Взрывоопасный регион

 

Ученые изучили настроения на Северном Кавказе

Ситуация на Северном Кавказе остается одной из насущных проблем для российского государства и одной из самых обсуждаемых тем в обществе. Однако за красивыми прожектами власти устроить в неспокойном регионе туристический рай, криминальными сводками о стрельбе и взрывах, лозунгами националистов «Хватит кормить Кавказ!» редко удается разглядеть реальное положение дел в этом регионе. Попытку заполнить пробел предприняли ученые. Вышедшая в свет монография «Республики Северного Кавказа: этнополитическая ситуация и отношения с федеральным центром» должна помочь власти и обществу расставить все точки над i и прекратить спекуляции вокруг давно избитых тем о сепаратизме в северокавказских республиках, масштабе дотаций региону из федерального центра и продолжающегося оттока оттуда русских.

Руководитель творческого коллектива исследователей, главный научный сотрудник отдела Кавказа Институт этнологии и антропологии РАН Игорь Косиков рассказал «СП» о работе над книгой и её основных выводах:

– В монографии дана научная оценка неоднозначным процессам, имеющим этническую природу, которые формируют общественно-политическую ситуацию в семи республиках Северного Кавказа. Мы также ставили цель выявить болевые точки взаимоотношений этих регионов с федеральным центром за период с 2000 года по настоящее время. К работе над монографией удалось привлечь специалистов из научных центров Махачкалы, Грозного, Назрани, Владикавказа, Нальчика, Черкесска, Майкопа. Это позволило расширить представления о многих процессах Северного Кавказа, которые часто весьма ангажировано и непрофессионально освещаются столичными политологами. Мы старались дать взвешенную картину происходящего без ухода от существующих проблем. У нас была цель донести до читателя взгляд из самого региона, который отличен от сложившегося в пределах Садового кольца.

«СП»: – Насколько можно считать объективными полученные данные?

– Я составлял опросник по двум направлениям: этно-политическая ситуация и взаимоотношения с федеральным центром. С помощью местных специалистов пытались обобщить разные данные. Мы нисколько не претендуем, что дана исчерпывающая картина всего и вся. Мнения специалистов тоже могут быть субъективными. Поэтому иногда одну и ту же проблему мы описывали с разных сторон. Про осетино-ингушский конфликт 1992 года сказано и в главе «Северная Осетия» и в главе «Ингушетия», так как мнения экспертов серьезно разошлись. Это же касается черкесского вопроса, оценки современной ситуации в Дагестане. Думаю, что нашим читателям будет интересно познакомиться с разными точками зрения. И не исключаю, что найдутся не согласные с авторами книги.

«СП»: – Каковы главные итоги исследования?

– За последние 20 лет нам приходилось часто сталкиваться с апокалипсическими прогнозами относительно судьбы региона. Малейшее обострение ситуации в какой-либо республике автоматически приводило к появлению катастрофических сценариев. К примеру, неминуемого развала Дагестана, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии. Многие из этих негативных прогнозов, к счастью, не оправдались. Но ситуация остается чрезвычайно сложной, с полным набором явных и тлеющих конфликтов. Однако, пообщавшись со многими людьми, мы пришли к заключению о том, что подавляющая часть жителей Северного Кавказа не мыслит своего будущего иначе, как в составе Российской Федерации.

Правда, эти настроения не должны успокаивать. В своё время большинство жителей СССР на референдуме голосовали за сохранение единой страны. На Северном Кавказе продолжают существовать группы, которые ратуют за создание независимых государств. Исламских или каких-то иных.

Однако при всей непростой ситуации Москва сохраняет за собой весь набор рычагов для контроля за регионом. Для улучшения ситуации надо решиться на проведение давно назревших модернизационных преобразований. Они включают в себя создание эффективной системы управления (проблема кадров – одна из наиболее острых для региона), утверждение институтов гражданского общества, продуманное постепенное возвращение всем регионам, в том числе и Северного Кавказа, политических и экономических полномочий, урезанных при укреплении «вертикали власти». Точно могу сказать, что простых и дающих быстрый результат решений нет и быть не может. Требуются нестандартные подходы.

Мы все должны нацелиться на длительную и сложную работу по нормализации ситуации в регионе. Но важно понимать, что Северный Кавказ – это часть нашей страны. Многие беды и проблемы региона, в том числе и коррупции, неразрывно связаны с общероссийским контекстом. Я не могу сказать, что федеральный центр ничего не делает для улучшения национально-государственной политики в регионе. Однако невозможно навести порядок на Северном Кавказе и оставить всё по-прежнему в остальной России.

Жители Северного Кавказа – это часть российского народа. Так записано у нас в Конституции. И совершенно безответственно делать заявления «Давайте отделим Кавказ». В свое время младореформаторы говорили про Среднюю Азию, что мы – локомотив, а те республики – прицепные вагончики и только мешают. Но мы получили открытые границы, наркотрафик, огромное число нелегальных мигрантов. Никаких денег не хватит построить укрепленную границу на Северном Кавказе. К тому же никто не спрашивал население региона, хочет ли оно отделиться. При всех издержках политики Москвы, абсолютное большинство не хочет этого.

В Чечне меня поразила одна особенность. Я ни разу не слышал там никаких обвинений в стиле «что вы натворили с нашей республикой». Никаких обид! Люди нацелены на движение вперед. И в целом на Северном Кавказе нет антирусских настроений. Хотя и есть силы, которые пытаются играть на имеющихся противоречиях. Но на лозунг «Хватит кормить Кавказ!» часто приходилось слышать другой - «Хватит кормить Москву!» Речь идет об откатах, субвенциях и преференциях, которые получают наши крупные чиновники, наживаясь на проблемах региона. Один из руководителей северокавказской республики сказал, что из всех дотаций 50% остается в пределах Садового кольца, еще 30% – воруется на местах и только 20% доходит до людей. Коррупция и клановость существуют не только на Кавказе, но и в центре.

«СП»: - Когда говорят о Северном Кавказе, в пример ставят Чечню. Республика действительно сегодня выделяется на фоне соседей. Отстроенный заново Грозный с его проспектами и небоскребами, пышные народные гуляния с фантастическими фейерверками, приезд видных религиозных деятелей...

- Когда мы говорим о восстановлении Чечни, то должны иметь в виду, что восстановлена пока только социальная сфера, но не экономика. Нынешний экономический потенциал не превышает 7% довоенного. Будет ли продолжаться эта синекура федеральных дотаций и дальше? Думаю, что нет. С июля прошлого года Чечню уже стали причислять к субъектам федерации с обычным финансированием. Целевая программа восстановления Чечни закончилась, хотя власти в Грозном хотели её продления. Но им сказали, что все проекты должны быть включены в стратегию развития СКФО до 2025 года. Есть большая проблема утечки финансов. Но она существует по всей России. Да, для многих руководителей Северного Кавказа дотации из Москвы – это возможность держать на кормлении своих многочисленных родственников и знакомых. Но эту ситуацию можно и нужно переломить. Профессор Чеченского государственного университета, доктор философских наук Вахид Акаев считает, что для гармоничного развития Северного Кавказа необходим комплексный государственный подход:

– В советское время была политика подтягивания окраин страны до общего уровня развития. Даже в годы «развитого социализма» этот вопрос стоял на повестке дня. За то время было сделано очень много позитивного. Но с распадом СССР этот позитив во многом был разрушен. К примеру, в Ингушетии была мощная газонефтяная промышленность. На предприятиях работали интернациональные коллективы. Сейчас из республик уехали те, кто помогал строить современную экономику. Уехали русские, евреи, армяне. Сегодня на Северном Кавказе с теплотой вспоминают советский опыт. Отсутствие условий для общего труда представителей разных национальностей отрицательно сказывается на межнациональных отношениях. У нас не сформирован средний класс. Из-за неустроенности экономики в обществе возникает недовольство, идеи о пересмотре политического устройства. Сегодня 95% жителей Северного Кавказа живут в нищете. Развалена промышленность, малый бизнес душат. Государство, к сожалению, пока ничего не предлагает. Мы даже не знаем, что хотим построить. То ли американский империализм, то ли шведский капитализм. То ли государство должно опираться на олигархов, то ли на средний класс, которого нет. Все понимают, что Северный Кавказ без России развиваться не может. Но для развития надо, прежде всего, заниматься экономическими проблемами.

Директор Адыгейского республиканского института гуманитарных исследований, доктор философских наук Батырбий Берсиров отрицает какие-либо сепаратистские настроения у северокавказских народов и уверен в их желании заниматься экономическими проблемами:

– Судьба северокавказских народов целиком зависит от развития всей России. Никакой другой участи на Северном Кавказе не желают. К примеру, за границей число адыгов в десятки раз больше, чем в нашей стране: миллионы в Турции, сотни тысяч в Сирии, Иордании и в других странах. Но нигде диаспоры не смогли в полной мере сохранить свою национальную идентичность, они на глазах растворяются. Народы Северного Кавказа, проживающие в России, получили всё необходимое для сохранения своего языка и культуры, для развития в будущем и включения в мировое сообщество на равных. В мире нет никакого подобного отношения к немногочисленным народам, которое мы наблюдаем в России. Напряженность создают или люди, которые вообще плохо понимают ситуацию, не знают истории и плохо представляют будущее северокавказских народов, или те, кто работает на дестабилизацию в стране. Конечно, есть и проблемы. Но федеральному центру надо более основательно изучать особенности разных народов – незнание и приводит к непониманию. Но о сохранности народов Северного Кавказа можно говорить только в союзе с Россией, в союзе с русским народом, который и предоставил возможность нам изучать свой язык и культуру.

«СП»: – Нет ли на Северном Кавказе такого ощущения, что окраинам остается только формально поддерживать масштабные начинания, хотя они бы предпочли просто спокойно жить и не ввязываться ни в какие глобальные проекты, вроде индустриализации или перестройки?

– Этапы исторического пути Советского Союза, а потом и России, безусловно, задевают всех жителей страны. Все эти перепады не способствовали тому, чтобы мы все могли жить в полном согласии и взаимопонимании. Но мы знаем, что при всех перипетиях десятки народов смогли сохранить свою национальную идентичность и самодостаточность. Уверен, что в итоге Россия станет монолитной страной с единым народом, где будут развиваться все национальности. Ленинская национальная политика по планомерному развитию всех народов укрепляла и позиции русского народа. Северокавказские народы сегодня говорят и мыслят на русском языке, обогатили свою культуру русской культурой. Все исторические перепады воспринимаются как общий путь укрепления единой общности.

«СП»: – К сожалению, сегодня в России в целом и на Северном Кавказе в частности, падает общий уровень образования. Скоро может не остаться тех, кто думает как вы.

– Реформирование образования, которое началось 20 лет назад и никак не закончится, отрицательно сказывается на настроениях людей. Очень важно, чтобы политика государства была направлена на мотивирование людей стремиться к знаниям. Но пока я не вижу, чтобы негативные процессы в нашей стране могли вылиться в серьезные противостояния на межнациональной почве.

Андрей Иванов

Фото: Саид Царнаев/ РИА Новости

http://svpressa.ru/society/article/63307/

 

18 Января 2013
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-КультурМультур

Архив материалов