Сирийский ребус на пороге новой ближневосточной войны

 

Следует ли ожидать интернационализации затянувшегося гражданского конфликта?

Последний конфликт Сирии и Израиля, связанный с израильскими ракетно-бомбовыми ударами по сирийским военным объектам и транспорту тактических ракет, которые предназначались для «Хезболлы», грозит Ближнему Востоку новой большой войной.

Вполне понятны причины, по которым Израиль решился на столь радикальный шаг.

Здесь и заявления спецслужб Израиля о применении химического оружия сирийскими правительственными войсками в гражданской войне (позднее об этом же говорили лидеры США и Англии), здесь и признание лидера «Хезболлы», что его бойцы сражаются в Сирии на стороне войск Асада.

Израильское правительство, очевидно, решило, что президент Сирии перешел «красную черту», и теперь есть реальная опасность того, что сирийский режим будет поставлять «Хезболле» и другим террористическим организациям химическое, ракетное и другое современное оружие.

Вероятно, Нетаньяху подтолкнуло к решительным военным действиям и то обстоятельство, что президент Барак Обама в отношении сирийского конфликта отступает от им же установленных «красных линий». Получив доказательства ограниченного применения в Сирии химического оружия, причем именно правительственными силами, он пока что не готов сделать то, что ранее обещал, и что наверняка бы сделала предыдущая республиканская администрация: коренным образом изменить позицию в сирийском конфликте и начать поставку оружия противникам президента Асада.

Такая мера кажется части американской политической элиты уже назревшей. Среди сирийской оппозиции растет влияние радикальных исламистов, и поставка оружия более умеренной части оппозиции может восстановить баланс. Но Обама очень не хочет войти в историю как президент, который, выведя американские войска из Ирака и Афганистана, положил начало американскому военному вмешательству в Сирии.

Потому что от поставок оружия оппозиции до использования американских самолетов для ударов по военным и другим стратегическим объектам правительственных войск – один шаг. Вот Обама и медлит с эскалацией вмешательства в надежде, что кризис в Сирии разрешится сам собой, и Асада свалят без прямого американского участия. Да и Россию не хочется огорчать, ставя под угрозу российско-американскую «перезагрузку», тем более что Джон Керри как раз 7 мая встречался с Путиным.

Обаме решила помочь мировая либеральная общественность, выступающая против военного вмешательства в сирийский конфликт. Карла дель Понте, представляющая комиссию ООН по военным преступлениям в Сирии, заявила, что есть доказательства того, что зарин применили сирийские повстанцы. Правда, довольно быстро выяснилось, что доказательства эти требуют дальнейшей проверки, да и неизвестно, где именно и когда повстанцы использовали химическое оружие.

Но это сообщение вроде бы подкрепляет позицию американской администрации, утверждающей, что и сведения об использовании зарина правительственными войсками требуют еще проверки и перепроверки. Однако Вашингтон, которому не хочется выглядеть слабым и нерешительным, заявил, что не верит в использование отравляющих веществ сирийской оппозицией.

Даже если оппозиционерам удалось бы каким-нибудь чудом достать толику зарина или похитить его со складов правительственных войск, какой смысл было бы им использовать химическое оружие? Единственным мотивом могло бы служить намерение обвинить в использовании зарина режим Асада и тем самым подтолкнуть США и другие западные страны к военной интервенции. Но такого рода провокация могла бы спровоцировать самого Асада на широкомасштабное применение химического оружия, запасов которого у сирийского диктатора – немерено. И тут сирийским оппозиционерам мало бы не показалось.

Даже если Вашингтон сочтет применение в Сирии химического оружия достаточным поводом для более масштабного вмешательства в сирийский конфликт, неясно, каким именно будет это вмешательство. Но и в случае, если Обама решится, например, не только послать оружие повстанцам, но также использовать американскую авиацию против сирийских правительственных войск, то несколько недель уйдет на подтверждение факта использования химического оружия, и еще несколько недель – на подготовку воздушных ударов.

А за это время Асад, если захочет, сможет обрушить на головы повстанцев и мирного населения в непокорных районах десятки тонн смертоносных отравляющих веществ. Мы знаем пример, когда Садам Хусейн с помощью химического оружия подавил восстание иракских курдов и шиитов. Массированное же применение Асадом химического оружия в Сирии может привести если не к подавлению восстания, то к значительному снижению активности повстанцев на достаточно длительный период.

Поэтому применение отравляющих веществ противниками Асада не только бессмысленно, но и прямо опасно для них, поскольку может спровоцировать сильнейший ответный удар.

Судя по данным израильской, американской и британской разведки, в Сирии имело место лишь ограниченное применение химического оружия. Если это применение санкционировал президент Башар Асад, то цель этой акции могла быть двоякой. С одной стороны, проверить реакцию мирового общественного мнения, и прежде всего Соединенных Штатов. Если она будет достаточно слабой, и Вашингтон не перейдет «красную черту» (а так пока и происходит), то какое-то время спустя можно рискнуть применить химическое оружие массированно, чтобы повлиять на ход гражданской войны.

Но с другой стороны, применение отравляющих веществ в небольшом масштабе могло быть направлено на провоцирование Израиля. Да, да, нельзя исключить, что в какой-то момент намерения Асада и Нетаньяху совпали.

Израильскому руководству явно не нравится затягивание гражданской войны в Сирии. Даже если победа сирийского президента сейчас уже практически исключена, затягивание конфликта ведет к радикализации сирийской оппозиции. А это повышает шансы на то, что, когда к власти в Дамаске придут оппозиционеры-исламисты, они сразу же начнут стрелять по Израилю. Наоборот, чем раньше оппозиция сбросит Асада, тем менее радикальным окажется новое сирийское правительство.

Главным для Израиля является то, что нынешний сирийский президент – один из немногих оставшихся в мире союзников Ирана. И если он продержится у власти еще хотя бы пару лет, а за это время ядерная программа Тегерана достигнет своей цели, то сирийская территория может быть использована в качестве плацдарма для иранской ядерной атаки Израиля.

Оппозиция же, если придет к власти, дружить с Ираном, во всяком случае, не будет. Сунниты не сделают Сирию плацдармом для иранского нападения на Израиль. С примитивными же ракетами сирийских оппозиционеров израильское ПВО справится. Я уже не говорю о таких неприятных для Израиля мелочах, как поставки сирийского оружия «Хезболле».

В условиях, когда против Асада воюет суннитское большинство, он испытывает острую нехватку солдат. В такой ситуации даже несколько тысяч вооруженных боевиков «Хезболлы» для президента Сирии – как манна небесная. А расплачиваться за помощь он может только современным оружием, в том числе и химическим.

Ракетно-бомбовые удары по Дамаску, по всей вероятности, преследовали цель не только пресечь поставки оружия ливанским радикалам, но и ослабить военный потенциал Асада и тем самым способствовать его скорейшему поражению. Израиль на каком-то этапе может прибегнуть и к наземной операции в Сирии для ликвидации складов с современными вооружениями и бойцов «Хезболлы» и иранского Корпуса стражей исламской революции.

Сколько бы Израиль ни говорил, что он борется только с «Хезболлой» и не поддерживает ни одну из сторон в сирийском конфликте (заявление из Телль-Авива о поддержке сирийской оппозиции могло бы эту оппозицию только еще больше расколоть), падение Асада сейчас будет ему очень кстати.

Но самое главное, израильская акция может совпадать с намерением Асада интернационализировать сирийский конфликт. Да, да, именно так. Терять сирийскому президенту нечего, и вполне возможно, что его угроза ответить ударом на израильский удар – не пустые слова. Развязав войну с Израилем, он может надеяться отколоть от оппозиции хотя бы некоторые суннитские группировки (насколько это реально – другой вопрос).

И, что еще важнее, Асад принудит к действию внешние силы, прежде всего, США и Россию, причем в условиях острейшего цейтнота. И, возможно, он надеется, что Москва более решительно его поддержит и убедит Вашингтон, что Асада надо оставить у власти в обмен на обязательство не нападать на Израиль, а Обама не рискнет активно вмешаться в конфликт.

Беда в том, что в сложившейся ситуации и у Москвы, и у Вашингтона остаются очень ограниченные возможности влиять соответственно на Асада и Израиль, и у обеих стран нет практически никаких рычагов воздействия на сирийскую оппозицию.На самом деле Москва не в состоянии обеспечить сохранение Асада у власти, а Вашингтон – гарантировать его быстрое свержение, равно как и приход к власти в Сирии достаточно умеренного правительства по турецкому образцу.

В таких условиях существует достаточно большая вероятность возникновения сирийско-израильской войны, несмотря на то, что ее не хотят ни Россия, ни США. Военный сценарий, конечно, не самый вероятный, но достаточно реальный, чтобы принимать его всерьез.

Сирийская армия, ослабленная гражданской войной, не сможет долго противостоять ЦАХАЛу. Но современные сирийские вооружения могут нанести значительный урон населению Израиля. И события на Ближнем Востоке могут пойти по непредсказуемому пути.

http://www.terra-america.ru/siriiskii-rebus-na-poroge-novoi-blijnevostochnoi-voini.aspx

 

9 Мая 2013
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-КультурМультур

Архив материалов