Межнациональный тупик.О «черкесском проекте» и российской Адыгее

 

Семен Резниченко

 

25 ноября 2012 года на «Свободной прессе» была опубликована статья Алексея Полуботы«Кровавый передел Кавказа (русских выдавливают из Адыгеи, чтобы создать Великую Черкесию)». Статья очень интересная и актуальная, вызвавшая немалый резонанс. Думается, было бы небезынтересным развить и уточнить некоторые ее положения.

Адыги (черкесы) проживают на территории республики Адыгея, в основном, в 45-ти аулах, а также в г. Майкопе, п. Энем, п. Яблоновский и п. Тлюстенхабль. Наиболее компактно они расселены в Тахтамукайском, Теучежском, Шовгеновском, Кошехабльском и Красногвардейском районах. (107048 человек, 25,2 % населения республики поданным официальной переписи 2010 года).

Необходимо иметь в виду, что современные адыгейцы мало пассионарны. По крайней мере, по сравнению с другими кавказскими этносами. Это проявляется во многом. В забвении старинных обычаев, низкой религиозности. И вопиюще низкой рождаемости. Мечети стояли пустыми. «Национальное возрождение адыгов» имевшее место в 90-е годы, сводилось в основном к пустой болтовне. И изданию массы книг. От серьезных научных работ по национальной истории и этнографии до откровенного бреда с русофобским уклоном. В целом «национальное возрождение» не оздоровило и не укрепило адыгейцев. Не перестроило их жизнь. Деградирует институт семьи, забывается национальный язык и традиции.

При этом сложилось идейное направление сторонников адыгства – адыгэ хабзэ. Или как их называют – хабзисты. Они ориентированы на этнонационализм и противостояние обоим видам глобализации. Как западной (российской), так и исламской. Хабзисты крайне разрознены и постепенно теряют влияние. Хотя их риторика широко используется властями. «У нас не исламская республика. У нас своя религия – адыгэ хабзэ» - говорит время от времени президент Адыгеи А.К. Тхакушинов. При этом официальное объединение хабзистов Адыгеи «Адыгэ Хасэ» крайне скудно финансируется. Его активисты считаются даже у многих адыгов, близких к хабзизму, городскими сумасшедшими.

Известный израильский публицист Авраам Шмулевич жалуется, что Кремль скорей пойдет на послабления ваххабитам, чем черкесским националистам (последние имеют поддержку «сильных мира сего» только на местном уровне). Это логично. Кремль заигрывает с теми, «кто сила». И не склонен церемониться со всеми остальными …

Адыги – потомки эмигрантов времен Кавказской войны, в Адыгею не вернулись. Во многом из-за серьезнейших различий в ментальности и образе жизни.

В 1998 году из автономного края Косово и Метохия, согласно постановлению правительства «О неотложных мерах государственной поддержки переселения адыгов (черкесов) из Автономного края Косово (Союзная Республика Югославия) в Республику Адыгея», была репатриирована группа черкесов (42 семьи (около 200 чел.), расселенная в Майкопе и новом ауле Мафэхабль (Майкопский район). Косовские адыги живут закрытой от местных общиной. Очень частоработают за пределами республики.

Да, совсем недавно начали возвращаться черкесы их Сирии. Всего на территории Адыгеи их теперь 452 человека. И может возвратиться еще больше, если в арабской стране продолжится гражданская война. Официальные власти Адыгеи активно призывают поддерживать сирийских репатриантов, помогать им, приглашать в Адыгею новых…

Но многие местные адыги отмечают, что это ну очень чужие им люди. Об исламской набожности «арабских черкесов» любят рассказывать похабные анекдоты… Ислам в Адыгее традиционно слаб.

Хотя потихоньку начинает развиваться и салафизм. Имел место ваххабитский эксцесс с некимАскером Сетовым. У боевика, прошедшего подготовку в Дагестане сдали нервы во время досмотра на Яблоновском мосту (выезд из Краснодара). Он открыл огонь из пистолета Стечкина. Один из сотрудников ГИББД был убит. Боевика быстро задержали. После чего он активно сотрудничал со следствием. И получил двадцать пять лет вместо пожизненного.

Однако у славян Адыгеи (преимущественно русских) дела обстоит еще хуже. Хотя их – большинство (63,6 % по официальной переписи 2010 года. Существуют и «менее официальные» данные. Что, с учетом зарегистрированных в Адыгее, но постоянно живущих в других регионах русских в республике осталось всего 52 % населения. Есть и компромиссная цифра – где-то 58 %).

У адыгейцев, несмотря на весь упадок культуры и традиций, сохраняется система национальной самоорганизации. Сохраняются кровно - родственные и территориальные коллективы выживания. А также достаточно развитое национальное самосознание и этническая солидарность.

У русских всего этого уже давно нет. Поэтому более многочисленные русские не могут конкурировать с адыгейцами на политическом поле республики. Когда в местном парламенте был отменен принцип этнической пропорциональности (признана антиконституционным), то доля русских в законодательном органе резко упала. Адыгейское меньшинство заняло большинство депутатских мест. Всего 30 мест (55%). А русские – всего 20 (37%). (Сравним соотношение численности населения). За русскими традиционно была закреплена должность спикера Госсовета республики. Совсем недавно эту традицию попытались сломать адыги - единороссы. Они выдвинули своего кандидата – Магомеда Ашева. Поэтому очередного русского спикераВладимира Нарожного избрали с трудом, с третьей попытки. Хотя на словах все были только «за». Но голосование, как известно, тайное…

В прилегающем к Краснодару поселке Яблоновском адыгов весьма мало. Но за ними зарезервированы даже не слишком престижные и высокооплачиваемые рабочие места в бюджетной сфере. А других мест работы в поселке почти и нет…

А пытаются ли русские бороться за свои права?

Русская национальная организация «Союз славян Адыгеи» проявляла в свое время значительную активность. Известный кавказовед А. Цуциев назвал ее единственной самостоятельной и дееспособной русской организацией в северокавказский республиках. Однако «Союз славян Адыгеи» последовательно преследовался и подавлялся. Постоянным репрессиям подвергался его лидер Владимир Каратаев. Большую роль в жизни славянских активистов Адыгеи играла иНадежда Коновалова, человек с более официальным статусом и стилем работы. Эти два деятеля внесли наибольший вклад в развитие славянского движения в республики.

Однако для движения были характерны некоторые фундаментальные ошибки. Во-первых, определенное сектантство. Неумение находить общий язык с другими русскими объединениями и активистами. Особенно из других регионов (Что вообще характерно, к сожалению, для русского движения в целом).

Во-вторых, старые рутинные методы типа «писем царю – батюшке», упований на «федеральный центр», для которого славянские активисты Адыгеи просто не существуют. Потому, что «не достаточно сила». И вообще, в республике не стреляют. И дружно голосуют за «Единую Россию». Чего еще «федеральному центру» надо-то? Зачем ему за славян вступаться, петиции всякие читать?

Другое дело, если бы славяне Адыгеи обзавелись массой активных союзников в других регионах, в среде национально мыслящих русских Москвы и Санкт-Петербурга. И смогли бы организовать всероссийские акции в свою поддержку (наподобие акции «Хватит кормить Кавказ!»). Возможно, последовали бы более жесткие репрессии. Но в любом случае были бы приняты меры в поддержку русских Адыгеи. И «рядового» населения республики в целом. И на московском и на местном уровне.

Русские оказались крайне чувствительны к развалу советской системы хозяйствования. К закрытию заводов, уничтожению колхозов. Прогрессирующая безработица также гонит русских за пределы республики.

Адыги же наладили систему выращивания и продажу сельхозпродукции. Сочетающую индивидуальное хозяйствование на больших приусадебных участках с кооперацией по родственному и земляческому принципу. Адыги не отдают продукцию в руки перекупщиков. Но сами организовывают ее сбыт. В том числе в весьма отдаленных от Кубани регионах. Широко известен адыгейский помидорный бизнес.

Почти в каждом адыгейском роде есть важный чиновник или силовик. Очень большое количество адыгов занимают большие должности не только в Адыгеи, но и в Краснодарском крае. Назовем хотя бы покойного Мурата Ахеджака и Джамбулата Хатуова. Уровнем пониже – глава Северского района Краснодарского края Адам Джарим. И это не только значимые чиновники аппарата краевого или местного самоуправления, МВД. Это и многочисленные высокопоставленные и известные представители кубанской профессуры, журналисты, бизнесмены. Образ жизни очень многих высокопоставленных и / или образованных адыгейцев крайне европеизирован. У молодежи – откровенно гламурен. Что не лучшим образом сказывается на сохранении традиций…

Иногда у кубанцев, не бывающих в Адыгее, возникает впечатление, что среди адыгейцев «простых работяг»-то и нет. Хотя это далеко не так.

В том же Краснодаре, непосредственно граничащем с Адыгеей, есть и проблемы в молодежной среде. «Горячие адыгейские парни» ездят тянуться в Краснодар. То побили кого-то, то ограбили, то грубо приставали. То им за что-то местные наваляли.

Но это, конечно, не вайнахи, дагестанцы и карачаевцы в Кавминводах. Нет ни такого беспредела, ни такой безнаказанности.

«Молодые, спортивные и крепкие» адыгские и русские националисты в Краснодаре иногда дружат. И те, и другие считаются «местными». Не то что «понаехавшие». Есть общие интересы: здоровый образ жизни, боевые единоборства, оружие, хотя бы декларативное уважение к старине, традициям. Вот и обсуждают «в своем кругу» новости спорта, известных бойцов и тренеров, лучшие модели ножей и травматов.

Конечно, не все далеко безоблачно. Нередко случаются и «разборки». Но у них больше шансов закончиться сравнительно безболезненно. Чем если бы на месте адыгов были «приезжие»…

Адыги не развиваются, не расширяют свое жизненно пространство. Это не растущий этнос вроде вайнахов или дагестанцев. Адыги находятся в ситуации медленного и постепенного упадка ( в отличии от бурного у русских). Они вполне способны держать в подчинении утративших национальную самоорганизацию русских Адыгеи. Отбирать у них лакомые кусочки.

Но адыги не могут занять территориальную и хозяйственную нишу, которая остается от вымирающих и покидающих Северный Кавказ русских. На место русских приходят пассионарные, растущие этносы. Такие, как курды в Адыгее, чеченцы и турки-месхетинцы в Кабардино- Балкарии. (Существует легенда о словах, приписываемых президенту Кабардино – Балкарии Арсену Канокову: «Вот мы выгнали русских. А на их место идут сорные народы»).

Курды Адыгеи компактно живут в селах Белое, Преображенское, Садовое, Еленовское, Красногвардейское, аул Бжедугхабль (Красногвардейский район). По официальным данным переписи 2002 года в Красногвардейском районе их было 3261 человек (10,3% населения). Больше всего их на момент переписи было в селе Белое – 801 человек (26,1% населения). При этом надо учитывать, что численность курдов за прошедшее десятилетие резко выросла. Как за счёт миграции, так и демографического роста. К тому же многие курды проживали ( и проживают) в районе без регистрации. И переписью учтены не были.

Курды стремительно осваивают эту территорию. Населенные пункты, еще недавно бывшие в основном русскими, уже стали курдскими. Курды сплоченны и очень многодетны. Они наладилисистему производства и сбыта сельхозпродуктов, сходную с описанной выше адыгейской. К тому же они весьма преуспевают в различных сферах «теневого бизнеса».

Курды резко противопоставляют себя всем народам Адыгеи. И русским, и адыгейцам, и армянам. Особенно часты конфликты с адыгами, которые считают себя хозяевами республики. И пытаются показать это курдам. Без особого впрочем, результата. Многие курды игнорируют как нечто несущественное и Республику Адыгея, и Россию. И считают себя гражданами виртуального Курдистана. Не забывая при этом пользоваться благами, полагающимися россиянам.

У адыгейских курдов есть обычай праздновать свадьбу перед двором на проезжей части. Дорогу они при этом перегораживают. Если кто-то пытается оспорить их право на это, могут ответить выстрелами…

У классика современной адыгской литературы И.Ш. Машбаша есть роман «Жернова». И современные адыги действительно попали между двух жерновов. Глобализации западной и глобализации исламской. Первая больше представлена в республике Адыгея, вторая – в Кабардино-Балкарии.

Несмотря на то, что в последней воинствующий адыгский шовинизм порой выливается в омерзительные насильственные акты. Например, массовые избиения русских и балкарцев. В июне 2010 года в городе Майском военнослужащий – контрактник Асланбек Дошоков попытался изнасиловать тринадцатилетнюю девочку. На помощь ей пришла мать. Тогда Дошоков избил обоих, с возмущением выговаривая матери и дочери за недостаточное почтение к адыгству. Никакого наказания он не понес. (Конечно, необходимо признать, что многим кабардинским хабзистам криминальное поведение отнюдь не свойственно. Зачастую это интеллигентные и мирные люди, профессиональные ученые).

Вообще необходимо иметь в виду, что современные адыги очень и очень разные. По своей идейно-культурной ориентации. Конечно, не столь разные, как русские. Но гораздо менее монолитные, чем представители народов-мигрантов. Которые отвоевывают жизненное пространство. В том числе и у адыгов.

Но престиж «адыгства» в Кабардино – Балкарии подорван политикой республиканских властей. Которые жестоко грабят своих соотечественников – кабардинцев (особенно этим отличаются правоохранительные органы). Большая часть «народа господ» с трудом сводит концы с концами и лишена каких-либо возможностей для самореализации на родине. Формальное «адыгство» и национализм просто-напросто почти никому ничего не даёт.

Молодежь, особенно малообразованная и сельская, массовым потоком идет в ваххабиты. Очень многим только участие в бандподполье дает возможность чувствовать себя человеком: иметь социальный престиж, нормальный доход, ощущать реальную поддержку со стороны других людей.

При этом жители столицы республики – Нальчика пытаются сопротивляться исламизации. Например, предложение ввести в качестве школьного предмета изучение основ ислама вызвало едва ли не поголовное неприятие родителей.

Часть адыгов, опираясь на древние традиции и национализм, еще пытается сопротивляться. Другие уже сдались и помогают перемалывать соотечественников. Как, например, кабардинские вахаббиты и гламурные представители кубано-адыгейской элиты.

Процесс идет постепенно. Но, с исторической точки зрения, стремительно. И пока ничто не может его остановить. Известный кабардинский этнолог и идеолог национального возрожденияС.Х. Мафедзев не даром писал о неспособности адыгов, начиная с XX века, быть активным субъектом исторического процесса…

Пресловутый проект «Великой Черкесии» может реализоваться только при крайне искусственных, тепличных условиях. При ликвидации России как таковой и мощнейшем давлении действительно сильных государств и международных структур в пользу этого проекта. И то, «Великая Черкесия» может существовать только «под колпаком» этих структур. Которые будут мешать черкесам эту самую Черкесию развалить. Ведь согласовать интересы кабардинцев, адыгейцев, сирийских мухаджиров, турецких мухаджиров, всевозможных сторонников идейных и клановых течений будет практически невозможно.

Уровень продавливания «черкесского проекта» со стороны Турции, Израиля, США не характеризует этот проект как приоритетный.

Нельзя забывать о куда более мощном исламском факторе.

Даже если произойдет массовое переселение сирийских (и прочих других) черкесов. Это будет экспансия уже совершенно другого народа. По своей сути – арабо-исламского. И тогда западная глобализация кубанских адыгов просто-напросто смениться исламской. В Кабарде тоже подскочит исламизм. Что будет сопровождаться подавлением местных адыгов и откровенным террором против славян.

http://svpressa.ru/blogs/article/63733/

29 Января 2013
Поделиться:

Комментарии

аслан , 7 Апреля 2013
вы правы я адыг родился среди русских я люблю адыгею и россию я за мир
Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-КультурМультур

Архив материалов