«Пожалуйста, как можно больше думайте»

Как воспитать одарённого ребёнка. Правила Александра Друзя

Кто это: первый удостоенный звания магистра «Что? Где? Когда?», единственный обладатель шести «Хрустальных сов», а также «Бриллиантовой совы» и «Большой хрустальной совы»,  многократный чемпион мира по спортивной версии «Что? Где? Когда?», кавалер ордена «Бриллиантовая звезда» как лучший игрок клуба? Внимание, правильный ответ: конечно, Александр Друзь. 

В Екатеринбург Александр Абрамович приехал по приглашению Александра Чамовских, владельца Chamovskikh jewellry house, организатора целой серии интеллектуальных соревнований в Екатеринбурге и других городах России по мотивам всеми любимой игры. «Пришла идея проводить для своих клиентов необычные вечера, и мы решили создать синтез ювелирного изящества и искусства размышлять, — пояснил Александр Чамовских. — Гости с удовольствием приняли новый формат и радуются, что удается находить верные ответы». Chamovskikh jewellry house стал и местом нашей встречи с прославленным магистром. 

Александру Друзю мы предложили поразмышлять о воспитании и образовании. Тем более что школа, где он учился, носила имя выдающегося педагога Ушинского, сам Александр Абрамович закончил индустриально-педагогический техникум по специальности «мастер производственного обучения», вырастил двух замечательных дочерей, также награждённых «Хрустальными совами», а кроме того, преподает и тренирует в родном Петербурге школьные команды игроков в «Что? Где? Когда?»

«Эффективнее не вспоминать, а придумывать»  

— Александр Абрамович, вы, без всякого преувеличения, международная эмблема эрудированности. Ваша эрудированность — природный, «божий» дар или вы развили её тренировками? 

— На самом деле, я бы не претендовал на звание символа эрудированности, потому что не обладаю эрудицией в должной степени. Это только кажется, что я много знаю, есть люди существенно эрудированнее меня. В действительности я хорошо знаю то, что мне интересно. Но поскольку мне очень многое интересно, кажется, что я много знаю. Я плохо знаком с биологией или химией, гораздо лучше — с историей, другими общественными науками. Например, владею знанием, которое непонятно, как пригодится: помню, как звали первого монгольского космонавта — Жугдэрдэмидийн Гуррагча. Мне очень понравилось его имя и запомнилось с молодости и на всю жизнь. Но, если мне неинтересна какая-то вещь, даже, казалось бы, полезная, как бы я ни старался, запомнить её не могу, она не ложится на мой склад ума. 

"Если ставишь только на эрудицию, на объем знаний, то рано или поздно они подведут"«Если ставишь только на эрудицию, на объем знаний, то рано или поздно они подведут»

— Когда во время игры в считанные секунды, в состоянии стресса нужно дойти до правильного ответа, на что вы полагаетесь — на объем усвоенной информации, память или на ассоциативные способности, воображение? 

 — Поскольку, как я уже сказал, объем знаний ограничен — то на логику и ассоциации. Если говорить об интеллектуальных играх, о «Что? Где? Когда?», то дело не столько в эрудиции, сколько в умении должным образом воспользоваться условно небольшим объемом знаний. Эффективнее не вспоминать, а придумывать: то, что во взаимодействии с партнерами придумаешь за минуту, за ту же минуту, бывает, не вспомнишь. Если ставишь только на эрудицию, на объем знаний, то рано или поздно они подведут. Не столько ценно знать, сколько уметь соображать. Поэтому очень важно тренировать логическое, ассоциативное мышление, способность синтезировать идеи. 

Это полезно не только для интеллектуальной игры, но и для всей остальной жизни. Поэтому, когда в начале учебного года я начинаю занятия в кружке интеллектуальных игр, говорю детям: моей целью не является, чтобы вы стали чемпионами мира по «Что? Где? Когда?» или чтобы вы появились в эфире «Первого канала» в знаменитом Охотничьем домике в Нескучном саду (откуда ведется трансляция игр — прим. авт.), мне гораздо важнее, чтобы те знания и умения, которые вы получаете в кружке, применялись вами в жизни далёкой от игры. Надо уметь думать, пользоваться логикой, соображать, взаимодействовать с партнерами: без этого не бывает успеха вне зависимости от рода занятий, будь то бизнес, наука или что-то ещё.

— Особенно при увеличивающихся скоростях разнообразных процессов.

— Естественно. Поэтому то, что тренировки проходят концентрированно по времени, тоже имеет значение. 

— Можете поделиться каким-то упражнением? 

— Если ты хочешь развить какую-то группу мышц (а «Что? Где? Когда?» — это интеллектуальный спорт), нужно постоянно заставлять её работать. Мозг, условно говоря, такая же «мышца». Если тебе нужно таскать по сто килограммов, необходимо накачивать бицепсы, а если нужно развивать мыслительные способности — тогда всё время думать. Например, не просто идти по улице — о! солнышко светит, птички поют, — а замечать события и устанавливать причинно-следственные связи. 

Скажем, когда мы ехали на интервью, то проезжали теологический факультет вашей Горной академии. Смотрю: какая странная церковь — судя по всему, купола поставлены недавно, потому что стилистически не совпадают со всей остальной конструкцией. Мне говорят: да, так и есть. Оказывается, до революции это был сиротский приют, открытый местным купцом, и домовая церковь при нём. При советской власти, купола, естественно, снесли… Я привык замечать показательные подробности и мелочи.

— Та же церковь может многое рассказать и о пристрастиях бывшего ректора Горного университета, и вообще о порядках в нашем высшем образовании. Но это уже другой разговор.  

— Здание красивое, церковь получилась неплохая, а нужна ли геологам теология — бог весть. 

— Итак, самый полезный вопрос — «почему»?

— Вся шестерка вопросов, которую описал Киплинг: 

Есть у меня шестёрка слуг,

Проворных, удалых,

И всё, что вижу я вокруг,

Всё знаю я от них.

Они по знаку моему

Являются в нужде.

Зовут их: Как и Почему,

Кто, Что, Когда и Где. 

Человек устроен так, что в раннем детском возрасте проявляет большое любопытство и без принуждения тянется к познанию мира. Вообще, судя по всему, человеку с детства присущи все лучшие качества. Маленькие дети, в абсолютном большинстве, прелестны — интеллектуально активны, подвижны. И самое главное, чтобы родители или школа не убили это свойство пытливости ума. Я всегда говорю родителям: поощряйте, когда ребёнок чем-то интересуется, отвечайте детям на вопросы, объясняйте, как всё устроено, приучайте к книге, вообще к источникам информации. 

Я понимаю, что родителям трудно, они заняты каждодневными заботами — как заработать, накормить семью. Но если вы хотите, чтобы ваш ребёнок был умным и конкурентоспособным в будущем… Дети — это такое дело, которое надо делать самому. Не думайте, что школа вам поможет. Дело не в том, что у нас плохое образование, оно разное и всегда было разным, и в Советском Союзе тоже: были продвинутые школы, средние по уровню и плохие, в некоторых сельских школах учили не хуже, чем в Москве или Ленинграде. Сейчас дифференциация ещё больше. Но дело не в этом. Не секрет, что, если проводить аналогию, ручная сборка лучше роботизированной. Конвейер даёт много массового продукта, но, если хочешь получить эксклюзивный продукт — тогда надо «ручками». Да, родителем быть очень тяжело: он, помимо собственной профессии, должен быть и педагогом, и психологом, и врачом, и философом, и ещё много кем. 

— Новая промышленная революция, о которой всё больше говорят, обещает освободить от рутинного труда — на производстве и в конторах — миллионы человек, которые, как предполагается, смогут эффективнее проявить себя в любимых занятиях. Как нужно воспитывать ребёнка, чтобы он не ошибся в выборе профессионального, творческого пути?  

— Этот путь не всегда очевиден, не всегда лежит на поверхности, особенно в эпоху перемен, как наша. Возможно, надо искать методом проб и ошибок и таким образом выявлять склонности ребёнка. Школьные годы как раз и позволяют попробовать и то, и другое. «Драмкружок, кружок по фото, а еще и петь охота». Не надо заставлять ребёнка, ломая через колено, но и идти у него на поводу тоже не стоит: любое серьёзное занятие требует дисциплины, сосредоточенности. Важно, чтобы ребёнку самому нравилось, что у него получается всё лучше и лучше, чтобы он сам этого хотел. И если на каком-то направлении он достиг заметных результатов, если вместе с вами остановился на этом направлении, должен понимать, что то, что он делает, он должен делать наилучшим образом, отдаваться работе полностью. Не должно быть «и так сойдёт». Это непросто, но без этого, на мой взгляд, никак. Подспорье в том, что дети, в хорошем смысле слова, азартны, и, если поддерживать в них чувство ответственности (а не то что: сколотил табуретку, забыл ошкурить, да и бог с ним), они будут доводить работу до конца.

 

«Лучшая команда — это друзья, объединённые общей целью»

Александр Друзь заядлый курильщик, и мы выходим подымить, поднимаем тему табакокурения: 

— Нужно не столько бросать курить, сколько не слушать болтовню о вреде курения, — заявляет Друзь. — Я являюсь сопредседателем Общероссийского движения за права курильщиков. К сожалению, наша борьба пока не даёт никакого результата, курильщиков в нашей стране обижают совершенно не по «заслугам». Сплошной популизм и дискриминация в чистом виде: вместо того чтобы помогать людям, которые на самом деле больны, зависимы, только акцизы повышают. Люди, куда эти акцизы идут? Где медицинская помощь табакозависимым? Берут с нас деньги и плюют на нас, загоняют в резервации, поднимают против нас социальную ненависть. Некурящие настолько агрессивны — убить готовы: им сказали, что я покушаюсь на их здоровье. А достоверных доказательств того, что пассивное курение вреднее активного, нет. 

— Что вы предлагаете?

— Поскольку курящие тоже граждане — не загонять их в резервации, не запрещать им курить в поездах, при наших-то пространствах, и не выгонять в 25-градусный мороз на улицу, а создавать им человеческие условия. Во всех аэропортах были оборудованы курилки — зачем их закрыли? Что в результате? Оборудованных курилок нет, курильщики идут на нарушения, курят в укромных местах, например, в туалетных кабинках, и, когда туда заходит некурящий человек, он переживает, что здесь кто-то курил. Хочется человеческого подхода. Если вы говорите об опасности пассивного курения, устройте нормальные места для курения. И не надо врать, что во всем мире с курильщиками борются именно так. Возьмите два международных аэропорта: в Солт-Лейк-Сити и в Сан-Франциско. Понятно, что в Сан-Франциско теплее, чем в Солт-Лейк-Сити. Поэтому в Сан-Франциско мест для курения нет, все курят на улице, но в Солт-Лейк-Сити оборудована курилка — пожалуйста, кури здесь. 

Весь текст -https://www.znak.com/2017-12-25/kak_vospitat_odarennogo_rebenka_pravila_aleksandra_druzya 

25 Декабря 2017
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-КультурМультур

Архив материалов