Черкесов "заполняют" радикальным исламом

Черкесов "заполняют" радикальным исламом. 21333.gif

В Адыгее практически нет радикального ислама, но вскоре он может появиться. К такому выводу недавно пришли ученые-этнологи и специалисты Центра "Э" по Республике Адыгея. Как считают вышеупомянутые эксперты, для взрыва "адыгейской бочки" нужны две "спички" - активизация в республике джихадистских идей и рост числа активных мусульман. В остальном Адыгея, как и все черкесские регионы РФ, вполне "дозрела" до ваххабизма. "Большой Кавказ" выяснял, что по этому поводу думают представители черкесской общественности России.

Ибрагим Яганов, председатель общественного движения "Хасэ" (КБР), Герой Республики Абхазия:

"Ни в КБР, ни в Адыгее нет реальной почвы для развития исламизма. Атмосфера нагнетается искусственно. Когда жизнь черкесского общества регулировал адыгехабзэ, религиозно-нравственный кодекс черкесов, никакого религиозного или другого радикализма в адыгском обществе не было. Сейчас адыгехабзэ оттеснили на глубокую периферию. Взамен черкесского кодекса федеральный центр не предложил черкесам ничего. В общественном сознании черкесов растет вакуум, который хотят заполнить радикализмом и экстремизмом.

К великому сожалению, стоит констатировать: борьба с экстремизмом, как и коррупция, сегодня стали на юге России формой государственного управления. Бороться с исламским экстремизмом не сложно, а как раз очень легко. Людей можно просто загнать силой в лес и героически там отстрелять. Обществу стоит задаться над двумя вопросами. Первый: что отделяет так называемых "патриотов России" от обычных шовинистов? Второй: а в самом ли деле национализм - это плохо? Патриотизм, здоровый национализм и фашизм - совершенно разные вещи. А в России так: стоит человеку заговорить о своей национальной идентичности, его сразу записывают в фашисты, экстремисты, националисты...

Повторяю: на Кавказе совершенно отсутствует какая-либо национальная и социальная политика. Есть только политика уничтожения тех, кого записывают в экстремисты. А в экстремисты попадают в основном активные мусульмане и просто инакомыслящие люди. Реальных террористов почти не уничтожают".

Андзор Кабард, сопредседатель Российского конгресса народов Кавказа:

"Осенью 2008-го года некий Аскербий Сетов расстрелял нескольких милиционеров на Яблоновском мосту. До этого инцидента считалось, что в Адыгее и Краснодаре нет проблемы ваххабизма, но тут стало понятно - проблема есть. Однако до сих пор каких-либо свидетельств существования террористического подполья среди черкесов Адыгеи, в отличие от их сородичей в КБР или КЧР, не наблюдается. Даже Северная Осетия на фоне Адыгеи выглядит куда более "джихадистской".

Мои друзья из Майкопа, в ответ на высказанные опасения о распространении "джихада" на их республику, смеются и утверждают, что подобное у них невозможно. Мне это один в один напоминает такие же речи в КБР в начале нулевых. Не прошло и двух-трех лет, как проблема всплыла, к удивлению самих местных черкесов.

В еще недавно откровенно секулярной и традиционно толерантной Кабардино-Балкарии похоронили за последние семь лет почти две тысячи человек, в основном очень молодых людей. И знаете, сразу нам стало не до смеха. КБР - республика маленькая, в ней все на виду, спрятаться негде. Все черкесы, живущие в ней, знают друг друга, если не лично, то через одно, максимум два рукопожатия. Население, в подавляющем большинстве, откровенно неприязненно относится к "муджахедам", при этом живут боевики отнюдь не в горных лесах, а непосредственно в поселениях - в лесу долго не протянешь, особенно зимой.

За все время нашего местечкового "джихада" не было ни одной операции, которая продемонстрировала бы серьезную боевую и диверсионную подготовку боевиков. За исключением нелепого штурма силовых структур Нальчика в 2005 году, в ходе и после которого погибли или были арестованы все нападавшие, "муджахеды" не провели ни одной масштабной акции, - так называемое "подполье" в Кабардино-Балкарии не располагает никакими серьезными людскими ресурсами. Те же, что есть, ежегодно выбиваются, если верить валу официальных сообщений об убийствах "предполагаемых боевиков". Остается лишь догадываться: где так называемому подполью удается находить столько молокососов с суицидальными наклонностями, да еще когда оно успевает их хотя бы минимально обучать?

Еще в 1990-х годах Кабардино-Балкария считалась "ментовской республикой". День Милиции в ней шутя называли "национальным праздником", учитывая, сколько местных работает в органах, общество было пронизано агентурой сверху донизу, что не являлось предметом гордости. Сегодня республика, вдобавок ко всему, переполнена залетной спецурой, а территория маленькая, свободы для маневра у "муджахедов" здесь нет вообще.

Исходя из вышесказанного, никто, оставаясь в рамках официальных версий, не может внятно объяснить: как в таких условиях возможно существование годами какого-бы то ни было "подполья"? Ответов напрашивается ровно два: или это полный провал оперативной работы российских спецслужб, за который должно ответить их высшее руководство, или мы имеем дело с проектом, курируемым самими российскими спецслужбами. К слову сказать, подчиняется республиканский силовой блок отнюдь не республиканским властям, а напрямую Москве. Если вариант с кураторством кому-то покажется абсурдным, рекомендую вспомнить отечественную историю, конкретно знаменитую азефщину.

Сейчас в Нальчике ударными темпами возводится огромный кампус исламского университета, директивно навязанный республике из Москвы. Хотите знать, к чему приводит появление таких "университетов"? Полсотни их было еще в 1990-е гг в Дагестане, в Татарстане стоит крупнейший в России. Теперь "генератор джихада" откроют весной в Кабарде. И про "генератор" это не предположение, увы, а экспериментально доказанный факт - желающие могут ознакомиться с опытом Казани и Махачкалы. 

Принимая во внимание вышесказанное, в Адыгее есть основания для оптимизма: на ее территории находится одна из резиденций президента РФ, она географически близка к прочим президентским резиденциям на побережье, а также к крупнейшим российским нефтяным портам - Новороссийску и Туапсе. Рядом, в Анапе, берет начало газопровод "Южный поток". Рядом Краснодар. Вряд ли Адыгее серьезно грозит появление псевдоподполья, тем более в преддверии Олимпиады-2014.

С другой стороны, в Адыгее появилась знакомая риторика, причем в заявлениях и проповедях некоторых имамов мечетей и даже главы местного ДУМ: то их "оскорбляет" празднование черкесского Нового года весной, то черкесские "языческие" символы на проекте памятника в Майкопе, то еще что-то там. Впрочем, в Москве удивлять такие демарши никого не должны - из уст некоторых иерархов РПЦ, периодически ведущих борьбу с "языческими" Дедом Морозом и новогодними елками, слышим нечто подобное не реже".

 

 

Артур Приймак http://www.bigcaucasus.com/events/actual/07-01-2013/82008-curcassian-0/

7 Января 2013
Поделиться:

Комментарии

Черкесов "заполняют" радикальным исламом. В Адыгее практически нет радикального ислама, но вскоре он может появиться. К такому выводу недавно пришли ученые-этнологи и специалисты Центра "Э" по Республике Адыгея. Автор: Артур Приймак Как считают вышеупомянутые эксперты, для взрыва "адыгейской бочки" нужны две "спички" - активизация в республике джихадистских идей и рост числа активных мусульман. В остальном Адыгея, как и все черкесские регионы РФ, вполне "дозрела" до ваххабизма. "Большой Кавказ" выяснял, что по этому поводу думают представители черкесской общественности России. Ибрагим Яганов, председатель общественного движения "Хасэ" (КБР), Герой Республики Абхазия: - Ни в КБР, ни в Адыгее нет реальной почвы для развития исламизма. Атмосфера нагнетается искусственно. Когда жизнь черкесского общества регулировал адыгехабзэ*, религиозно-нравственный кодекс черкесов, никакого религиозного или другого радикализма в адыгском обществе не было. Сейчас адыгехабзэ оттеснили на глубокую периферию. Взамен черкесского кодекса федеральный центр не предложил черкесам ничего. В общественном сознании черкесов растет вакуум, который хотят заполнить радикализмом и экстремизмом. К великому сожалению, стоит констатировать: борьба с экстремизмом, как и коррупция, сегодня стали на юге России формой государственного управления. Бороться с исламским экстремизмом не сложно, а как раз очень легко. Людей можно просто загнать силой в лес и героически там отстрелять. Обществу стоит задаться над двумя вопросами. Первый: что отделяет так называемых "патриотов России" от обычных шовинистов? Второй: а в самом ли деле национализм - это плохо? Патриотизм, здоровый национализм и фашизм - совершенно разные вещи. А в России так: стоит человеку заговорить о своей национальной идентичности, его сразу записывают в фашисты, экстремисты, националисты... Повторяю: на Кавказе совершенно отсутствует какая-либо национальная и социальная политика. Есть только политика уничтожения тех, кого записывают в экстремисты. А в экстремисты попадают в основном активные мусульмане и просто инакомыслящие люди. Реальных террористов почти не уничтожают. Андзор Кабард, сопредседатель Российского конгресса народов Кавказа: Осенью 2008-го года некий Аскербий Сетов расстрелял нескольких милиционеров на Яблоновском мосту. До этого инцидента считалось, что в Адыгее и Краснодаре нет проблемы ваххабизма, но тут стало понятно - проблема есть. Однако до сих пор каких-либо свидетельств существования террористического подполья среди черкесов Адыгеи, в отличие от их сородичей в КБР или КЧР, не наблюдается. Даже Северная Осетия на фоне Адыгеи выглядит куда более "джихадистской". Мои друзья из Майкопа, в ответ на высказанные опасения о распространении "джихада" на их республику, смеются и утверждают, что подобное у них невозможно. Мне это один в один напоминает такие же речи в КБР в начале нулевых. Не прошло и двух-трех лет, как проблема всплыла, к удивлению самих местных черкесов. В еще недавно откровенно секулярной и традиционно толерантной Кабардино-Балкарии похоронили за последние семь лет почти две тысячи человек, в основном очень молодых людей. И знаете, сразу нам стало не до смеха. КБР - республика маленькая, в ней все на виду, спрятаться негде. Все черкесы, живущие в ней, знают друг друга, если не лично, то через одно, максимум два рукопожатия. Население, в подавляющем большинстве, откровенно неприязненно относится к "муджахедам", при этом живут боевики отнюдь не в горных лесах, а непосредственно в поселениях - в лесу долго не протянешь, особенно зимой. За все время нашего местечкового "джихада" не было ни одной операции, которая продемонстрировала бы серьезную боевую и диверсионную подготовку боевиков. За исключением нелепого штурма силовых структур Нальчика в 2005 году, в ходе и после которого погибли или были арестованы все нападавшие, "муджахеды" не провели ни одной масштабной акции, - так называемое "подполье" в Кабардино-Балкарии не располагает никакими серьезными людскими ресурсами. Те же, что есть, ежегодно выбиваются, если верить валу официальных сообщений об убийствах "предполагаемых боевиков". Остается лишь догадываться: где так называемому подполью удается находить столько молокососов с суицидальными наклонностями, да еще когда оно успевает их хотя бы минимально обучать? Еще в 1990-х годах Кабардино-Балкария считалась "ментовской республикой". День Милиции в ней шутя называли "национальным праздником", учитывая, сколько местных работает в органах, общество было пронизано агентурой сверху донизу, что не являлось предметом гордости. Сегодня республика, вдобавок ко всему, переполнена залетной спецурой, а территория маленькая, свободы для маневра у "муджахедов" здесь нет вообще. Исходя из вышесказанного, никто, оставаясь в рамках официальных версий, не может внятно объяснить: как в таких условиях возможно существование годами какого-бы то ни было "подполья"? Ответов напрашивается ровно два: или это полный провал оперативной работы российских спецслужб, за который должно ответить их высшее руководство, или мы имеем дело с проектом, курируемым самими российскими спецслужбами. К слову сказать, подчиняется республиканский силовой блок отнюдь не республиканским властям, а напрямую Москве. Если вариант с кураторством кому-то покажется абсурдным, рекомендую вспомнить отечественную историю, конкретно знаменитую азефщину. Сейчас в Нальчике ударными темпами возводится огромный кампус исламского университета, директивно навязанный республике из Москвы. Хотите знать, к чему приводит появление таких "университетов"? Полсотни их было еще в 1990-е гг в Дагестане, в Татарстане стоит крупнейший в России. Теперь "генератор джихада" откроют весной в Кабарде. И про "генератор" это не предположение, увы, а экспериментально доказанный факт - желающие могут ознакомиться с опытом Казани и Махачкалы. Принимая во внимание вышесказанное, в Адыгее есть основания для оптимизма: на ее территории находится одна из резиденций президента РФ, она географически близка к прочим президентским резиденциям на побережье, а также к крупнейшим российским нефтяным портам - Новороссийску и Туапсе. Рядом, в Анапе, берет начало газопровод "Южный поток". Рядом Краснодар. Вряд ли Адыгее серьезно грозит появление псевдоподполья, тем более в преддверии Олимпиады-2014. С другой стороны, в Адыгее появилась знакомая риторика, причем в заявлениях и проповедях некоторых имамов мечетей и даже главы местного ДУМ: то их "оскорбляет" празднование черкесского Нового года весной, то черкесские "языческие" символы на проекте памятника в Майкопе, то еще что-то там. Впрочем, в Москве удивлять такие демарши никого не должны - из уст некоторых иерархов РПЦ, периодически ведущих борьбу с "языческими" Дедом Морозом и новогодними елками, слышим нечто подобное не реже. [Это выглядит смешно лишь в начале – средневековье не наступает за один день. Государственная политика десекуляризации общества, проводимая сегодня в России, есть прямая дорога к торжеству обскурантизма, что всегда означает кровь. Чертовски жаль. - ah].** © Большой Кавказ Карта (UNEP/GRID): Кавказский экорегион - административное деление.

Подробно: http://aheku.org/page-id-3382.html

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов