские регионы»…

- Русский имперский проект всегда являлся «донорским» и «партнерским». В отличие от колониальных империй Франции и Великобритании, он не был ориентирован на эксплуатацию зависимых территорий, а зачастую, напротив, выступал в качестве спонсора политического и социально-экономического развития национальных окраин. Где-то такого рода традиции сохраняются и поныне. Другое дело, что нередко в последние годы федеральная власть делает излишнюю ставку на «покупку лояльности» региональных элит. Как показывает практика, это далеко не всегда приводит к желаемым результатам: деньги чаще всего не доходят до действительно нуждающихся, оседают в карманах местных чиновников, аппетиты которых растут. При этом нередко им настолько нравится подобная система, что они «стимулируют» спонсорство Москвы алармистскими заявлениями о росте «террористической активности» или «сепаратистских тенденциях».

«СП»: - Почему русские сегодня не показывают способности сплотиться в борьбе за свои права даже там, где они оказываются в меньшинстве – в национальных республиках?

- Русские традиционно выступали в качестве «станового хребта» имперского проекта и поэтому не привыкли к этническому обособлению. И в Российской империи, и в СССР они являлись «государствообразующей» нацией со всеми вытекающими из этого последствиями. Однако потеряв такой статус, русский народ постепенно утрачивает свой «наднациональный смысл», что влечет за собой рост национализма и консолидацию русского населения (особенно в крупных городах) на этнической основе.

«СП»: - Видите ли вы предпосылки для роста в России популярности национализма? Как известно, на Украине националистические партии вошли в парламент…

- Шансы «чистых» националистов пройти в Госдуму невелики, хотя, как показывают опросы общественного мнения, им симпатизирует до 30% электората. Однако этот лагерь весьма пестрый, не имеет ярко выраженного лидера, программные положения слишком тактические, чтобы увлечь за собой значительную часть избирателей. Другое дело, что в Думу (если на то будет воля власти) вполне могут пройти «системные патриоты», которые займут «националистическую» нишу, придя на смену постепенно выдыхающейся ЛДПР.

«СП»: - Сегодня есть национализм демократический и так называемый имперский – какой из них, на ваш взгляд, имеет наибольшие шансы получить поддержку россиян?

- Как мне кажется, появление «демократического национализма» связано со стремлением либеральных сил мобилизовать на борьбу с «авторитарным» режимом Владимира Путина еще и «этно-радикалов», перевести стрелки со своей «антидержавной» политики 1990-х гг. на нынешнюю власть. В случае же возвращения либералов к рычагам управления страной у них тут же исчезнет потребность в поддержке националистов и тех быстро задвинут на периферию. Это наблюдалось, например, после августа 1991 года, когда «белые патриоты», поддержавшие Бориса Ельцина, в итоге «остались с носом». Так что у имперского проекта шансов больше, особенно с учетом того, что в мире наблюдается политическая турбулентность. Соответственно, такой проект может быть поддержан не только русским, но и многими другими народами РФ и СНГ.

«СП»: - Среди национал-демократов есть сторонники мысли, что отделение двух-трёх северокавказских республик пройдёт безболезненно для остальной России и приведёт только к положительным последствиям. Можете вы с этим согласится?

- Я считаю, что сохранение территориальной целостности является непременным условием существования суверенной государственности. Кроме того, как показывает постсоветская практика, от «размежевания» никто лучше жить не начинает. Вспомним хотя бы лозунги «демократической оппозиции» в «перестроечном» СССР, которые призывали руководство России к отделению от «дотационных» республик Средней Азии. В итоге хуже стало всем. На Кавказе же нужно учитывать еще один специфический момент – если Россия позволит себе слабость, позволит допустить отделение хотя бы одной своей территории, она тут же «потеряет лицо» и будет вынуждена полностью уйти из региона.

«СП»: - В русский народ с самого начала его возникновения вливались разные миграционные потоки. Можно ли предположить, что потомки нынешних мигрантов уже в следующем поколении обрусеют и интегрируются в наше общество? Есть ли принципиальная разница между теми временами, когда, например, во времена Василия Тёмного на Русь призывались татары и сегодняшним днём?

- Многое зависит от проводимой государством национальной политики. Как мне кажется, принципы толерантности здесь являются неэффективными и фальшивыми. Вместо толерантности, которая предусматривает ОБОСОБЛЕНИЕ народов и их ТЕРПИМОЕ (и только) отношение друг к другу, необходимо утверждать идею национально-державного единства и сотрудничества всех народов, населяющих территорию не только России, но всего пространства бывшего СССР. При этом, может быть, имеет смысл рассмотреть вопрос о восстановлении статуса русского народа как «государствообразующего», как «первого среди равных», чтобы не допустить его «этнонационального» перерождения и обеспечить «державную» мобилизацию страны в условиях нарастающих внутренних и внешних вызовов.

Свободная Пресса

Идея российской нации не решит межэтнические конфликты
Власти забыли про наличие национальных республик и русского народа

Москва, Май 14 (Новый Регион, Анастасия Смирнова) – Доктрина российской гражданской нации, реализацию которой начал Кремль, не решит проблему межэтнических конфликтов. Более того, с обострением экономического кризиса yнациональный вопрос может только обостриться. Такое мнение корреспонденту РИА «Новый Регион», высказали общественные деятели, политологи экономисты.

Кремль, начиная с момента рождения так называемой новой России, Российской Федерации, пропагандирует концепцию российской нации, напоминает политолог Михаил Ремизов. По его оценке, часто складывается впечатление, что власть стремится вынести за скобки русскую идентичность, заменив её общероссийской идентичностью, которая будто бы не вызывает конфликтов и принимается всеми вне зависимости от происхождения. В действительности это совсем не так.

«Российская гражданская нация спотыкается об идентичность меньшинств, об их достаточно активное самоопределение. Крупные народы России, за исключение русского, имеют свои государства в виде национальных республик, имеют выраженный механизм диаспоральной политики, имеют навыки солидарности, и они совсем не стремятся раствориться в общероссийском гражданском проекте», – констатирует он.

«Об общероссийском гражданском проекте не приходится говорить в принципе, когда внутри государства существуют другие государства, когда наше государство имеет матрёшечную структуру. Гражданские нации так не развиваются», – подчеркивает политолог.

По его словам, в этой ситуации естественно возникает парадокс пустующего центра: все крупные народы имеют свои государства, а русский – нет. Ни какая-либо отдельная часть Российской Федерации, ни Российская Федерации в целом не являются государственностью русского народа хотя бы в той же степени, в какой государственностью у чеченцев является Чечня, у татар – Татарстан.

«Эта проблема унаследована нами от советской большевистской системы. Напомню, что Советский Союз строился на ленинских принципах, в соответствии с которыми большая нация должна добровольно пожертвовать своими правами в пользу малых наций. Это цитата почти дословная из одной из ленинских работ. И вся конструкция государства была основана на этой идее, именно этнотерриториальная конструкция. К сожалению, мы это унаследовали. Это одна из причин, что мы унаследовали и ту неустойчивость в национальном вопросе, которая была присуща Советскому союзу. Её необходимо преодолеть», – отметил эксперт.

По его мнению, преодолеть такую неустойчивую структуру только, или преимущественно, за счет введения графы национальность в паспорте, или путем возвращения этой графы невозможно.

«Конечно, привлекательно, что у людей, которые испытывают потребность зафиксировать свою идентичность даже, может быть, не столько для себя, сколько для своих детей, чтобы они не забыли кто они, такая возможность будет. Но гораздо важнее, чтобы механизмом воспроизводства именно русской идентичности была школа, была массовая культура, были средства массовой информации», – обращает внимание Ремизов.

Как считает политолог, современные большие нации отличаются от малых этносов тем, что они используют в качестве механизма воспроизводства своей идентичности в поколениях – именно такие массивные социальные институты – школа, литература, средства массовой информации.

«Если русская идентичность будет выдавлена в приватное пространство семьи, то русские как нация не смогут себя воспроизводить. Поэтому задача должна быть гораздо более амбициозная: не графа национальность в паспорте, а русская идентичность как основа работы школы, массовой культуры, прессы, государственной службы и самого государства Россия», – сказал он.

Известный общественный деятель, православный миссионер игумен Сергий (Рыбко) со своей стороны обратил внимание, что у современной интеллигенции слишком много различных фобий: нельзя основы православной культуры преподавать в школах – мусульмане обидятся. «Да мы с мусульманами договоримся, – парирует он. – Я не думаю, что татарину (в графе национальность) напишут русский, лицам других национальностей будут писать и их национальности… и что тут плохого? Я русский, ты татарин, мы живем в этом городе, в этой стране, меня Бог сотворил таким, тебя таким…».

«Когда мы в некой безликой массе, мне это обидно. Почему мы обязательно должны ругаться и ссориться? Я не думаю, что что-то негативное произойдет», – сказал он.

Экономист Михаил Хазин считает, что национальный вопрос в России очень сложный. С одной стороны, многие могут начать «валять дурака»: кто-нибудь напишет себе в паспорте национальность жидомассон, другой – ещё что-нибудь, есть масса анекдотов…

«В нашей стране национальность – это вещь важная. Нужно ли вносить её (национальность) в паспорт – вопрос отдельный. Но с усилением экономического кризиса национальная принадлежность будет играть очень важную роль. С этой темой нужно очень аккуратно работать, но наши власти, такое впечатление, увиливают от того, чтобы ей заниматься», – считает он.

По мнению писателя, журналиста Льва Гущина, официальная национальная идентификация – лично и добровольное дело каждого. «Мы когда-то воспитывали так называемого советского человека – новую историческую общность вненациональную – и что из этого получилось?! Раздрай, шатания…» – напомнил он.

© 2013, «Новый Регион – Москва»
NR2.ru: http://www.nr2.ru/moskow/438227.html

 

14 Мая 2013
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-КультурМультур

Архив материалов