«Казачьи классы на Кубани» становятся предметом конфликта?

 

Естественный, трудный, но необходимый процесс возрождения национальных форм жизни на Кубани ставится вдруг под сомнение? Таким вопросом я озадачился, посмотрев блог на «Живой Кубани».

http://zhdu-tramvaj.livekuban.ru/blog/495426

 

Я и мои коллеги -  С.Н. Лукаш (Армавир) и Е. Терехина (США) стали авторами едва ли ни первой концепции «казачьего образования» в стране еще в 1995 году.

 

Вы можете познакомиться с текстом здесь:

 

Слово атамана - 3

И завершим - перспективами казаков.

 

Знаю, как далеко продвинулся в осмыслении и практике казачьего образования

 

д.п.н. Лукаш Сергей Николаевич. Для меня же образовательная проблематика много лет не являлась делом основным. Но в последние годы, занимаясь темой межнациональных отношений в Москве и России, я обратился к проектированию совместного образования русских и кавказских детей в Москве.

 

В общей стратегии ООД “РКНК”, ориентированной на разработку «гуманитарных технологий» в решении пучка «кавказских проблем», приоритетное место по праву занимает образовательная политика, поскольку образовательная сфера работает непосредственно с Будущим страны, населяющих ее народов.

В начале года Департамент образования г. Москвы одобрил идею создания поликультурной школы нового типа, о которой мы поговорили с разработчиком проекта – Кузнецовым Анатолием Ивановичем, старшим научным сотрудником МИОО, помощником Председателя Президиума ООД РКНК Паскачева А.Б. 

Обсуждаемая тема интересна еще и тем, что разрабатываемый подход к образованию предлагается в пакете «гуманитарных технологий» для «окружных» отделений ООД РКНК, об организации которых Паскачев Асламбек Боклуевич ведет переговоры с Полпредами Президента в Федеральных Округах.

Если выделить самое главное, которое, очевидно, окажется и инновационным ядром разрабатываемого образовательного центра, в какой словесной формуле можно выразить эту новизну?

Идея образовательного центра проста, она состоит в добровольном желании родителей (если речь идет о младших школьниках) и детей (когда мы говорим о ребятах постарше) обучать и воспитывать кавказских и русских детей совместно, когда культурные различия не нивелируются в ходе «образовательной обработки» национальных и индивидуальных уникальностей, а напротив, признаются ведущей ценностью.

Этой формулы пока достаточно, чтобы спровоцировать интерес читателей к нашей дальнейшей беседе.

Согласитесь, что в любой общественной или профессиональной инициативе человека можно усмотреть то, что называется «личным интересом», хотя и сам масштаб «личного интереса» бывает различным…. Личное эгоистическое уменьшает человека до корыстного индивида, а в иных случаях делает человека соразмерным Культуре. Какое место в Вашем образовательном проекте занимает «личный интерес»? Какого он свойства?

Совсем… простой вопрос ты задаешь! Не знаю, с чего и начать отвечать. Попробую так. Более десяти лет я исследовал отношения образования и культуры в российской истории. Отношения эти всегда были драмой «переваривания» заимствованной учености (европейского знания), в итоге приносившей плоды в виде самобытной национальной культуры России. Но при этом, как я понял, с каждым таким заимствованием наступал риск отторжения национальной, «почвенной» культуры, которая все меньше и меньше составляла основу «русской жизни», а больше превращалась в научные предметы фольклористики и исторической психологии. Нисколько не умаляя величия официальной русской культуры 19в., серебряного века и, конечно, советского периода, понимая значение ее уроков для национальных культур народов России, в контексте нашего разговора я все же подчеркну особую значимость сохранения ареалов традиционной культуры в России, одним из которых является Кавказ.

Это что касается…культурного измерения «личностного знания» или «личного интереса», как это сформулировано в твоем вопросе.

Есть еще одно – экзистенциальное измерение мотивации создавать и продвигать проект такой школы. У меня два внука – Гордей и Ермолай (Ермак) в Москве. Выбор имен также свидетельствует о семейном интересе восстанавливать утраченные традиции.

Я бы очень не хотел, чтобы вместо органичных дружбы и взаимодействия, воспринятых с раннего детства в качестве нормы жизни в многонациональном и поликонфессиональном пространстве столицы … моих внуков учили «общаться» с детьми других национальностей на каких-то специальных «уроках толерантности».

Думаю, таких понимающих дедушек и бабушек,родителей найдется в Москве не на один «русский кавказский образовательный центр», а вопросов о важности и возможности распространения данного организационного принципа в образовании в других регионах России мы коснемся дальше.

Ты же понимаешь, что мы обсудили только организационный принцип школы? Сколько и чем мы еще будем утомлять наших читателей?

Устно – для своих – я называю этот принцип полезным «взаимным опылением» русских кавказцами, кавказцев русскими. Свое утраченное можно захотеть восстановить, если «подсмотришь» его ценность у других. Я говорю и о религиозности, и об отношении к старшим, и многом другом. Ты получила ответ на свой вопрос?

 

Вполне. Давайте перейдём от личного к общественному, так сказать,, от частного - к общему. Я знаю...                                                                              

 

Русский кавказский образовательный центр

 

Русский кавказский образовательный центр (заключение)

 

Р. Байсарову и А.Б. Пугачевой. И лучшая всем честь – презреть раскол. 

                                                                   

 Возвращаясь к автору блога на ЖК, хочу спросить его:

 

-  Представляясь, он называет свое имя?

 

-  У него есть предки? Род его отметился в истории?

 

-  История какой страны? Какого народа?

 

-  Его личная история соисторична истории своей страны, своего народа?

 

-  Или это «просто история» - без авторства?

 

- Ему хочется, чтобы его дети учились в безликой школе?

 

- Не были культурными людьми? Все культуры, как известно,  – национальны!

Читайте: Казачество – духовная практика России 

 

 
10 Января 2013
Поделиться:

Комментарии

Пост читают на Живой Кубани

http://paffnyti.livekuban.ru/blog/495602

Ну, а пока так:)

Жизнь и деятельность С.Н. Лукаша как апология отечественного образования

Уважаемый читатель открыл книгу о казаках, их истории и культуре; о России, ее южной, темпераментной, вспыльчивой части (регионе); о воспитании казаков, его ментально-ценностных основаниях, историко-культурных предпосылках, социально-педагогических условиях. Стало быть, автор намерен рассказать читателю о самом главном в жизни любого народа - о его образовании.

Вас, любознательный читатель, ожидает довольно сложное, но занимательное чтение, ибо автор учитывает Время, в котором живет; любит Место своего рождения, развития, профессионального служения; знает и почитает Наследие, доставшееся нам.

Время, в котором мы живём, характеризуется рядом составляющих или последствий глобального конфликта современности. В России как части мира разворачивается внутренний конфликт не по классовому или этническому принципу, а вбирает в себя глобальный конфликт Запада и Востока, проявляясь наиболее рельефно. Именно на территории России, именно в общественном сознании народов России сталкиваются планетарные силы. В последние годы глобальный конфликт явно разрастается: к горизонтально выраженному Запад-Восток добавляется вертикаль Север-Юг. Вот и получается, что современная Россия находится в центре креста.

Модерн оказывается самым безрелигиозным временем по существу, несмотря на внешние, казалось бы, благоприятные ситуации и отдельные факты. Все «новые» подходы, теории, концепции, доктрины направлены на формирование упрощённого человека, нарушая и разрушая его духовно-нравственную природу.

Православный мировой регион, к которому мы себя причисляем, характеризуется своеобразным сплавом цивилизационных и формационных механизмов; он постоянно находится в состоянии полемики с местными особенностями, т.е. с самим собой во имя движения к сакральному и универсальному. Внутри православного региона происходит «остужение православного эроса в душе приспособленного современника», что порождает сегодня крайние формы индивидуализма. События последнего времени настойчиво заставляют нас с горечью говорить о том, что святые мести оскверняются варварами, история предается и продается. Историко-культурные памятники (например, Архангельское, Бородино, Радонеж и мн. др.) превратились в высоко-коррупционные объекты.

В повседневной жизни человек погружён в многоглаголание, его сопровождают празднословие, пустословие; он часто слышит бессмысленные словосочетания, что не приносит ему пользы, мешает в потоке шумов вычленить полезный сигнал, смысл. Кризис смысла. Как замечает А.С. Панарин, в недрах глобализации расширяется «сфера нейтральных и срединных значений».

На первый план прорываются манипулятивно-наркотические технологии, преобразующие не саму действительность, а наше восприятие и мирочувствие, не само образование, а что думает индивид о происходящем вокруг образования. По существу речь идёт о духовном кризисе, печальным знаком которого является болезнь языка. Лексика сжимается до числа слов, необходимых для выражения убогой нужды её носителя. Данный языковой разлад непосредственно касается и той сферы, в которой учат, приобщают к родному слову. За последний десяток лет образование и все, кто имеет к нему отношение (считай всё общество), обогатились такими эрзац-словами: стандарт - тест - ЕГЭ - надзор - полиция - образовательные услуги - конкурентоспособный учитель - модель и пр.

А что происходит в профессионально-педагогической жизнедеятельности? Используя метод независимых характеристик, обратимся к различным источникам, к мнению известных специалистов, отметим тональность напечатанного.

Слово «гламур» как новояз ещё только формируется и трансформируется, но уже внедряется в систему образования, что позволило действительному члену Российской академии образования, профессору, доктору педагогических наук М.М. Поташнику опубликовать статью с таким названием: «Педагогический гламур как способ ухода от реальных проблем». Профессор, главный редактор издательства «Педагогический поиск» (Москва) В.М. Лизинский публикует статью под таким названием «Инновации как способ издевательства над школой, учителем и здравым смыслов (памфлет)».

В. А. Непомнящий, доктор филологических наук, руководитель Пушкинского отдела ИМЛИ РАН, выступая на конференции «Пушкин как мировоззренческое явление национальной традиции» 19 мая 2009 года, заявил: «У нас в России произошла и происходит ментальная катастрофа. И она не сама происходит, она делается, она организуется. Мы стремительно движемся к национальной катастрофе. Надо спасать Россию от реформы образования». В.А. Караковский, известный директор известной московской школы, доктор педагогических наук, пришел к выводу о том, что «в образовании дела плохи. И причина здесь очевидна: безмерная власть чиновничества и бюрократии… Педагогика уходит от образования» (Народное образование, №8, 2009).

В конце 2010 года (год Учителя!) вышла в свет монография О.Н. Смолина (доктора философии, члена-корреспондента Российской академии образования, члена Совета Федерации первого созыва, депутата Государственной Думы РФ) «Образование. Политика. Закон». В монографии на основе комплексной картины эволюции отечественного политического процесса представлена теоретическая модель образовательной политики и ее законодательного обеспечения. Данная монография позволила мне проанализировать современное состояние образования в России. Рецензия на монографию опубликована в ряде журналов, в том числе в «Педагогике» (№10, 2011, с. 82-93) с таким названием «Образование как детектив или Послесловие к монографии О.Н. Смолина».

Новейший период педагогической науки под влиянием различных обстоятельств можно охарактеризовать как «методологическое вольнодумство и безответственность». В педагогических исследованиях авторы уклоняются от анализа реальных процессов, большинство занимаются технологиями, моделированием; абстрактные учащие и учащиеся погружаются в придуманную обстановку, а затем «исследователь» изучает их в виртуальной среде; наиболее послушные из них готовы изучать все, что им будет заказано; отказываются от наследия и придумывают «новые» понятия, безосновательно расширяют их смыслы, заменяют ими многое из того, что было наработано ранее. В результате - очевидное расхождение между замутненными намерениями и парадоксальными результатами. Образовательное учреждение, коим является педагогический вуз, постепенно, но верно, из просвещенческой, воспитательной, культурной, научной среды преобразуется в коммерческое бюро образовательных услуг.

Отечественное образование постепенно превращается в артефакт, когда традиционные, свойственные нашей истории и культуре характеристики возникают только в ходе историко-педагогических исследований. Мне иногда кажется, что для определенной части народа; его руководителей в особенности, определенного отряда ученых (что странно) образование уже стало артефактом. Что-то очень важное мы не хотим понять, хотим умолчать, оболгать на фоне разговоров об уважительном отношении к истории. Но, наверное, не все помнят, не все знают предупреждение В.О. Ключевского: «История учит даже тех, кто у нее не учится, она их проучивает за невежество и пренебрежение».

Любое обращение к истории прошлого (событиям, идеям, персоналиям) не ограничивается только узнаванием в этом прошлом чего-либо нового, ранее неизвестного. Конструктивный диалог с прошлым позволяет увидеть историческую глубину проблем современности и тем самым по-другому оценить горизонты их решения. Перспективы развития отечественного образования, размышляющие специалисты, связывают с историей и культурой России. В последние годы обозначились три тенденции в гуманитарном знании.

Первая. Несмотря ни на что, все ярче, настойчивее звучит тема человека в истории, культуре, философии, религии, образовании. Возрастает интерес к антропологии.

Вторая. В противовес всему происходящему (формализации, егэзации, тестизации) активно обсуждаются образы и смыслы, сущность и миссия образования. Для этого используются как традиционные, привычные понятия (образование - знания, умения, навыки; процесс, система), так и относительно новые или принципиально новые (феномен, ноумен, среда, наследие, соборность). Это позволяет отказаться от обсуждения того, что происходит вокруг образования и сосредоточится на понимании того, что происходит в самом образовании, на постижении истинного смысла образования.

Третья. Разнонаправленность научных интересов и ценностей в педагогике как главной науке об образовании. К великому сожалению, появилась целая плеяда «так называемых ученных», с удовольствием изучающих не реальную, а виртуальную действительность, в центре или сбоку которой находится не Человек, а модель. Все чаще появляются «педагогические исследования» удивительным образом похожие на новый не литературный жанр, который можно назвать «наивной утопией в бюрократическом стиле».

Иной отряд ученых, к которому принадлежит С.Н. Лукаш, развивая две первые тенденции, следует другому направлению в педагогических исследованиях. Он последовательно уточняет предмет изучения образования: взаимодействие, взаимоотношения человека и окружающей действительности, человека и среды. Представители данного направления этим самым изучают процесс реальной жизни и возвышают Человека, ибо смысл, главный субъект и конечный результат образования – Человек.

Автор монографии рос, развивался, профессионально служит на Юге России, располагающим богатейшим историко-культурным наследием и являющимся важной частью нашей Родины.

Родился автор данной книги 1 декабря 1957 года в Армавире в семье рабочих. Свой трудовой путь начал слесарем механосборочных работ на Армавирском приборостроительном заводе. В 1980 году закончил Армавирский педагогический институт. Работал мастером производственного обучения в станичной школе. Служил в рядах Советской Армии на Дальнем Востоке. Офицер запаса. Вернувшись со службы, работал на должностях лаборанта, мастера, ассистента, старшего преподавателя, доцента в Армавирском педагогическом институте. В середине 80-х годов руководил в институте совместными механизированными студенческо – ученическими отрядами по уборке зерновых культур. В 1988 году защитил кандидатскую, а в 2010 году докторскую диссертацию в Южном Федеральном университете (г. Ростов – на – Дону). Доктор педагогических наук, профессор Армавирской государственной педагогической академии.

Сергей Николаевич признается в том, что не смог бы сделать и сотую долю дел по возрождению казачества, если бы рядом не были его друзья - единомышленники, его учителя. Говоря об этом времени, автор, конечно же, вспоминает своих родителей: Николая Яковлевича Лукаша — фронтовика, прошедшего суровую школу Великой Отечественной, учившего сына добиваться всего в жизни только честным, самоотверженным трудом; маму - Раису Константиновну, воспитавшую Сергея и его сестру в «строгости и ласке». С особой теплотой и каким-то трепетным восторгом отзывается Сергей Николаевич о своей бабушке Екатерине Михайловне, ровеснице XX столетия, передавшей С.Н. Лукашу тот казачий дух и «закваску», которые так пригодились ему в жизни.

Значима для автора тема собственного «ученичества». Своим Учителем он считает видного кубанского краеведа, археолога, Николая Ивановича Навротского. Педагогический дар, магнетизм личности Николая Ивановича притягивали сотни армавирских мальчишек. Что может быть интереснее в отрочестве и ранней юности, чем туристические походы, песни у ночного костра, ахеологические разведки в горах и степях Северного Кавказа, раскопки древних скифских курганов, этнографические экспедиции, просто широкое познание реального мира в диалектике тысячелетних эпох? Сергею посчастливилось пройти через это, начиная с десяти лет. И только спустя время, когда перестройка и гласность смягчили официальную цензуру, фарисейскую мораль, узнали воспитанники Навротского о замечательных донских казачьих корнях Николая Ивановича, о репрессиях в его семье, о его ГУЛАГовском прошлом.

«Учитель, воспитай ученика» - в судьбе Сергея Николаевича это не простая фраза. Когда в 1989 г. С. Н.Лукаш поднимал казачество, рядом стояли его учитель Н.И. Навротский, его друзья по краеведческому кружку: И.А. Климушин, И.Л. Левицкий, А.И. Кучеренков и др.

С.Н. Лукаш в своей профессиональной и жизненной миссии продолжает творческий путь тех людей, которых уже нет рядом с ним: его казачьих предков, родителей, замечательных учителей. Сергей Николаевич признается одним из основоположников возрождения казачества в городе Армавире и Лабинском отделе ККВ. В 1989 году организовал в Армавире клуб по изучению истории и культуры кубанского казачества и возглавил оргкомитет по подготовке учредительного круга армавирских казаков. В 1990 г. участвовал в работе первого Всекубанского учредительного казачьего съезда. 12 января 1991 года под председательством Лукаша С. Н. в Армавире прошел учредительный сбор, на котором была образована общественная организация – Армавирский казачий Круг, сформированы руководящие органы. В ноябре 1991 года в Армавире состоялся первый съезд казаков Лабинского отдела ККВ, на котором присутствовало 524 делегата от 17 казачьих обществ юго-востока Краснодарского края, Ставрополья, Карачаево-Черкессии. Организатором работы съезда, одним из разработчиков принятых на нем документов был С.Н.Лукаш, которого казаки избирают в 1991-1996 годах заместителем, товарищем атамана Лабинского отдела ККВ.

С 1995 года и по сей день Сергей Николаевич возглавляет Краснодарский краевой общественный фонд культуры кубанского казачества «Линеец». За это время фондом оказана значительная материальная помощь в строительстве мемориального комплекса «Форштат», членами фонда подготовлены десятки книг, брошюр и монографий, сотни статей в ведущих рецензируемых журналах. Проведены восемь кубанско-терских научно-практических конференций «Из истории и культуры линейного казачества Северного Кавказа», шесть из которых носят статус международных. Оказана существенная практическая и методическая помощь в организации казачьих классов, школ, молодежных клубов в Лабинском отделе.

Сергей Николаевич, начиная с 2004 года дважды подряд, избирается в состав депутатов Армавирской городской Думы. С 1997 года является председателем Совета директоров машиностроительного завода ОАО «Армез». С 2005 года и по сей день – действующий заместитель атамана Лабинского казачьего отдела ККВ.

На одной из кубанско – терских конференций А.И. Кузнецов в своей статье назвал главное качество Сергея Николаевича - целостность, а также выделил результат его жизнедеятельности - культурно-историческое укрупнение масштаба Личности. Сказано точно. Считаю необходимым уточнить, а может быть раскрыть содержание этих понятий.

Детство, место развития Сергея Николаевича - Юг СССР. В зрелые годы он трудится на юге Российской Федерации. Сформировавшись в Советское время, оставаясь целостным человеком, служит России через просвещение, воспитание, образование. Он - гражданин и профессионал, теоретик и практик, интеллигент и православный человек.

Масштаб личности позволяет ему сердцем и головой понимать, что Россия - многоэтническая и многоконфессиональная страна. Свою миссию видит в том, чтобы преодолеть противоречия между всеми признаваемым Диалогом культур и реальной неготовностью к этому диалогу по причине слабого знания или вообще незнания казачества; надо осмыслить диалог культур на территории России; необходимо извлечь педагогический урок, понять, что делать. Это профессионально продуманная, целостная гражданская позиция С.Н. Лукаша.

В размышлениях автора исходным понятием является «историко-культурное наследие», подразумевающее современную востребованность любого исторического прошлого. Из этого наследия извлекается «урок», для чего он рассматривает его (наследие) как историко-педагогический источник и востребует в этом качестве. Культивирование отношения к наследию как к педагогическому источнику позволяет это наследие «оживить», актуализировать, включить в нашу повседневностъ, поняв и оценив полножизненность осуществляемых в нём процессов.

Очень важно, особенно в наши дни, напоминание о том, что наследие - в первую очередь «явление духовной жизни». Поэтому, даже обращаясь в зримые образы мира материального, наследие имеет своим источником сферу Духа, не теряет с ней связи. И если наследие вообще невозможно понять вне темы духовного, то наше (русское, советское, российское) наследие невозможно понять вне темы православия. Иначе, какое же это наше наследие без преподобных Сергия Радонежского и Серафима Саровского, святителей Тихона Задонского, Иннокентия Херсонского, Димитрия Ростовского и многих других?

Для того, чтобы наследие стало совсем нашим, чтобы оно стало живым наследием, традицией, необходимо обдумать его, осмыслить, пережить, перечувствовать, пропустить через ум и сердце. Сделать «наше наследие» нашим трудно не только в силу объективных причин. Можно просто, стараясь сохранить элементарный смысл и логику, переписать древние (и не очень) тексты в современных категориях и понятиях, что само по себе немаловажно. Но гораздо важнее не утерять, сохранить, унаследовать силу Духа, с которой писали и трудились наши предки, которая животворит их труды и которую мы, восприняв от своих отцов, должны передать своим детям, с тем, чтобы каждое новое поколение могло воспользоваться просветительным наследием во благо.

Мы располагаем богатейшим наследием, это факт! Историко-культурное наследие можно и нужно рассматривать как наследие образовательное, просвещенческое, которое по существу - классическое и воспитательное. Классическое потому, что оно представлено общепризнанными трудами выдающихся российских ученых и деятелей культуры, известных богословов, бытом, жизнедеятельностью народа, образом его жизни, имеющими непреходящую ценность для национальной истории, культуры образования, в том числе культуры образования казачества. Воспитательное потому, что оно имеет преимущественно душеполезный смысл, поучительный характер и просветительную ориентацию. Таким образом, мы имеем дело с историко-культурным наследием казачества, которое характеризуется как выдающееся, общепризнанное, имеющее непреходящую ценность не только для национальной, но и мировой культуры.

Лукаш С.Н. предпринимает успешную попытку историко-педагогического анализа наследия казачества. Автор отмечает: «Казачество на протяжении всего историко-культурного развития реализовывало свою особую, отличную от самодержавно-государственной доктрины, идею социального устройства. В начале казачьей идеи лежало общее стремление людей строить свои внутренние отношения не на принуждении и угнетении личности, а на корневых традициях славяно-русского народовластия, раскрепощающих личность во имя выполнения определённой смысложизненной миссии». В монографии историко-культурное наследие казачества оживает и становится живой традицией в сфере образования.

Каков жанр исследования? Историко-педагогический, опытно- экспериментальный, философско-педагогический, религиозно- педагогический, краеведческий! И то, и другое, и третье. Данное исследование позволяет утверждать: педагогика - главная наука об образовании - интегрирует гуманитарное знание о человеке и его историко-культурном наследии. Автор имеет моральное право отстаивать педагогику казачества как прошлое, настоящее и будущее Юга России. И это может являться образцом для других культур и регионов России.

С.Н.Лукаш не противопоставляет, не отрицает, а ведёт диалог, убеждает аргументами. Вот почему он, в отличие от других исследователей, уважительно относится и к Традиции, и к Инновации. Обратим внимание ещё на одну особенность: в контексте истории и культуры, основных понятий педагогики казачества такие слова как «державность», «российскость», «служение Отечеству» воспринимаются не выспренно, а естественно, что позволяет утверждать - образование, основанное на истории и культуре народа, воспитывает граждан, любящих свою страну, воспитывает патриотов.

Автор не абсолютизирует историю и культуру казаков, а рассматривает данный феномен и ноумен в контексте российской истории и культуры. Более того, Лукаш С.Н. своей работой способствует развёртыванию историко-педагогических, социально-психологических, культурологических исследований, направленных на утверждение образа России как особого типа цивилизации, с присущей только ей системой образования. Склонен думать, что новизна взглядов, теоретическое значение проведённой работы, очевидный личный вклад исследователя, определяется данным утверждением.

Предлагаемая читателям монография - плод более чем двадцатилетнего авторского труда. Это социально-педагогическое, историко-культурологическое исследование образования в казачьих регионах Юга России с точки зрения становления его духовно-идейных, институциональных основ, особенностей развития образовательных процессов, определения его целей, содержания, разработки концепции современной казачьей школы. Впервые в педагогической науке представлена целостная теория воспитания (педагогика казачества) подрастающего поколения в традициях и инновациях культуры казачества и ее опытное подтверждение.

Книга предстает перед читателем как возвышенное повествование о культуре, истории и современности казачества как фундаментальных основаниях его образования. Иногда текст воспринимается как проповедничество и это можно понять, ибо судьба самого автора - яркая иллюстрация восхождения к ценностям своего народа, искренней убежденности в сохранении, защите и дальнейшем их развитии.

Жизнь книги определяется Вами, уважаемый читатель. Вам предстоит размышлять вместе с автором. Возможно, и пусть будет так, Вы будете думать о том, о чем автор и не подозревал. Замечательно! Вы рефлексируете. Вы интерпретируете текст. Вы становитесь соавтором! Вы - настоящий читатель…

Заслуженный деятель науки РФ,

доктор педагогических наук,

профессор Воронежского

государственного педагогического университета,

член Союза писателей России Белозерцев Е.П.

От автора

Ускорение коммуникаций расширяет горизонты человеческого знания, формирует сплочённые сообщества, выражающие общественное мнение активной части населения. Люди хотят изменить мир, сделать его лучше, честнее, выйти из тисков обыденности. Кризисные явления обострили поиск человечеством новых ориентиров, идеалов и ценностей. Пожалуй, наиболее точно современный глобальный запрос человечества можно выразить словами персонажа из фильма «Брат», сыгранного замечательным актером Сергеем Бодровым (младшим): «Вот скажи мне, американец, в чем сила? Разве в деньгах сила?... У тебя много денег, и чего? Я вот думаю, что сила в правде. У кого, правда - тот и сильней».

Россия в этом поиске «новой правды» не исключение. Она не «тихая гавань» и не остров в бушующем море антагонизмов. Напротив, она вектор преломления многих сил, выражающий острое желание перемен. В поисках «русской правды» многим, очень многим в стране предстоит ответить на важный для себя вопрос: «Что такое для меня Россия?». Территория проживания? Страна для «отмывания» денег по пути на вожделенный Запад, как это в реальности складывается для части российской элиты, или «кресты родных могил», «Родимый край» (по донскому казачьему писателю Ф.Д. Крюкову), служению которому, с верой в его лучшее будущее, отдаешь себя без остатка? Выбор обостряется острым общественным пониманием того, что страна, пронизанная метастазами гедонизма и коррупции, стоит перед решающей и единственной альтернативой – социального служения России, руководствуясь, прежде всего, нравственным императивом «не за страх, а за совесть».

. Россия с ее огромной территорией, природными богатствами всегда являлась мощным раздражителем, предметом вожделений и искушений для своих близких и дальних заокеанских соседей. Немало повоевавший с Российской Империей, испытавший силу русских штыков и казачьих шашек, «объединитель» Германии Отто фон Бисмарк произнес в середине XIX столетия знаменитую фразу: «Русских невозможно победить, мы убедились в этом за сотни лет. Но русским можно привить лживые ценности, и тогда они победят себя сами».

Слова «железного канцлера» с особой актуальностью звучат в наше время. Либеральные свободы и плюрализм мнений постиндустриального общества выполнили свою главную миссию - расчистили идеологические завалы советской эпохи. Однако, в своих крайних формах (свобода слова без ответственности), они породили в средствах массовой информации индустрии, прямо или косвенно нацеленные на то, чтобы взрастить у части молодых россиян «лживые ценности», сделать их «манкуртами» (Ч. Айтматов «Плаха»), лишенными памяти предков, мечтающими о том, как бы «свалить из России».

В современном российском обществе сконцентрировалась огромнейшая потребность в преобразовании институтов социализации подрастающих поколений. Мы наблюдаем, например, споры вокруг образовательных стандартов, продолжающих реализовывать, по сути, привнесённую нам извне, в начале 90-х годов ХХ столетия, концепцию знаниевой парадигмы, основанной на абсолютизации компетентностного подхода, в которой воспитанию отводится заштатная роль. По оценкам ученных и практиков, государственных и общественных деятелей, образование на федеральном уровне переживает глубокий кризис, который выражается не столько в материально – финансовом оскудении, сколько в неопределенности целей, содержания и характера самого образования. Академик Российской академии образования Е.В. Бондаревская, в этой связи, отмечает: «Возникает реальная опасность разрушения системы наследования культурно – исторического опыта, разобщения поколений, дегуманизации личности и государства»1. Пренебрежение российской воспитательной традицией приводит, в конечном счете, к дефициту духовно - идейных основ образования, выражающемся в искаженном представлении части молодого поколения о добре и зле, в отсутствии веры в будущее, в конформизме, в крайнем индивидуализме.

Сегодня линия водораздела, точка не возврата тысячелетий российской государственности, проходит в сфере образования. История человечества доказывает, что образование огромный государственный ресурс, который может поднять общество до высот цивилизации или наоборот – разрушить его. Здесь не достаточно одних лишь финансовых вливаний и новых образовательных технологий (как это мыслится некоторыми реформаторами от образования), здесь нужна людская энергия; идеи - смыслы, основанные на глубинных российских корнях; подвижничество масс – все то, что К.Д.Ушинский называл «народностью образования». Необходима система национального воспитания, ориентированная на ценности отечественной культуры, на патриотизм, на созидательный труд внутри страны. «Только народ сможет правильно развить свою школу, и только это позволит России быстро поднять народное образование, в противном же случае Россию ждет отсталость, а «отсталость» на современном языке есть нищенство, бессилие, зависимость, экономическое и политическое ничтожество»2, - это резюме великого русского педагога удивительно актуально для нашего времени.

Закономерен вопрос: «Много ли в нашем государстве организованных «народных» сил, способных вдохнуть новую энергию в воспитание молодежи, ищущих и утверждающих свою, веками проверенную для российского общества, правду?». Опыт автора, более двух десятилетий непосредственно участвующего в процессах казачьего возрождения, позволяет с твердостью заявить о том, что такая энергетика и такая правда есть сегодня у казаков Юга России. «И эту правду на сегодняшний день я считаю общим великим достижением всех казаков Кубани. Речь идет о воспитании подрастающего поколения. Мы воспитываем целое поколение патриотов. Дети – казачата – вот наша главная гордость » - такова ключевая мысль атамана Кубанского казачьего войска, заместителя главы администрации Краснодарского края Н. А. Долуды, высказанная им в статье «Наши дети будут называть себя казаками».3

Сегодня на Юге России: в Ростовской и Волгоградской областях, в Краснодарском и Ставропольском краях, во всю силу проявился поистине народный феномен педагогики казачества. Это тысячи классов казачьей направленности; десятки школ, профессиональных училищ, лицеев со статусом «казачьи»; многочисленные кадетские казачьи корпуса; молодежные клубы; детские дошкольные учреждения, реализующие региональный «казачий» образовательный компонент. Это десятки тысяч учащихся и их родителей, учителей казачьих классов, казаков – кураторов, священнослужителей, объединенных в едином воспитательном пространстве педагогики казачества. Все эти люди, используя, как правило, авторские разработки, методом проб и ошибок торят дорогу в непростой социально – педагогической среде Юга России, сталкиваясь, зачастую, с непониманием и пессимизмом окружающих.

Свою лепту в этот инновационный, по сути, процесс необходимо внести и педагогической науке, остающейся в большом долгу у учителей – практиков, реализующих «казачий» региональный образовательный компонент. Научное осмысление и систематизация эмпирического опыта необходимы еще и потому, что по мере прихода казачьей культуры в школу возникает серьезное противодействие этому процессу. Велика опасность попасть в обескровливающий молох массовой культуры, подменить содержание формой, выхолостить смыслы казачьей культуры и, в конечном итоге, получить эффект наоборот – отталкивающий молодежь от казачества. Вот почему сегодня так важно не загубить молодое деревце современной казачьей педагогики, сплотив вокруг этой идеи все прогрессивные силы.

Автор искренне надеется, что представленная им монография будет способствовать уяснению учителями – практиками методологических основ педагогики казачества, послужит добротной научной базой для выстраивания обоснованных воспитательных систем и концепций, включающих в свою сферу казачий региональный образовательный компонент.

Когда – то святой Преподобный князь, Александр Невский, небесный покровитель российского казачества, вдохновляя русское воинство на битву, призывал: «Братья! Не в силе Бог, но в Правде!». Вот и сегодня, всему честному народу, причастному к казачьему возрождению надо понять вековую казачью Правду, смыслы и высокие идеалы воспитательного потенциала казачьей культуры и, проникнувшись этим, понести идею просветительства в российское общество. Как знать, может быть, и на сей раз, как и в годины Смутного Времени, казачество выступит спасителем и объединителем России, но уже не в батальной истории, а в своей духовно – просветительской миссии?

1 Бондаревская Е.В. Концепция и статегии воспитания студентов в культурно – образовательном пространстве Педагогического института ЮФУ. – Ростов н/Д:ИПО ПИ ЮФУ, 2007. – С.6.

2 К.Д. Ушинский и русская школа. Беседы о великом педагоге/ под ред. Белозерцева Е.П. – М., 1994. – С.67 – 68.

Лукаш С.Н.
Критик , 14 Января 2013

Что есть казачество?

Опубликовано 13.12.2012

Борис Юлин, историк и военный эксперт, о казаках и казачестве.

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов