В краю Черного атамана

 

06.12.2012, 18:12:11 Версия для печати | PDA/КПК  
Семиреченский казак. Фотография Сергея Михайловича Прокудина-Горского
Семиреченский казак. Фотография Сергея Михайловича Прокудина-Горского

В краю Черного атамана

Семиреченские казаки собрались переселяться в Россию

В начале декабря губернатор Ставрополья Валерий Зеренков на заседании местного совета по вопросам межэтнических отношений объявил о намерении принять у себя в регионе, по программе переселения соотечественников, казаков-семиреков - из Киргизии и Казахстана. Заявление Зеренкова совпало с проведением в Бишкеке первого с дореволюционных времен круга Семиреченского казачьего войска, на котором был выбран единый атаман - Геннадий Баженов. Ему, видимо, и предстоит заняться переселением в Россию своих соплеменников и единоверцев.

 

На задворках империи

Семиреченское казачье войско появилось на свет на пике территориальной экспансии Российской империи в Средней Азии. В 1864 году русскими войсками генерала Черняева был взят Чимкент, в 1865-м - Ташкент, в 1866-м - Ходжент и Джизак, в 1868-м - Самарканд. В том же 1868 году Кокандское ханство фактически попало в зависимость от России, которая вышла непосредственно к границам китайских владений. Киргизские и казахские племена, подчиненные ханству, начали переходить в российское подданство еще раньше, и в 1867 году, вслед за Туркестанской - в составе Туркестанского генерал-губернаторства - была образована Семиреченская область (ныне это территория Киргизии и Казахстана). А заодно с ней и одноименное казачье войско, для чего из Сибирского казачьего войска были выделены 9-й и 10-й полковые округа. Первым атаманом Семиреченского казачьего войска стал Герасим Колпаковский. Семиреченским казакам были дарованы все права и привилегии сибирских казаков.

Семиреченские казаки участвовали в Хивинском походе 1873 года, Кокандских походах 1875 и 1876 годов, Первой мировой войне. Что касается отношений с местным населением, которое на протяжении всего периода с середины XIX века до революции 1917 года периодически бунтовало, то, как писали "Донские областные ведомости" в 1913 году, "казаки как-то умели ужиться с кочевниками и даже с некоторыми побрататься и породниться; вероятно поэтому боявшиеся и ненавидевшие 'руссов' азиаты относились с большим уважением к казакам, несмотря на отобранную землю и нарушения юридических и общественных прав завоевателями".

К 1916 году казачье население Семиречья составляло более 45 тысяч человек. Если первоначально войско состояло из сибиряков, то со временем оно стало пополняться кубанцами, донцами и яицкими казаками, которые приезжали в Семиречье осваивать новые земли, охранять торговые пути из Китая и держать в покорности местное население. Революцию местные казаки встретили еще более враждебно, чем прочие представители этого сословия. Интересно, что самым известным атаманом, чья деятельность была связана с Семиречьем, является Борис Анненков - он же Черный барон, прозванный так за жестокость, проявленную по отношению к большевикам и тем, кто им сочувствовал. Вот только Анненков был атаманом Сибирского войска, просто действовал на территории Семиречья, а основу его армии составляли местные казаки. Они продолжали борьбу с большевиками до последнего - всполохи Гражданской войны затихли здесь только после 1922 года.

 

Атаман Борис Анненков
Атаман Борис Анненков

 

С окончанием войны большинство семиреченских казаков бежало в Китай, где они основали русскую общину. Последний атаман войска, Александр Ионов, после Китая попал в Новую Зеландию, затем жил в Канаде и в США, где и скончался в 1950 году (Анненкова из Китая выкрали чекисты, и в 1927 году он был расстрелян). Оставшиеся казаки были подвергнуты репрессиям (приказ о ликвидации Семиреченского казачьего войска был издан еще 3 июня 1918 года, впоследствии сам термин "семиреченский казак" был выведен из обращения, от чего убереглись, например, донские или кубанские казаки), частично - мобилизованы на борьбу с басмачеством и расселены подальше от своих станиц. Те, кто пережил 20-30-е, постепенно смешались с прочим русско-, а зачастую и нерусскоязычным населением, чтобы напомнить о себе только в 1990-м.

 

Великое казачье многообразие

После создания в 1990-м году Союза казаков России всевозможные казачьи движения начали множиться на территории агонизирующего СССР с пугающей быстротой. Не остались в стороне от этого поветрия и семиреченские казаки. Поначалу они действовали консолидировано, но с распадом Союза процессы пошли параллельными курсами - в Киргизии и Казахстане соответственно, где, как и у каждого из постсоветских государств, были свои законы и правила регистрации общественных объединений. В 1993 году в Бишкеке был официально зарегистрирован "Казачий культурно-экономический центр", который объединил местных казаков или лиц, называвших себя таковыми. В 2006 году была зарегистрирована общественная организация "Союз казаков Семиречья в Киргизии", ставшая таким образом наследницей казачьего войска. В настоящее время "Союз" насчитывает около 12 тысяч семей, в том числе 1800 "активных" казаков - ими считаются, по всей видимости, те, кто знает, как следует обращаться с шашкой или нагайкой.

В Казахстане с казаками все обстоит намного сложнее - в последние годы там царит настоящая междоусобица. С 90-х годов там существовала "Ассоциация русских, славянских и казачьих общественных объединений", затем возник "Союз казачьих объединений Казахстана" и еще несколько более мелких организаций подобной направленности. Потом дала о себе знать некая "Семиреченская казачья община", она же "Союз казаков Семиречья", которая вроде как была основана еще в 1992 году, но в 2005 прошла перерегистрацию и стала претендовать на доминирующее положение в казачьей "тусовке". Помимо этого, есть еще и некоторое количество региональных казацких общин, каждая из которых, надо полагать, имеет свой взгляд на перспективы возрождения Семиреченского войска.

"Союз казаков Семиречья" (СКС) входил в Координационный совет русских, казачьих и славянских организаций Казахстана (есть еще и Союз православных граждан Казахстана, признавший президента Нурсултана Назарбаева "почетным Верховным Атаманом Союза казачьих общественных объединений Казахстана, олицетворяющим собой знамя казачьего народа"). Однако в 2010 году СКС покинул Координационный совет из-за каких-то невнятных скандалов вокруг казачьего знамени. Внутренняя документация различных казачьих сходок пестрит казенными формулировками "довел до сведения делегатов и гостей", "заострил внимание на деятельности" и так далее. В препирательствах местных казаков, которые то и дело "расказачивают" друг друга, обвиняют в мошенничестве и неуважении к традициям, сам черт ногу сломит. Некоторые выдержки из протоколов заседаний казацких общин не поддаются логическому анализу: "Неоднократные звонки председателю Кошевому С.А. с угрозами и выражению нецензурной бранью с переходом на личности, в том что, председатель культурного центра вместе с казаками является быдлом и алкашами" (из решения "Алматинского областного национального культурного центра казаков Жетысу" выйти из Союза казаков Казахстана от 30 октября 2012 года).

За свои принципы и должности в казачьей иерархии местные "атаманы", "полковники" и "войсковые старшины" грызутся с такой яростью, что, кажется, речь идет ни много ни мало о распределении должностей в лукасовской Империи. Вот выдержка из отчета о заседании расширенного атаманского совета в помещении торгпредства России в Астане в 2010 году (орфография и пунктуация оригинала): "Пришел Захаров Ю.Ф. именующий себя 'верховным атаманом' и прочие и прочие со товарищи Шихотов, Машканцев и еще несколько человек охранников рынка из Петропавловска. Собравшиеся на совет атаманы отказались в пускать Захарова и его людей однако потом уважая решения атамана степного края Шишкина Г.И. который попросил пропустить одного Захарова Ю.Ф, который войдя в помещение со скандалом подошел к стоящему в стороне и снимающему все происходящие на камеру подъесаулу Борсуку В. неожиданно ударил его в левую сторону груди, где находились государственные и казачьи награды. От неожиданного удара казачий крест переломился надвое, а медаль за выслугу лет покатилась на пол. Видя возмущение казаков и чтобы не допустить еще большего скандала представитель торгпредства России попросил провести совет другом месте".

В преддверии казачьего круга, проведение которого было намечено на 2 декабря в Бишкеке и где ожидалось объединение семиреченских казаков, "Союз казаков Семиречья" (он базируется в Алма-Ате, который в своих документах казаки до сих пор именует дореволюционным названием "Верный") выступил с предупреждением: "2-ого декабря ВОР Баженов со товарищи пытается собрать под эгидой казачьего круга воровскую сходку. Всех казаков предупреждаем, что все кто примет участие в этой воровской может замарать свою казачью честь". В "Союзе" пояснили, что Геннадий Баженов вместе еще с несколькими казаками объявлены "ворами", поскольку еще в 1992 году выкрали некое знамя, которое выдают за старое знамя Семиреченского войска. Круг, тем не менее, состоялся, и там единым атаманом войска был избран как раз Баженов.

 

Атаман Геннадий Баженов. Фото с сайта rus.kg
Атаман Геннадий Баженов. Фото с сайта rus.kg

 

Демарш СКС, возможно, объясняется тем, что еще три года назад его руководство решило порвать с Союзом казаков России, вокруг которого в основном кучкуются постсоветские носители усов и лампасов. Причиной такого решения в Алма-Ате назвали "планомерное поливание грязью" семиреков и отказ пригласить представителей СКС на большой круг в Ставрополь в 2008 году.

Пока в Казахстане шла мышиная возня возродившихся казаков, в Бишкеке потихоньку приватизировали сам бренд "Семиреченское казачье войско". Войско получило статус "Международной ассоциации юридических лиц", учредителями которой стали "Союз казаков Семиречья в Киргизии", "Центр Культуры Семиреченских казаков" и "Фонд российских соотечественников и казачества".

Сами казаки объясняют свое единство в Киргизии тем, что здесь избегали перегибов, характерных для первых постсоветских десятилетий, когда появилось множество самозваных "атаманов", все войско которых состояло из нескольких десятков казаков и которые направо и налево присваивали себе и своей свите незаслуженные чины. Сейчас проживающие в Киргизии казаки, помимо традиционных песен, плясок, парадов и богослужений, занимаются охранной деятельностью, обеспечивают продовольствием российские военные базы. В заслугу себе местная община ставит и борьбу с мародерами в дни киргизской революции 2010 года. Возможно, в отличие от Казахстана, где ситуация прямо противоположная, в Киргизии, пережившей с 2005 года уже несколько революций, казачьи станицы являются неким островком стабильности.

 

Хоть и не красавица

Итак, семиреченские казаки собрались возвращаться на историческую родину - в Ставрополье, судя по заявлениям чиновников, их уже ждут. Еще в июле первые 47 казачьих семей из Киргизии и Казахстана начали оформление земельных участков (по 15 соток) на предоставленной им территории. Участки выделяются казакам на условиях аренды сроком на 10 лет. В будущем переселенцы получат еще 30 гектаров под жилищную застройку.

В селе Сенгилеевском, расположенном в 30 километрах от Ставрополя, планируется учредить штаб семиреченских казаков - их землячество уже получило официальную регистрацию в крае. "Мой прадед был донским казаком, - рассказывает в интервью "Вечернему Ставрополю"заместитель войскового атамана Геннадий Беляков. - Так что мы здесь не пришлые. Мы просто возвращаемся на родину". В качестве еще одного места расселения семиреков рассматривается также село Первомайское Ипатовского района Ставропольского края.

 


Семиречье. Фото с сайта theworldweshare.com

 

Сомнительно, что исход казаков из Средней Азии приобретет массовый характер. Те, кто хотел покинуть эти края, уже давно уехали в Россию и страны дальнего зарубежья. Те же, кто остался до наших дней, успели адаптироваться к условиям жизни в независимых постсоветских республиках. По некоторым данным, из 12 тысяч семей, которые относятся к тому Семиреченскому войску, которое возглавляет Баженов, только две тысячи готовы переехать на ПМЖ в Россию (1200 - из Киргизии, 800 - из Казахстана). Больше всего потенциальных переселенцев беспокоит процесс получения российского гражданства. "Если люди будут уверены, что не погрязнут в бюрократических проволочках, очень многие поедут", - Вопрос о том, как люди, за десятилетия привыкшие к жизни в азиатской глубинке, будут адаптироваться на границе с Кавказом, где специфика совершенно другая, никем пока не обсуждается. Местные власти надеются, что казаки станут преуспевающими фермерами или займутся охранной деятельностью, хотя попытки интегрировать "ряженых" в правоохранительные структуры в российском обществе вызывают в основном скепсис.

 

http://lenta.ru/articles/2012/12/06/sevenrivers/

7 Декабря 2012
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-КультурМультур

Архив материалов