Будущее СКФО: разукрупнение или ликвидация?

Будущее СКФО: разукрупнение или ликвидация?

 Эксперты продолжают искать модели решения кавказских проблем. В том числе и территориальных. На сегодняшний день существуют разные модели очередного изменения административно-территориального деление северокавказского региона. Однако результатом таких изменений очередной раз может стать полное разрушение утвержденной стратегии развития СКФО.
Амиль Саркаров, политолог, сопредседатель Совета НКА «Московские лезгины»: «Если брать вообще ситуацию с Северным Кавказом, если что-то стоит там менять ,то в первую очередь границы Северо-Кавказского федерального округа. Приблизить их к границам экономического района северокавказского. Может быть без Ростовской области, но уж точно с Краснодарским краем и Адыгеей. Потому, что это единый организм и тесно связанный между собой связями, как экономическими, так и демографическими, а также инфраструктурными. Для того чтобы успешно развивались все субъекты РФ, желательно, чтобы они были в составе единого федерального округа».
В информационном пространстве постоянно муссируется тема сосуществования регионов с различной культурой традициями и вероисповеданием. При этом создается устойчивое впечатление, что назревает новая перекройка границ Северокавказского округа.
Амиль Саркаров: « Ведется, иногда оголтелая, политика со стороны ряда сил, о выделении особого статуса трем восточно-кавказским республикам: Дагестану, Чечне и Ингушетии. Даже статья недавно выходила Авраама Шмулевича, в которой он предлагает бывший северокавказский экономический район поделить на две части. Западно-кавказский, который включаются все субъекты, включая Ростовскую область, и и восточный Кавказ, который будет состоять из Дагестана, Чечни и Ингушетии. Мотивируя это тем, что восточный и западный Кавказ сильно отличаются друг от друга. Что касается административно-территориального деления, то я хочу с акцентировать внимание на том факте, что у нас все-таки Российская Федерация, а не унитарное государство и если подходить к какому-то вопросу, то, наверное, надо учитывать мнение самих субъектов федерации. Это не административные единицы, которые можно как угодно делить».

МУСУЛЬМАНСКИЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ОКРУГ
 
Мусульманский федеральный округ. 21555.jpeg

Проект Северо-Кавказского федерального округа принес региону почти одни лишь неудобства и политические скандалы.  Ставропольцы собирают подписи за выход из региона. Эксперты предлагают новые лекала для южных административных границ, вплоть до выделения Дагестана, Чечни и Ингушетии в отдельный округ.  Как лучше поступить, спросим у экспертов.

Ставрополье после серии митингов в Невинномысске в очередной раз собирает подписи за выход из Северо-Кавказского федерального округа. Понятно, что власти на этот шаг никогда не пойдут, потому что без русского региона республики будет очень непросто объединить, вплоть до того, что негде будет устроить столицу округа. Но и оставлять все как есть, значит пустить искры по ветру, пока из-за них не разгорится пожар. Конфликтные ситуации с этническим компонентом неизбежно будут приводить к политическим требованиям по изоляции Ставропольского края от назойливой миграции из соседних республик.

Созданием СКФО были недовольны не только ставропольцы. Окружные границы раздражают черкесскую общественность, которая и без того разделена между тремя субъектами Федерации - Кабардино-Балкарией, Карачаево-Черкесией и Адыгеей, входящей в ЮФО.

Кроме того, с экономической точки зрения нынешнее деление Юга России не совпадает с принятым в советские годы районированием, при котором все субъекты ЮФО и СКФО, за исключением Калмыкии, Астраханской и Волгоградской областей, работали в одной связке.

Год назад в "Независимой газете" появился информационный вброс о готовящемся переформатировании южнороссийских округов по советскому типу. Но подтверждения делом не последовало. Политологи вспомнили, что еще в 2009 году, когда институт полпредства уже был признан малоэффективным, предпринимались попытки вернуться к экономическим макрорегионам, но поддержки центра эта идея не получила.

 

Тем не менее эксперты продолжают возвращаться к опыту советского государства. На днях гиперсионист и лоббист черкесских интересов Авраам Шмулевич снова предложил вернуть Астрахань, Калмыкию и Волгоград в Поволжье, а остатки ЮФО объединить с СКФО, за исключением трех мусульманских республик - Дагестана Чечни и Ингушетии. Они меньше всех напоминают Россию, там почти нет русских, сильны исламские традиции и хуже всего работают привычные методы управления.  

С такой постановкой вопроса в корне не согласен вице-президент Академии геополитических проблем, дагестанец Деньга Халидов. Он полагает, что гиперсионист вряд ли будет "беспокоиться о  судьбе России и ее части". А беды СКФО зависят не от границ округов, а от эффективности органов власти. "Институты власти заражены бациллами серьезных болезней, которые 20 лет никто не лечил, и ситуация приобрела признаки хронической болезни системы управления и в Ставропольском крае, и в республиках Северного Кавказа, и в полпредстве, - пояснил свою точку зрения Деньга Шахрудинович в комментарии корреспонденту "Большого Кавказа". - Сидит в полпредстве человек, который назначен по линии МВД "смотрящим" за функционированием правоохранительных структур, и чем они занимаются? В Дагестане в коррупции всё и вся, система разложена. У меня документы, экспертные справки от Независимого профсоюза работников полиции и прокуратуры Дагестана. Там полностью надо убирать верхушку МВД, поставить нормальных людей. Думаю, и в других республиках СКФО надо так сделать. Требовать от всех выполнения функций, а административные границы - это лишние головные боли, это ложная постановка проблемы некоторых больных людей".

Ростовский эксперт, директор Центра системных региональных исследований и прогнозирования ИППК ЮФУ и ИСПИ РАН Виктор Черноус, напротив, на протяжение всего периода существования СКФО был его противником и сейчас считает, что создание округа было ошибкой. "Образование СКФО было привязано к проблеме Олимпийских игр, чтобы отрезать "горячие" регионы от Краснодарского края, чтобы легче было формировать позитивный имидж. Это дало результат прямо противоположный, потому что обострило черкесский вопрос. Адыгские народы - кабардинцы, черкесы и адыги  - оказались разрезаны между двумя округами, при том, что Международная черкесская ассоциация пропагандирует консолидацию всех этих народов в единую адыгскую общность", - отметил в разговоре с корреспондентом "Большого Кавказа" политолог.

Но еще более серьезным последствием выделения СКФО, по мнению Черноуса, стало формирование макрорегиональной северокавказской идентичности.  "Когда был создан ЮФО в первом варианте, он стимулировал создание южно-российского варианта российской идентичности. Процесс шел успешно, и это фиксировали все социологические исследования, - подчеркнул он. - Северокавказская макрорегиональная идентичность оказалась как бы между российской идентичностью и кавказской. Прежнее руководство Грузии это активно использовало, выдвигая кавказскую идентичность, которая включает Южный и Северный Кавказ, как альтернативу российской. Это запустило такие деструктивные механизмы, которые обострили межнациональные отношения на Северном Кавказе, между кабардинцами и балкарцами, черкесами и карачаевцами".

Программы развития Северного Кавказа, запущенные при создании округа, тоже принесли спорный эффект. "Они подстегнули коррупцию, экономический бандитизм, который по существу сращивается с радикально-исламистскими бандформированиями, с администрациями. Упор на поддержку экономически эффективных собственников привел к тому, что собственность концентрируется в руках узких групп, а с учетом того, что  в сознании народов Северного Кавказа территории носят характер этнической собственности, это приводит к обострению между различными этническими группами. Туристический кластер резко меняет стоимость земли, и начинается борьба с ориентацией на силовые механизмы".

Виктор Черноус считает, что лучше всего было бы вернуться к тому ЮФО, что существовал до появления СКФО. "Экономическая мощь Краснодарского края, Ростовской, Волгоградской, Астраханской областей могла бы быть использована для подъема Северного Кавказа. Это восстановило бы тренд формирования российской идентичности и успокоило русское население Ставропольского края", - считает эксперт. Но он отмечает, что до Олимпиады никаких административных изменений лучше не проводить, а после федеральный центр вряд ли пойдет на попятную, признав тем самым свою ошибку.

Что касается идеи выделения Чечни, Ингушетии и Дагестана в особый округ, то, по мнению Виктора Черноуса, "если исходить из интересов целостности России, такое решение является абсурдным". "Это будет фактически шагом по выталкиванию Северо-Восточного Кавказа, - уверен он. - В Дагестане очень сложная ситуация по всем индикаторам. Сепаратистские настроения нарастают. В Чечне и Ингушетии ситуация иная. Это все решаемые управленческие вопросы, которые упираются в общероссийские проблемы, но имеют кавказскую специфику. Если развивать эту логику, то лучше восстановить то, что было в СССР - Северо-Кавказский район. С Кубанью и Ростовом. Калмыкия всегда занимала промежуточное положение. А Астрахань и Волгоград, если смотреть шире, входят в Черноморско-Каспийский регион. И они в дополнение к Кубани и Ростову усиливают влияние Российской Федерации на свою северокавказскую окраину".

 

 

Светлана Болотникова Большой Кавказ

20 Марта 2013
Поделиться:

Комментарии

Карина , 12 Февраля 2015
За статью огромная благодарность, все по делу.
Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-КультурМультур

Архив материалов