Чему научит школу министр образования

Чиновники удовлетворяют запрос на реставрацию советских ценностей и смыслов, пусть это даже противоречит требованиям жизни.


В социальном и экономическом кризисе педагоги виноваты наравне с министрами, бизнесменами, депутатами и, конечно, журналистами.© Фото Анны Семенец

5 октября – Всемирный день учителя. Мудрецы говорят, что человек остается человеком до тех пор, пока не теряет стремления учиться. С этой точки зрения, педагог – важнейшая профессия для сохранения человеком места под солнцем. Передача знаний выделяет нас из всего земного многообразия. Может быть, даже не труд сделал человека человеком, а прежде всего учитель.

Практически каждый хранит в памяти имена учителей, которые оказали влияние на формирование его личности. Но парадоксальным образом учитель является едва ли не единственной профессией, которая исключена из сферы критики. Конечно, можно ругать отдельных педагогов, но не качество преподавательского корпуса. Можно говорить о кризисе российской системы образования, о невежестве выпускников школ, но уровень российской педагогики, как жена цезаря, находится вне подозрений.

 

 

О падении профессионализма разрешается говорить применительно к любой специальности, но боже упаси молвить такое про уровень учителей. Человек, заявивший, что учителя у нас слабые, рискует подвергнуться общественному остракизму, будто он обличает родную мать. На мой взгляд, это самое крупное завоевание отечественной педагогической системы.

И разве не учителя воспитали тех чиновников, которые ставят их на грань выживания, и дают циничные советы, обогатившие фольклор? В остром социальном и экономическом кризисе педагоги виноваты наравне с министрами, бизнесменами, депутатами и, конечно, журналистами. К сожалению, учителя в своей массе снимают с себя ответственность и живут ностальгией по советским временам с его ласкающим душу мифом о «лучшей в мире системе образования».

Между тем, рухнувшее государство ставит миф под сомнение. Кто, если не образовательная система, ответственен за низкое качество советской элиты, которая привела великую страну к гибели? Если верить изречению, которое приписывают Бисмарку, прусский учитель способен выиграть войну. Почему тогда советский учитель умывает руки?

 

 

Недавно сфера образования получила нового министра – Ольгу Васильеву. Возможен ли подъем в этой жизненно важной сфере? Прежний глава Минобрнауки Дмитрий Ливанов стал сакральной жертвой - накануне выборов его уволили в угоду общественным настроениям после неудачных высказываний главы правительства об учителях.

Сколько человек в России имеет отношение к сфере образования? Школьников – 14 миллионов, студентов – 6 миллионов, в детских садах, которые теперь тоже стали частью школ, – 3 миллиона, учителей – 1,5 миллиона. Хотя их число на глазах сокращается, нагрузка в пересчете на учеников остается ниже, чем в Европе.

Если учесть преподавателей в вузах, родителей, школьный персонал и прочее, наберется 60-70 процентов населения России. А это значит, что министр образования – самый важный министр в стране, который, как почтальон, стучится буквально в каждую дверь.

 

 

Чего ждать от Ольги Васильевой? Каждый министр – это не только личные убеждения, но и функция, которую ему поручено исполнить высшим руководством. Функции определяются финансированием. Образование у нас получает 3,5% от ВВП, хотя в развитых странах этот показатель достигает 7%.

Как ни относись к Ливанову, у него был четкий план действий в условиях кризиса. Миссия бывшего министра была очерчена и понятна. Что касается Васильевой, то ее инициативы заставляют вспомнить военную мудрость: самая худшая стратегия – отсутствие стратегии. Думаю, эпоха Васильевой приведет к углублению кризиса в сфере образования. О Ливанове будут вспоминать с сожалением…

Очевидно, новый министр выполняет неосознанный запрос части общества на реставрацию советских ценностей и смыслов, как бы ни противоречили они современным требованиям жизни.

Васильева наложила вето на вполне разумную кампанию по лишению лицензии расплодившихся фальшивых вузов, прекратила разоблачение липовых диссертаций, запретила говорить об образовательных услугах, предложила восстановить письменные экзамены по профильным дисциплинам при приеме в вуз, вообще вернуть вступительные экзамены, возродить сочинения, усилить воспитательный элемент, вернуть трудовое обучение и обязать школьников убирать школьные помещения…

 

 

Словом, как пообещал Александр I при вступлении на трон, при мне все будет, как при бабушке. Кстати, именно при этом императоре в России в 1802 году в числе восьми первых министерств появилось министерство просвещения. За всю новейшую историю сейчас впервые такого отдельного министерства нет, оно слилось с угасающей наукой, до которой, подозреваю, у Васильевой руки не дойдут. Любопытно, что многих министров просвещения мы вспоминаем в негативном контексте, но считаем при этом, что в России была выстроена лучшая в мире система образования, которую теперь необходимо реанимировать.

Фактически речь теперь идет о демонтаже системы Единого госэкзамена. Эта система действует во всех развитых странах, но нам она неугодна. Как и многие другие западные ценности, у нас ЕГЭ не приживается. Думаю, нас не устраивает сухая объективность теста, которая противоречит нашему катакомбному мышлению. Конечно, качество контрольных материалов ЕГЭ низкое, но это претензия к учителям и методистам. И это результат, как в других научных дисциплинах, гонений на тестологию, в том числе педагогическую, которая продолжалась несколько десятилетий. Прежняя экзаменационная система, когда учителя и школа ставят оценки сами себе, полностью соответствует выдохшимся идеалам, но толкает общество и государство в бездну.

Думаю, у нового министра просто нет концепции, потому что ей неоткуда взяться. Хороший преподаватель – это не организатор системы образования. Кстати, у Ливанова концепция была. И он, будучи технократом, скрупулезно проводил свой план в действие. Недостатков было много, но вот факты: рейтинг многих вузов повысился, материальное обеспечение выросло, медалей на международных олимпиадах школьники стали получать больше, лицензий лишились 800 неэффективных вузов. Хотя науку Ливанов, точивший зуб на Академию, загнал за Можай.

 

 

Многие опасались, что новый министр образования с места в карьер введет в число уроков Закон Божий. Этого пока не произошло. Но пробный шар запущен. Президент Российской академии образования Людмила Вербицкая предложила вывести из школьной программы сочинения Толстого и Достоевского и заменить их изучением Библии. Русские классики, дескать, слишком сложны. Но, замечу, Библия в чистом виде тоже не святочный рассказ, а по части ужасов и кровопролитий выходит далеко за границы детской литературы.

Если в школе не приучить к Толстому, то потом его уже не откроешь. Весь цивилизованный мир составляет представление о России по русским писателям, а наш главный педагог предлагает лишить школьников такой возможности. Между прочим, министр образования никак не прокомментировала инициативу президента РАО. Означает ли это внутреннее согласие с незаурядной идеей?

Самое главное в том, что возвращение к традициям школы XIX века, о которых говорит Ольга Васильева, – это форменное самоубийство в эпоху быстрого научно-технического прогресса, который определяет уровень развития государства.

Если же надо составить для школьников посильный курс литературы, то можно включить в него «Трех мушкетеров». Изучивший Писание кардинал Ришелье, по совместительству отвечавший за народное просвещение, говорил, что государство, все подданные которого образованны, подобно чудовищу, все органы которого наделены зрением. Отличная мысль!

Сергей Лесков

http://www.rosbalt.ru/blogs/2016/10/05/1555629.html

 

5 Октября 2016
Поделиться:

Комментарии

АндрЭ , 6 Октября 2016
Помню время как жили мы в Забайкалье.

Отец был директором восьмилетки, мать завучем там же.

Помню как ходили с отцом по ночам, вооружившись дубиной, до школы, проверять котельную, вернее ее работников, чтобы не упились и не заморозили школу.

Помню учительницу математики с похмела и с фингалом под глазом. Помню, как не понимал эту самую математику ну никак. У такой поймешь.

Помню жалобы на отца в районо от таких училок, которым он не давал пить и затавял работать.

Именно поэтому, а еще потому, что в Забайкалье тогда почти не было ВУЗов, кроме педа, мы сорвались в 1977 и уехали к черту, в Кузбасс.

Кузбасс тогда был, конечно, ого. Колбаса и всякое такое - свободно. Гегемон надо кормить.

Поступил я в школу, в 7 класс.

Хорошо помню учителя математики, который не мог справиться с классом и весь урок мы стояли. Какая тут математика.

Родители в 9 класс перевели меня в другую школу. О Боже! Какая тут оказалась математичка.

На этой базе я легко поступил в институт, легко учился, закончил.

А если бы не попалась ? Дочери вот не попалась. До 5 класса еще хотела в школу, потом уже менее, к 9 классу просто ее ненавидела. Учителя все выродились, сейчас их цель - деньги и только деньги, как впрочем и во всем государстве.
Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов