Как противостояние с Турцией отразилось на учениках второго класса

Как противостояние с Турцией отразилось на учениках второго класса


Посольстве Турции в Москве после известия о сбитом Су-24. Фото: Евгений Фельдман / «Новая газета»

«Турки готовы уехать из России сами», — то ли радуются, то ли сопереживают сегодня передовицы российских газет. Валом идут позорные новости: российское общество проявляет невиданное единение, реализует низовую инициативу для того, чтобы выбросить из жизни все турецкое. Переименовываются или закрываются турецкие точки общепита — и маленькие уличные закусочные-донеры, и роскошные заведения. У большого ресторана White Night Istanbul в Петербурге на вывеске отвалилось внезапно последнее слово.

Под ударом не только курорты и овощи, что еще хоть как-то можно было бы объяснить государственной необходимостью: отказавшись от овощей, мы, мол, защитим нашу военно-патриотическую честь. Атакуют не только девелоперские проекты и научные центры, но и обычных людей.

Люди у нас оказались виноваты в том, что у них турецкое гражданство, что у них турецкие фамилии и что их президент Эрдоган. Самый мрачный уровень новой туркофобии — это бытовой шовинизм, родившийся из духа геополитики.

Не жалеют россияне даже детей и подростков. Сворачиваются двухсторонние студенческие программы, причем преподносится это в качестве необходимых патриотических инициатив. Как же иначе, когда у нас такие отношения с Эрдоганом, обращаться с этими юными турками, приехавшими у нас чему-то подучиться? Турки, надо полагать, научатся у нас в итоге главному. Узнают на практике, что такое пресловутые традиционные ценности россиян.

Патриотизм, прочитанный как ненависть к определенным группам людей на базе повестки из теленовостей, дает метастазы во всех слоях общества и не имеет возрастного ценза. В группе риска дети, которые послания пропаганды не осмысливают критически и которым взрослые не умеют объяснить, как это нужно делать. В российских учебных заведениях совместными усилиями учителей и одноклассников оказывают давление на школьников геополитически неправильной национальности.

Евгений Ямбург, заслуженный учитель РФ, описывает ситуацию: второклассникам прочитали политинформацию о текущем положении в мире, и после этого соучастником злодеяний Эрдогана стал мальчик из семьи обрусевшего турка. Вчера еще Турция отождествлялась у младших классов с пахлавой и рахат-лукумом, а сегодня уже с подлыми предателями. Началась травля — и друзей у мальчика больше нет, никто не хочет с ним сидеть за одной партой. А младший брат этого школьника ходит в детский сад, где, как говорит Ямбург, политинформации еще нет, но зато дети живо обсуждают, уж не отравленные ли турецкие помидоры принесла его мама, к слову, русская, в качестве угощения.

Никого не жалко, и на детях как на наиболее беззащитных можно оттянуться нашей национальной гордостью по полной программе.

Институционально, кажется, нет никого, кто готов этот увлекательный процесс воспитания шовинистов останавливать: помните случай в Саратове, где завуч в школе предложила школьникам собирать деньги на новый бомбардировщик? Детсадовцы и взрослые бюрократические патриоты едины в своих оценках ситуации. Протестуют разве что отдельные родители, которые сообщили саратовскому завучу, где они видели ее бомбардировщик.

Словом, турок мы уволим с работы, а их детей, которым не повезло оказаться в известной своим гостеприимством России, сделаем изгоями. Единственное, что мы не сворачиваем в отношениях с Турцией, так это поставки туда газа. Экспорт на 17 млрд долларов — это не отравленные помидоры в детском саду.

Семь лет назад, когда началась антигрузинская кампания, в российском обществе раздавались мощные голоса, взывающие к совести. Голоса призывали разделять государственную политику и человеческие биографии и не наказывать представителей другого народа за противоречия между правительствами. Тогда российское общество, кажется, в целом сумело удержаться от полного потери лица. Сейчас стало хуже.

Сто лет назад подданные российской империи закрывали немецкие лавки и боролись с немецким засильем во всех сферах общественной жизни — шла мировая война. Сейчас для аналогичной и, кажется, вполне искренней реакции сограждан достаточно и гораздо более локального, хотя и трагического повода. Некоторые российские министры заявляют о том, что они в курсе проблемы, и даже пытаются применять какие-то меры. Трудно понять, в чем они могут состоять при таком единстве народа и низовой бюрократии, которые в травле «всего турецкого» видят свое предназначение. Президент Путин в своем послании к парламенту тоже специально призывал разделять турецкий народ и турецкое правительство. Но и этого, кажется, никто не услышал. История ничему не научила нас.

Автор: Кирилл Мартынов

 

Постоянный адрес страницы: http://www.novayagazeta.ru/columns/71085.html

«Отравленные помидоры»: сыновей турка и русской затравили в школе и детском саду

«Осторожно, дети!» — дорожный знак с такой надписью привычно стоит перед школами и детскими садами, предупреждая водителей о повышенной осмотрительности, которую надо проявлять на этом отрезке дороги. Стоит потерять бдительность, и трагедия неминуема. Такой же осторожный подход, на мой взгляд, необходимо проявлять к управлению нашей идеологической машиной, которая уже достигла запредельной скорости, и, невзирая на предупреждающие знаки, вломилась на охраняемую школьную территорию.

Он — опытный хирург, армянин. (В данном случае национальность имеет значение.) Она медсестра, которая ассистирует ему во время операций. Ко мне они пришли просить совета, поскольку женщина оказалась в трагической жизненной ситуации. Ее муж-турок недавно потерял работу. Вместе они прожили добрый десяток лет в мире и согласии. Муж прекрасно говорит по-русски, крестился (!), в семье растут двое маленьких детей.

Ничто не предвещало катастрофы, но изменилась политическая ситуация, и мужу недвусмысленно дали понять, что, хотя по службе к нему нет претензии, но с работы придется убираться. На что, понимая ситуацию, он безропотно согласился.

Но это пока лишь драма, которую можно пережить. Трагедия развернулась с ее детьми на территории одной из школ. У женщины дрожит подбородок, по щекам слезы, связно говорить она не может, поэтому суть дела излагает армянин, который взывает к защите турецких детей.

«Вы же писали в одной из своих статей в «МК», что школа – это заповедная территория любви, где нет ни красных, ни белых, ни либералов, ни патриотов. И что втягивать детей в наши взрослые разборки – последнее дело. Посоветуйте, что делать?».

Учительница провела политинформацию во втором (!) классе, где доходчиво изложила младшим школьникам суть текущего момента, после чего главным виновником предательского удара в спину нашему отечеству стал второклассник, разделив ответственность за содеянное с Эрдоганом. Но политический лидер Турции далеко, а мальчик рядом. Вокруг него немедленно образовался вакуум, никто не хочет сидеть с ним за одной партой. Он постоянно плачет и не понимает, что с ним происходит.

Не лучше обстоят дела и в детском саду, где воспитывается младший сын этой русско-турецкой пары. Нет, там пока, слава богу, не додумались проводить политинформации. Хотя при нарастающем патриотическом угаре с нас и это станется. Но даже малыши живут не на Луне и невольно через телевизионный контент и разговоры в семьях впитывают разлитую в атмосфере накаленную общественно-политическую атмосферу.

Так вот. В день рождения младшего сына мама принесла в детский сад угощение для его товарищей по группе. Среди прочего там оказались фаршированные помидоры. Что немедленно вызвало идеологически выверенную живую реакцию малышей. Посыпались вопросы и суждения: а не турецкие ли это помидоры? А не отравятся ли они, приняв такое угощение? Не знаю как Турция в целом, но мальчик точно не отделался помидорами, получив в лицо мощный высокоточный разрушительный заряд ненависти. Так оба ребенка попали между пропагандистским молотом и геополитической наковальней. В результате — слезы и детская истерика.

Собравшись с силами, в разговор вступает мама двух униженных и оскорбленных детей: «Я – коренная москвичка, и муж, честный порядочный рабочий, как вы слышали, практически обрусел. Что же нам теперь, эмигрировать в Турцию? Почему они делают меня, русскую женщину, врагом России?»

Впервые в жизни я не знал, что посоветовать и чем помочь. Не задумываясь, взял бы их к себе в школу, но семья живет на противоположном конце Москвы на скромные доходы медсестры, что не предполагает наличия машины. Да и тащить детей, поднимая их ни свет ни заря, через весь город к началу занятий – не выход.

Оставим в стороне геополитику. Меня волнует вопрос: что же с нами, педагогами и родителями, сегодня происходит? В поэме А. Галича «Кадиш» есть строфы, который поэт произносит от имени Я. Корчака – педагога, врача и писателя, добровольно принявшим смерть в газовой камере с воспитанниками своего детского дома:

Я старался, делал все, что мог, 
Не просил судьбу ни разу: высвободи. 
Но скажу на самой смертной исповеди, 
Если есть на свете детский Бог: 
«Все я, боже, совершил сполна, 
Где, в которой расписаться ведомости? 
Об одном прошу: спаси от ненависти. 
Мне не причитается она».

Спасать наших детей от ненависти – сегодня эта педагогическая общенациональная задача вновь поднимается в полный рост. Разумеется, речь идет не только об униженных и затурканных детях.

Вспоминаю, как совсем недавно, в разгар войны между Грузией и Россией, спецслужбы потребовали от директоров московских школ предоставить сведения об учениках с грузинскими фамилиями. Но тогда руководитель ведущих школ города ответили отказом, и их поддержала тогдашний начальник Департамента образования г. Москвы Л.П. Кезина. Не уверен в том, что сегодня многие готовы занять открытую гражданскую позицию. Что само по себе наталкивает на печальные размышления.

Но педагогическое непотребство проявляется даже не в отсутствии гражданской смелости. Ответственно заявляю, что никакие министерства и ведомства, включая образовательные, не давали команду открывать травлю детей по национальному признаку в школах. (Совместные российско – турецкие образовательные проекты в ВУЗах действительно сворачиваются, но по поводу школ руководящих указаний не поступало).

«Учителя», затевающие классные часы и политинформации в школе, не удосужившиеся учесть многонациональный состав наших классов и разрушительные педагогические последствия своих воспитательный стараний, действуют по собственной инициативе, на опережение. Исходя из лакейской психологии «чего изволите?», улавливая даже те барские сигналы, которые не поступали. Что само по себе мерзко, а главное – абсолютно непрофессионально!

Открывая шквальный огонь по «чужим», они на самом деле бьют по «своим». «Недолет – перелет: по своим артиллерия бьет».

Любые войны и конфликты рано или поздно кончаются, отношения и связи восстанавливаются. Эта задача, как правило, ложится на плечи следующих поколений. Но поколения, с младых ногтей отравленные ядом взаимной подозрительности, оказываются не способны на конструктивный диалог. Дурную услугу оказывают детям всех национальностей и вероисповеданий, включая русских детей, те педагоги, которые суетливо бросаются обслуживать злобу дня. Тем временем идеологическая машина, не разбирая дороги, несется прямо на школу, оставляя вокруг ядовитые выхлопы ненависти. Пока не поздно, пора ударить по тормозам.

Оригинал

http://echo.msk.ru/blog/e_yamburg/1672556-echo/

9 Декабря 2015
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов