Остров невезения

 

Что лежит в основе нестабильности в Кабардино-Балкарии

5 декабря в Нальчике застрелили ведущего программы "Вести" ГТРК "Кабардино-Балкария" Казбека Геккиева. На следующий день после убийства найти преступников пообещал президент Владимир Путин, а под контроль расследование взяли глава СК Александр Бастрыкин и полпред в СКФО Александр Хлопонин. Позже стало известно, что угрозы от местного бандподполья получали и другие журналисты. "Лента.ру" попыталась разобраться, что происходит в регионе, новости из которого о строительстве передовых объектов АПК и туркластера перекликаются с сообщениями о громких терактах и убийствах.

Сегодня Кабардино-Балкария, если судить по газетным статьям, выглядит одним из самых взрывоопасных регионов Кавказа. Но и согласно рейтингу социально-политической устойчивости регионов России, составленному фондом "Петербургская политика", Кабардино-Балкария входит в пятерку аутсайдеров среди российских регионов в компании с Дагестаном и Ингушетией. Коррупция в республике зашкаливает (в этом уверен глава Счетной палаты Сергей Степашин, также причисляющий КБР к самым проблемным регионам России), а сращивание региональной власти с бизнесом достигло невиданного даже для соседей по СКФО размаха.

Словно лакмусовая бумага, Кабардино-Балкария отражает все процессы, происходящие сегодня в СКФО. Показательно выстроившиеся вдоль федеральной трассы "Кавказ" современные тепличные комплексы и особые карликовые яблочные сады на шпалерах (итальянская технология) соседствуют здесь с автоматчиками на БТРах, расположившихся возле блок-постов. Горнолыжные трассы, альпинистская мекка Безенги, а рядом - нищета горских сел, навсегда застрявших на рубеже XIX-XX веков. Динамичный Нальчик с широкими проспектами, огромными парками, новыми спальными кварталами - и сотрясающие его то и дело КТО, взрывы, убийства.

Кабардино-Балкария этнически трехсоставна, как и ее сине-бело-зеленый флаг, украшенный стилизованным изображением Эльбруса. Столь же разнообразен и рельеф республики - от самих высоких на Кавказе гор до цепей холмов и притеречных равнин. Горную зону исторически занимают балкарцы, народ тюркской языковой группы, уцелевший и ассимилировавшийся на Кавказе осколок Золотой Орды. По сути дела, они составляют одно языковое целое с карачаевцами. Предгорья - за кабардинцами. Их язык адыгский, как и самоназвание, он идентичен черкесскому, родственен диалектам адыгейского, абхазскому.

 


Восхождение на Эльбрус. Фото ИТАР-ТАСС, Виктор Клюшкин

 

Феодальное государство Кабарда со сложной сословной и управленческой структурой в Средние века держало в повиновении весь Восточный Кавказ вплоть до Каспия, а теперь сжалось до размеров половины маленькой республики. На левом берегу Терека, прорезающего своим течением восток КБР, располагается местность, известная как Кабарда Большая, на правом - Малая. Между ними тянутся полоской казачьи станицы, сливаясь с массивом русско-украинских сел Майского и Прохладненского районов. Они напрямую примыкают к русскоязычным зонам Северной Осетии и юга Ставрополья.

 

КБР в цифрах
Население - 859,7 тысяч человек
В т.ч. городское 54,4 процента
Кабардинцы 57,2 процента
Русские 22,5 процента
Балкарцы 12,7 процента
Валовый региональный продукт - 94,2 миллиарда рублей (2012, оценка)
На душу населения 109 тысяч рублей (2012, оценка)

Сегодня четкая прежде этническая структура КБР движется, как в калейдоскопе, в основном за счет миграции на равнину балкарцев. Ну и, как водится, основные этнические группы перемешиваются в республиканской столице.

 

240-тысячный Нальчик - исторический образец полиэтничности и поликонфессиональности. Двухвековая русская слободка в его историческом центре, кабардинские и балкарские аулы на окраинах, а еще квартал горских евреев с синагогой, исторический немецкий район Александровка и община поляков. При въезде с севера бросается в глаза возведенный при активном содействии республиканской власти православный собор Марии Магдалины, который едва ли не больше кафедрального пятигорского. В самом центре - мечеть, не столь громадная, как в Грозном, но удивляющая гостей города своими архитектурными решениями.

Как и во многих городах России, по соседству с резиденцией президента и правительства КБР расположился памятник Ленину. В начале 90-х монумент был снесен, но потом его все же вернули на привычное горожанам место. Прямо отсюда начинается обширная курортная зона, знаменитый Долинск, где в 1920 году умерла связанная с Ильичом революционерка Инесса Арманд. В Долинске - стадион "Спартак", ведомственные санатории, неплохие рестораны, один из которых построен в форме огромной пивной бочки и стал местной достопримечательностью. Еще один ресторан разместился в тридцатиметровой голове нарта (богатыря) Сосруко, Прометея адыгского эпоса: к нему на гору Малая Кизиловка ведет канатная дорога. Здесь же располагается зоопарк, едва ли не единственный на Кавказе.

В Нальчике есть и свой аэропорт, хотя регулярные рейсы в Москву недавно были отменены из-за банкротства авиакомпании "Кубань". Отсюда чартеры, помимо столицы, летают в Стамбул и в Мекку - на хадж.

 

"Навеки с Россией"

Считается, что кабардинцы, "пятигорские черкесы", перешли под покровительство Ивана Грозного, женившегося на их княжне Марии Темрюковне, еще в 1557 году. О чем и свидетельствует памятник хрущевских лет царице Марии, возведенный в центре Нальчика. "Навеки с Россией", - красуется надпись на постаменте. Недавно она была повторена и на триумфальной арке, возведенной на северном, "российском" въезде в город. По факту же русские сюда вернулись лишь в XVIII веке, начав столетний процесс покорения горцев. Часть кабардинцев и балкарцев, не подчинившись царю, в 1860-х переселилась в Османскую империю (мухаджирство), но процесс интеграции этой земли в состав Российской империи был уже необратим. На кабардинских низинах возникли русские крепости - будущие Нальчик и Баксан - и станицы терских казаков. Последние переселенческие села появлялись уже в столыпинские годы, когда предприимчивые украинские крестьяне скупали пригодные земли у кабардинских князей.

В составе СССР республика, образованная в 1922 году из Нальчикского округа и части Пятигорского отдела Терской области, постепенно росла и процветала. Здесь, как и на всем Кавказе, появлялись национальные театры, музеи, горные курорты, широко известная ныне филармония. Нальчик превратился в крупный промышленный город, привлекавший специалистов со всего Союза. Таким же был медленно умирающий сегодня Тырныауз в Приэльбрусье, центр добычи и переработки вольфрама и молибдена. Неподалеку в поселке Нейтрино разместилась уникальная советская лаборатория по изучению элементарных частиц.

К черным страницам советской эпохи надо отнести депортацию балкарцев в 1943-1956 годах, которая не могла не сказаться на нынешних национальных взаимоотношениях. Но тенденцию к распаду искусственных советских образований на Кавказе в начале 1990-х здесь смогли преодолеть. Долгое время гарантом стабильности был глава республики Валерий Коков, руководивший КБР в течение13 лет (почти до своей смерти в 2005 году). Но и большинство нынешних проблем Кабардино-Балкарии коренятся в том периоде.

В сентябре 2005 года Кокова сменил единорос и кабардинец Арсен Каноков. И уже 13 октября Россия была поражена невиданным по дерзостинападением боевиков на Нальчик, по сути - первой акцией исламистского бандподполья в республике, считавшейся островком спокойствия на Северном Кавказе. С тех пор сводки боевых операций из КБР стали обычным делом, а по количеству терактов в год республика уступает лишь Дагестану. На 242 процента возросло их число только в 2010 году.

 

Бизнесмены-патриоты

Арсен Каноков - один из многих политиков "путинского призыва", пришедший из крупного бизнеса во власть. Его назначение стало для Кавказа событием неожиданным, так как на тот момент большинство президентов республик и даже полпред в северо-кавказских республиках были из "силовиков". Начальник цеха в Москворецком плодоовощном объединении (1987), Каноков свой основной капитал сколотил в 1990-х в холдинговой компании "Синдика" (так называлось полулегендарное античное государство адыгов). Компания занималась инвестиционной деятельностью в Москве, до кризиса ей принадлежал ряд рынков и торговых центов, например, "Троицкий", "Братиславский" и "Тушинский", а также объекты на Кавказе, например торговый центр "Галерея" в Пятигорске, крупнейшая пятигорская гостиница "Интурист", ряд рынков столицы СКФО. И, разумеется, по официальным и неофициальным данным, десятки крупнейших объектов в КБР (свежую информацию о своих активах "Синдика", непубличная компания, не раскрывает).

Собственно, расчет Москвы и был в том, что "Синдика" с 30-миллиардным (в рублях, на 2007 год) годовым оборотом после назначения Канокова президентом Кабардино-Балкарии переключится на инвестиции в республику. А за деньгами Канокова пойдут и средства других частников. И действительно, в последние годы инвестиционный климат в КБР заметно улучшился. Сюда пришел французский и итальянский капитал. В Баксанском районе появились 30 гектаров итальянских теплиц с технологией беспочвенного выращивания помидоров и вышеупомянутые карликовые сады, а в Нальчике построен огромный мясокомбинат. В селе Черная речка бывшим вице-премьером Тембулатом Эркеновым высажены 1000 гектаров виноградников и сооружен абсолютно "диснеевский" "Шато Эркен" с башнями и прудом. По-прежнему функционируют крупные заводы "Терекалмаз" и "Кавказкабель", строятся малые ГЭС в горах.

 


Вид на Баксанскую ГЭС после теракта. Фото ИТАР-ТАСС, Митя Алешковский

 

Но мало кто пишет о теневой составляющей экономики КБР - нет, это не наркотики и не оружие, а банальная водка, на производстве которой, вместе с Северной Осетией, республика специализировалась с начала 90-х. Водка производится фактически открыто, и не из метилового, а из неплохого зернового спирта, на который идет немалая часть республиканского урожая. Ее выпускают заводы, правда полу- а то и вовсе нелегальные, хотя налоговые и прочие контролирующие органы в республике, где все друг друга знают через пару-тройку человек, умудрялись в упор этого не замечать. Но вот в ноябре одному из заводов, прохладненскому "Каскаду" насчитали при помощи властей СКФО налоговых претензий сразу на 9 миллиардов рублей.

В республике распространено мнение о том, что президентская команда о подобном бизнесе не знать не может, поскольку в противном случае придется констатировать, что она не контролирует происходящее в республике уже на расстоянии 30-40 километров от Нальчика. В Кабардино-Балкарии многие связывают подпольное производство водки с личностями братьев Бифовых, которые, как утверждали некоторые СМИ, управляли сомнительным бизнесом по поручению самого Канокова. В 2011 году Руслан Бифов занял пост руководителя ФНС по республике, а его брат Анатолий стал депутатом Госдумы от КПРФ. Ради красных идеалов он даже отказался от поста секретаря политсовета республиканского отделения "Единой России".

 

Падение героя

Сегодня президент Каноков, казавшийся в первые годы своей работы на посту президента и Кремлю, и местным элитам компромиссной фигурой, представителем лужковско-ткачевской формации, уже мало кого устраивает. Не исключено поэтому, что именно с его именем связан самый громкий в этом году коррупционный скандал на Кавказе.

На рассвете 7 июня 2012 года в военном аэропорту Моздока высадился небывалый десант из сотни сотрудников центрального аппарата МВД, включая бойцов спецподразделения "Рысь". Такая серьезная группировка прикрывала сотрудников ГУ экономической безопасности и противодействия коррупции МВД России, направленных в Кабардино-Балкарию с проверкой. Тот факт, что борт с ревизорами приземлился в соседней Северной Осетии, а МВД Кабардино-Балкарии не было поставлено в известность об их визите, вызвал в Нальчике ехидные замечания. Дело в том, что функции президентской охраны и едва ли не республиканской спецслужбы в КБР выполняет охранное предприятие "Синдика-Щит".

Столичный "десант" провел обыски в правительстве и администрации президента, были задержаны и доставлены в Москву глава администрации президента КБР Владимир Жамборов, его брат - замглавы республиканского Минимущества Руслан Жамборов, начальник последнего министр Хабдульсалам Лигидов. И, наконец, самая странная фигура в этой компании - известная среди адыгов модельер Мадина Хацукова. Именно ей, по версии следствия, было продано изъятое у Минкульта и приватизированное здание филармонии в центре Нальчика: 500 квадратных метров ушли за символический миллион рублей. Ситуация усугубилась тем, что госпожа Хацукова оказалась двоюродной сестрой супруги президента Канокова, девичья фамилия которой - Жамборова.

Разумеется, чичиковского уровня афера была лишь формальным предлогом для спецоперации Москвы, призванной поставить зарвавшийся клан Канокова на место. Вероятно, на подобный шаг Москва пошла вынужденно, после очевидного роста террористических угроз. Прежде всего, речь идет о Приэльбрусье, где обстановка постепенно накалялась после теракта в 2010 году на Баксанской ГЭС, а в феврале 2011 года и вовсе вышла из под контроля - Кабардино-Балкарию потрясло убийство московских туристов, а затем подрыв нового лыжного подъемника. Сезоны 2011 и 2012 года на вчера еще популярных курортах были сорваны.

В последние годы количество накапливаемых в республике экономических, религиозных, межэтнических проблем растет лавинообразно, соответственно, и поводов для недовольства Каноковым у Москвы становится все больше. Но пока главе Кабардино-Балкарии удается сохранить свой пост, хотя слухи о его "почетной отставке" через перевод в Совет Федерации появились еще в марте 2012 года. Претензий лично к президенту КБР московские силовики не предъявляли, но и без того аргументов в пользу сохранения Канокова у руля становится все меньше. Не последнюю роль в этом играет и нарушение кланом президента границ этнических бизнес-интересов, которые сохранялись в республике многие годы.

 

Недовольны все

В августе 2012 года, видимо, под впечатлением от "филармонического десанта", Арсен Каноков передал фактически всю инфраструктуру Приэльбрусья госкомпании "Курорты Северного Кавказа", уже действующую в Архызе и других курортах. Она планирует привлечь сюда существенные инвестиции и уже в 2013 году достроить необходимые канатные дороги. До того компаниями, имущество которых КСК получила в управление, живо интересовались правоохранительные органы. Как полагает следствие, вышеупомянутый министр Лигидов, находящийся под арестом, незаконно передал часть имущества ОАО "Канатные дороги Приэльбрусья" неназванной компании, а эта компания, как и еще две других ("Эльбрустурист", и "Курорт Эльбрус"), оказалась по уши в долгах у кредиторов.

Ситуация вокруг горнолыжных курортов стала фактором обострения отношений с республиканской властью балкарцев, и едва не переросла в межнациональный конфликт. Ведь помимо того, что балкарские кланы, контролировавшие полуживые советские лыжные подъемники и вообще большинство инфраструктуры курортов, потеряли свой хлеб с маслом, власти затронули и другой их основной род занятий - пастбищное животноводство, что было воспринято балкарцами как ущемление их интересов. В июне 2011 года парламент КБР принял закон об отгонных пастбищах, согласно которому их огромные площади в балкарских районах, более 212 тысяч гектаров, стали республиканской собственностью, которая не может быть приватизирована.

Балкарские лидеры видят в этом решении нарушение закона о местном самоуправлении: ранее пастбища считались межселевыми и муниципальными территориями. Но кабардинские лидеры указывают, что если пойти на поводу у оппонентов, то получится, что 5 процентов жителей республики, проживающие в горах, получат контроль над доброй половиной ее территории. В декабре 2010 году балкарские старейшины, желая добиться справедливости у президента Медведева, даже устроили голодовку на Манежной площади, сидя на лавочке в колоритных бурках и папахах и едва не попали под раздачу во время знаменитых беспорядков, которые устроили футбольные болельщики в центре Москвы. Вопрос о пастбищах так и не был решен.

Несговорчивые балкарцы все еще лелеют мечту о выделении из КБР, то надеясь объединиться с Карачаем, то желая собственного горного суверенитета. Пока же они борются за власть в родных селах. В сентябре 2012 года в маленьком поселении Кашхатау прошел митинг, в ходе которого более сотни балкарцев пытались привлечь внимание к нарушениям в КБР закона о местном самоуправлении. "В республике не идут реформы местного самоуправления, придуманные демократическими странами. Пусть власти отдадут землю тем, кто на ней работает, а не чиновникам. Тогда все будет хорошо. Реформы обычно начинаются для того, чтобы улучшить социально-экономическое положение людей, только у нас все ухудшается... Мы не ощущаем изменений. Возьмите любые социальные бытовые проблемы - везде ухудшение", - возмущается балкарский лидер Джамбулат Этеев из общественной организации "Эльбрус".

 


Представители 7 балкарских населенных пунктов проводят бессрочную круглосуточную голодовку на Манежной площади в Москве. Архивное фото РИА Новости, Алексей Куденко

 

Не все гладко и у кабардинцев, основного этноса республики. Неспроста именно из них активно вербуют членов бандподполья. Общественным лидерам кабардинцев есть что предъявить республиканским властям. Те же воздушно-капельные теплицы Канокову никогда не простят кабардинские фермеры, много лет снабжающие пол-Кавказа помидорами и вкуснейшими яблоками особых местных сортов.

Вместо умудренных седовласых старейшин у кабардинцев заправляют бойкие джигиты из "Хасэ" (адыгский термин для формы народного парламента, схожего, например, с казачьим кругом). Лидер "Хасэ" КБР Ибрагим Яганов - полевой командир в годы Абхазской войны, кавалер ордена "Герой Абхазии". Яганов сегодня стал знатным правозащитником и политическим деятелем. Он идет на контакты с разными этносами Кавказа, не стесняется своих визитов в Грузию и встреч с западными журналистами. Ему есть что сказать по любому вопросу республики и Кавказа в целом. И особые претензии он имеет, разумеется, к власти, превратившей, по его словам, Кабардино-Балкарию в бизнес-проект.

"И исламский терроризм, и зомбирование молодежи - все растет оттуда, - рассуждает Яганов. - Им проще управлять нами с помощью спецопераций и запугивания. Вот и последние теракты будто срежиссированы: убийство журналиста Геккиева, покушение на замминистра Дядченко. Балкарец, русский - они знали, куда целить. Через неделю-другую в каком-нибудь подвале в Нальчике блокируют молодых людей, после перестрелки убьют, и, разумеется, это будут те самые террористы. Взять их живыми и допросить никто и не рвется".

Внутриреспубликанские проблемы так серьезны, что последнее время "Хасэ" все меньше внимания уделяет традиционным общечеркесским темам: признанию геноцида 1864 года, Сочинской олимпиаде или вопросу репатриации черкесов из Сирии.

У славян, вторых по численности в республике, столь значимых общественных защитников нет. Реестровые казаки (атаман Н. Любуня) привыкли постоянно оглядываться на руководство республики или на атамана Терского войска, до последнего времени базировавшегося в Ставрополе и в вопросы КБР вникавшего мало. "Общественные" казаки (атаман И. Логвиненко) тоже недалеко от них ушли. Традиционны взаимные обвинения в ряженности и переманивание людей из организации в организацию. По факту же, если обиженный властью балкарец хотя бы придет в свой Совет старейшин, а кабардинец - в "Хасэ", то казаку обратиться просто некуда. Что уж говорить о русских жителях республики, не имеющих вообще никаких социальных институтов, кроме государственных.

 

Стратегия провала

Русское население КБР медленно сокращается - и за счет миграции, и за счет низкой рождаемости. Уезжают из республики и кабардинцы. Туда же, куда и вся Россия: в столичный регион на заработки. Именно из таких был убийца болельщика Егора Свиридова Аслан Черкесов.

На то, что власть сможет переломит ситуацию, в Кабардино-Балкарии надеются мало. Без какого-либо энтузиазма встретили правительство Руслана Хасанова, человека, близкого к президенту Канокову (предыдущему премьеру Ивану Гертеру предъявлены обвинения в незаконном получении квартиры). Для соблюдения паритета у кабардинца Хасанова один заместитель русская Ирина Марьяш, другой - балкарец Казим Уянаев. Однако в республике ждут структурных перемен, а не смены кланов и уж тем более не косметических реверансов в сторону этнических групп.

Но этого не происходит, и апатия населения усиливается, переходя у иных в ненависть ко всему, связанному с властью. Беспокойство, неуверенность в завтрашнем дне - вот чего не могут простить своим властям жители КБР. Юноша из кабардинского села Хасанья ровно тем отличается от столичного хипстера, что последний выразит недовольство при помощи "лайков" под очередным постом, а первый получит от друзей из джамаата автомат, взрывчатку и четкие инструкции насчет того, что делать и кто виноват. И проповедь "правильного" ислама здесь явно не будет выходом. "В Нальчике строится исламский центр. Там будут кормить, селить, обучать. При дороговизне образования в наших вузах куча молодежи будет там. После этого образования переход подкованного в исламе парня в бандподполье будет коротким: один привод в полицию, где его научат уму-разуму, и он уже потерян. А в полицию этих ребят доставляют пачками, подозревая в ваххабизме. Замкнутый круг", - возмущается лидер "Хасэ" Ибрагим Яганов.

Может показаться, что убери сейчас Канокова, и республика заживет, - но это не так. Кремлевская политика замирения Кавказа рублем и кулаком терпит в КБР поражение за поражением. Ставка на коррумпированную элиту подрывает доверие граждан к власти, а силовые операции с жертвами без разбора лишь толкают к бандитам молодежь. В итоге мы получаем абсолютно нестабильную ситуацию в регионе, где еще неплохо сохранилась промышленность, не убит АПК, а туристический потенциал просто огромен. Где институты гражданского общества представлены мощными национальными объединениями с харизматичными лидерами, готовыми договариваться между собой. И самое главное - где еще есть не показная, а реальная многонациональность, а славяне еще составляют четверть населения. Как ни крути, все нити недовольства идут отсюда прямо в федеральный центр. И ему явно нужно найти что-то на смену модели, которая за последние семь лет себя полностью дискредитировала.

Дмитрий Ковалев
http://lenta.ru/articles/2012/12/17/kabarda/
17 Декабря 2012
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов