Стабилизирует ли Кавказ казачество?

Хотя и не все это признают, но вопрос межнациональных отношений и противоречий уже довольно давно является одним из наиболее актуальных в России. Особенно остро стоит эта проблема на Северном Кавказе, крае многих языков, народов и вер. Рецептов для смягчения межнациональных противоречий и предотвращения конфликтов предлагают множество, но пока эта проблема далека от разрешения. Как и в прошлые времена, многие задаются вопросом, может ли казачество: кубанское, терское, донское и иное – стать стабилизирующей силой в регионе?

Вопрос логичный. Кем бы ни считались казаки: сословием, этносом или народом – так или иначе, это неотъемлемая часть восточнославянской православной культуры. С другой стороны, в отличие от жителей более северных регионов, казаки имеют многовековой опыт проживания бок о бок с кавказскими народами, и поэтому стоит ожидать, что они быстрее найдут общий язык с автохтонным населением.

С другой стороны, слишком многие выражают крайний скептицизм в отношении возможностей казачества как такового, причем сомневающиеся есть и среди самих казаков. Чтобы немного прояснить этот вопрос, «НГК» решила обратиться напрямую к казакам – атаманам и авторитетным деятелям казачества, с просьбой ответить на вопрос: «Может ли на данном историческом этапе казачество стать стабилизирующей силой в межнациональных отношениях на Северном Кавказе»?

Юрий Чуреков, атаман Кавказской казачьей линии вольных казаков Юга России:

– В том, чтобы казачество играло эту стабилизирующую роль, многое зависит от нынешних лидеров казачьих войск. К сожалению, большинство нынешних казачьих руководителей, засидевшихся на своих местах по десять-пятнадцать лет, не справляется со своими обязанностями. Они устраивают администрацию, чиновников на местах, которые во многом зависят от приезжающих сюда «лиц кавказской национальности». А ведь так и нарушается межнациональное согласие: когда число мигрантов переваливает некий порог, начинается беспредел, экстремизм, бандитизм, неуважение к местному населению. С этим надо бороться, и казачество могло бы сыграть тут важную роль, если бы были соблюдены два условия. Первое, признание казаков самостоятельным народом, проживающим на своих исторических территориях. Я был на состоявшемся недавно митинге в Ростове, где требовалось признать казаков народом, и я полностью поддерживаю эти требования. И второе, полная и безоговорочная реабилитация казаков. То, что нам предлагалось раньше, как реабилитация, явно недостаточно: необходимо, чтобы казачьи земли были равны по статусу национальным республикам, чтобы казакам вернули все права, которыми они обладали до 17-го года. Чтобы губернатор казачьих войск одновременно был и атаманом, потомственным казаком. Сейчас говорят – казаков слишком мало, чтобы быть хозяевами на своих землях. Но извините, их всегда было меньшинство на войсковых территориях, за исключением, может быть, донцов. И там, на войсковых территориях, был порядок. Казаков потому привлекли к участию к Кавказской войне, что знали: войну против народа может выиграть другой народ, лучше экипированный, лучше подготовленный. Сейчас, конечно, не 19 век, и никто воевать не собирается, но порядок должен быть, конфликтов быть не должно. И их и не будет, на возвращенных казакам исторических землях. Каждый, кто приезжает сюда, будет знать, куда он приехал, и вести себя соответствующим образом. Примерно так же, как вел бы себя я, если бы приехал, допустим, в Чечню. Вы себе хорошо представляете, что будет там со славянином, вздумавшим дебоширить? Своя территория, свои земли дадут казакам хороший стимул к тому, чтобы защищать свое, кровное. А не так, как сейчас, когда любая инициатива со стороны казаков объявляется дестабилизацией ситуации. У казаков нет прав, одни обязанности. Соответственно и нет особой охоты к совместной работе с властью, которая не хочет пока идти им навстречу.

Владимир Громов, атаман Кубанского казачьего войска в 1990-2007 годах, ныне депутат Законодательного собрания края, секретарь комитета по военным вопросам, воспитанию допризывной молодежи и делам казачества:

– Данному вопросу уже были посвящены две общероссийские конференции, прошедшие в декабре прошедшего года в Москве и Ставрополе. Тема так и звучала: «Казачество, как фактор стабильности межнациональных отношений». Выступая на той конференции, я отметил, что на сегодняшний день только кубанское казачество является достаточно структурированным и организованным, чтобы играть стабилизирующую роль на территориях исторического проживания кубанских казаков: Краснодарском крае, республике Адыгее и Карачаево-Черкесии. Но для того, чтобы укрепить это влияние, нужен авторитет лидеров и авторитет самого казачества среди горских народов. Между казаками и горцами должно быть взаимопонимание, основанное на историческом опыте совместного сосуществования наших народов. Этот опыт бесценен, его нужно сохранять и преумножать. Нужно всячески поощрять готовность казаков прийти на помощь друг другу. Еще один важный момент – нужна огромная воспитательная работа среди молодежи как казачьей, так и горской. Нужно учить их на примере наших предков, приживавших бок о бок друг с другом, совместно защищавших наше общее отечество. Было бы неплохо провести общий съезд народов Северного Кавказа – не только чиновников, но и старейшин, представителей городов, станиц и аулов. Чтобы все они совместно дали оценку тому, что сейчас происходит в нашем регионе. На государственном уровне в числе критериев, определяющих эффективность кадровой, национальной, вообще внутренней политики глав той или иной Кавказской республики, должно быть и его отношение к русским, уезжают они из тех мест или нет.

Александр Пахно, атаман Кубанского казачьего землячества в Астраханской области:

– Способность казачества выступать стабилизирующей силой в регионе я оцениваю в ноль целых ноль десятых. Современное казачество раздроблено, оно не представляет собой никакой самостоятельной силы. Есть отдельные атаманы в кубанских станицах, потомственные казаки, способные сплотить остальных вокруг себя, создать казачью общину. Такие, как атаман станицы Стародеревянковской Сергей Корбан. Но потомственные казаки не играют в политические игры и не воспринимают всерьез тех, кто сейчас состоит в войске. Если бы губернатор Александр Ткачев и вправду хотел, чтобы казачество представляло из себя стабилизирующую силу, он бы собрал всех казаков – и реестровых, и других – выслушал бы их предложения по поводу дальнейшей судьбы казачества. Но он этого не делает, его задача не возрождение казачества как народа, а как некоего служилого сословия, структуры, полностью подконтрольной властям. Разумеется, такое казачество не будет пользоваться ни влиянием, ни авторитетом и никакой стабилизирующей силой стать не может.

Павел Сериков, атаман Зимовниковского юрта Всевеликого войска Донского:

– Казачество, как народ имеет ряд важных этнических особенностей, позволяющих ему противостоять всякого рода экстремистским проявлениям и межнациональным конфликтам. Это и уникальная воинская культура казачества, и его общинность, то есть готовность к взаимовыручке. К сожалению, многие чиновники видят в казачестве только некую государственную служилую организацию, что сводит на нет вышеупомянутые этнокультурные особенности. Мы, казаки, не власть, мы народ. Сплошь и рядом звучит: «Вы ж казаки, вот и наводите порядок, а мы – власть, а не казаки». А полномочий у нас на это никаких, кроме того, что мы поколениями живем на своей земле. И там, где есть казачья община, где казаки осознают себя народом, там порядок. Это я вижу хотя бы по своему Зимовниковскому району, где национальная обстановка, как и во всех восточных районах Ростовской области, достаточно сложная. Если государство начнет политику возрождения казачества как народа – это будет иметь благотворное влияние на стабилизацию обстановки во всем регионе.

Михаил Берестов, атаман Ейского отдела Всекубанского казачьего войска, первый заместитель атамана:

– Считаю, что казачество играло и играет важную роль в стабилизации обстановки на Северном Кавказе. По крайней мере, кубанское казачество на своих исконных территориях с этой задачей справляется. Вспоминаю начало 2000-х годов, когда из Карачаево-Черкесии начали вытеснять русских. Мы тогда по приглашению тогдашнего главы Владимира Семенова приехали для того, чтобы почтить память репрессированных в казачьих станицах. Мы ничего не делали, просто обозначали свое присутствие, но всем стало ясно – своих мы в обиду не дадим.

Дмитрий Стригунов, атаман Ставропольского казачьего войска:

– К сожалению, большинство русских сейчас разобщено и не может противостоять экстремистским проявлениям со стороны сплоченных диаспор. Когда кавказцы видят примеры русских пьяниц, наркоманов, когда видят, как молодая мать с коляской идет и курит, понятно, что уважению тут взяться неоткуда. Однако к казакам это не относится. Наше войско играло и играет роль стабилизирующей силы в своем регионе. Кавказские народы нас знают и уважают, потому что знают: за одного казака вступится все войско. Так было в Кисловодске, когда бандиты «наехали» на нашего человека, и мы приезжали на его защиту. Мы играем стабилизирующую роль уже самим своим примером, своим поведением мы заставляем с собой считаться и уважать себя.

Сергей Левченко, атаман Каневского отдела Всекубанского казачьего войска:

– Казак – это не тот, кто надел форму и служит в реестре, казак – это тот, кто веками живет на своей земле, коренной житель Ставрополья, Кубани, Дона. Исторически казачество всегда играло стабилизирующую роль в межнациональных отношениях на Северном Кавказе. Однако сейчас казаки придавлены властью, довольно снисходительно относящейся к разным выходкам со стороны национальных меньшинств, но не дающей спуску казакам. Нас обвиняют в том, что мы сеем национальную рознь. Неправда, рознь сеет именно тот, кто потакает этническому беспределу. Молодые кавказцы, многие из которых буквально вчера спустились с гор, не понимают, что они оказались в другой среде, к которой нельзя подходить, исходя из своих «понятий». Отсюда и конфликты, отсюда и роль напряженности. Я не призываю сейчас давать казачеству власть, тем более что и тут хватает сомнительных личностей, примазывающихся к войску. Казакам надо просто дать больше свободы, в разумных пределах, конечно, и тогда будет порядок. Ответственные, авторитетные люди среди горских народов нам говорят, что готовы к нормальному и всестороннему сотрудничеству, что мы с нашей стороны можем только приветствовать. Но тех, кто сеет рознь, кто ведет себя по-хамски, совершает преступления, казаки могут и должны ставить на место. Нужно только не мешать им в этом.

Денис ШУЛЬГАТЫЙ Новая газета Кубани

18 Февраля 2013
Поделиться:

Комментарии

Серёга , 19 Февраля 2013
В тему: "В Вермахте, в общем, по подсчетам С. И. Дробязко воевало 70 тысяч казаков; по подсчетам К. М. Александрова – 80 тысяч." (В.Н.Беловолов - Казаки и вермахт) Я сам в шоке.
некто , 20 Февраля 2013
что ты этим хотел сказать?
Серёга , 25 Февраля 2013
Что хотел сказать? Заголовок: "Стабилизирует ли Кавказ казачество" Казачество что хошь стабилизирует. Насмерть стабилизирует. У фашистов было 5-6 дивизий казаков. Офигеть же! Я просто представил! Интересно, сколько на стороне Красной армии воевало типа поляков или чехов и прочих венгров? Наверное меньше.
казаче , 28 Апреля 2013
Да считай 80% предали станишники и перебежали к фашистам..
Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-КультурМультур

Архив материалов