Эпоха Шнурова. В новогоднюю ночь артиста окончательно легализовали на телевидении. И зря

 

Новогодний эфир стал красивой вишенкой на торте успеха и без того успешного артиста.Новогодний эфир стал красивой вишенкой на торте успеха и без того успешного артиста.Фото: Михаил ФРОЛОВ

За традиционным январским фейсбучным ядоизвержением в адрес Киркорова с Басковым, которые, мол, приперлись в телевизор (ну да, у вас же всего две кнопки на пульте) и опять испортили Новый год, как-то незамеченным прошло главное телесобытие 2017 года, которое триумфально утвердилось в этом статусе как раз в главную ночь.

В России окончательно легализовали Сергея Шнурова.

Началось это, кажется, в январе, когда яркий представитель андеграунда появился в эфире самого Первого в стране канала: в «Вечернем Урганте» он спел «Экспонат» - песню про историю с лабутенами, которую к тому времени и без телевидения знала наизусть вся страна.

До того, конечно, Сергея уже много раз звали на ТВ. И ведущим, и выступать. На СТС, НТВ и проч. Но на самых больших в смысле охвата аудитории кнопках его не было. По крайней мере, в таком качестве-количестве.

А после «Вечернего Урганта» как прорвало. Шнуров тут, Шнуров там. Он вел передачу про отношения на том же Первом. Он выступал даже на довольно консервативной «России 1».

Шнуров без дураков прекрасен. Он много лет мастерски запечатывает в ноты и тексты дух эпохи, оставаясь при этом талантливейшим мелодистом, аранжировщиком и маркетологом. Он конъюнктурщик от Бога (это комплимент), живущий не на облаке - где, скажем, обитает Земфира, а крепко стоящий на Земле, не устающий поддерживать имидж сильно пьющего повесы (хотя в это поверить все труднее: такие энергичные не пьют).

Он - сама витальность и мощь. Лучшие комплименты себе он тоже придумал сам. «Я - певец эсхатологического восторга», - сказал он однажды в интервью «Комсомольской правде», и это было красиво.

Когда-то Шнуров подвергался гонениям (тут особенно отличился Юрий Лужков), а теперь, когда материться со сцены нельзя, завзятый матерщинник весело машет нам с вершины Олимпа: оказывается, он сговорчив и в эфире легко меняет на «офигительный» один другой эпитет.

Не звать его на Первый канал, конечно, было бы глупо.

Новогодний эфир стал красивой вишенкой на торте успеха и без того успешного артиста.

Находясь в телевизоре, он спел, в частности, «В Питере пить». Замечательную вещь, которую на днях я покричал в караоке, получив огромное удовольствие. А как подпевали гости за другими столиками.

До Нового года песня уже звучала в телеэфире, но эта ночь, понятное дело, стала вершиной, с которой в тот же момент покатился вниз Филипп Киркоров - в своем новом головном уборе дивы из провинциального дома культуры. Все фальшь, тлен и ремейк: настоящий и радующий новизной - только Шнуров, занявший заодно и нишу давно исчезнувшей из русского эфира по причинам политического толка Верки Сердючки, которая когда-то одна отвечала за эксцентричную искренность.

Гениальный скоморох, арлекин с подтекстом, Шнуров талантлив чертовски Фото: Евгения ГУСЕВА

Гениальный скоморох, арлекин с подтекстом, Шнуров талантлив чертовскиФото: Евгения ГУСЕВА

Радоваться успеху любимого артиста мне мешает только одно: текст, попавший в легальное поле, стоящий теперь где-то в одном ряду с «Крылатыми качелями». Можете сколько угодно обвинять меня в ханжестве, но вообще-то это песня про веселое употребление наркотиков, а не только про веселый алкоголизм. Боже упаси от цензуры: писать и петь можно про что угодно – другое дело, где и как. В ночных клубах, куда пускают 18+, например. В караоке, куда пришел неюный я. На платных каналах. Но вряд ли это стоит с таким энтузиазмом делать на федеральных кнопках, которые смотрят, особенно в Новый год, даже младенцы и даже ночью.

 

Уставшее от собственной пресности телевидение (кризис идей, консервативная аудитория, то-се…) радостно набросилось на харизматичного Шнура, который удачно воспользовался набором эвфемизмов (ростовские плюхи – это гашиш, если что) и вылез из андеграунда.

Гениальный скоморох, арлекин с подтекстом, Шнуров талантлив чертовски – настолько, что никто из десятков политфриков, обожающих позапрещать неважно что, не заглотил такую вкусную наживку, как «В Питере пить». Кто-то из больших питерских чиновников его даже благодарил – про туризм же песня. А клип какой хороший (я серьезно).

Непростительно мало знающая о наркотиках публика гуглит, познает и радуется. Движению за легализацию легких дурманящих веществ стоило бы быть артисту медаль. Ассоциации позитивных алкоголиков (если такой еще нет, то скоро будет) – орден.

Непростительно мало знающая о наркотиках публика гуглит, познает и радуется.

Непростительно мало знающая о наркотиках публика гуглит, познает и радуется.

Ростовские плюхи – это гашиш, если что.

Ростовские плюхи – это гашиш, если что.

Песню наверняка учат в детсадах к 8 Марта (песню-заставку для детской передачи он уже сочинил и спел, никто даже не поморщился).

Черт, я тогда слишком рано ушел из караоке.

Между прочим, ближе к весне интервью со Шнуровым выйдет в британском и очень крутом еженедельнике The Economist, который продается в 200 странах мира. Вы вообще знали, что в мире существует столько стран?

Материал отражает исключительно мнение автора, которое может не совпадать с позицией редакции.

http://www.msk.kp.ru/daily/26626/3645818/

7 Января 2017
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-КультурМультур

Архив материалов