Игорь Бойков. На службе врагов России. Русские националисты и либеральный реванш

 

Процесс, разворачивающийся в последние годы в лагере русских националистов (с началом болотных митингов он перешёл в открытую, активную фазу), язык не поворачивается назвать кризисным. Происходящее сегодня на правом, национальном фланге оппозиционного поля является ничем иным, как откровенным перепрограммированием, выражающемся в демонстративном отказе подвергаемого данному воздействию субъекта от идеала, в полной замене его изначальных целей, задач, ценностей, символов, смыслов. Доказательств того, что речь идёт именно о тотальном перепрограммировании, а не просто о поиске нового пути к прежней цели, за последние год-полтора появилось более чем достаточно. Вот лишь некоторые из них:

 

С недавних пор люди, называющие себя русскими националистами, вдруг перестали видеть нечто предосудительное в сотрудничестве (становящемся всё более и более тесным) с принципиальными и последовательными либералами наподобие Немцова, Навального, Рыжкова и т.д.; 
С недавних пор люди, называющие себя русскими националистами, выступают с оными господами на одних митингах, вещают с одних трибун, выдвигают практически идентичные, выдержанные в совершенно либеральном духе требования власти. Даже культовый либеральный праздник - так называемый “День независимости России” (12 июня) – и то решили в этом году отметить совместно; 
С недавних пор люди, называющие себя русскими националистами, входят с ними в политические коалиции, совместно заседают в так называемом Координационном Совете оппозиции, в котором буквально плюнуть невозможно, не попав в убеждённого либерала; 
С недавних пор люди, называющие себя русскими националистами, задыхаясь от ненависти подобно заправской демшизе, предают поношению буквально всё, что так или иначе связано с Россией подлинной, настоящей: её историю, культуру, религию, форму государственного устройства, даже сам русский национальный характер. “Рашка – квадратный ватник” - омерзительная серия Интернет-издевательств над русским человеком (http://archerss.livejournal.com/25599.html) – пользуется в их среде популярностью не меньшей, чем среди отпетых либеральных русофобов; 
С недавних пор люди, называющие себя националистами, с напором профессиональных агитаторов вдруг взялись везде и всюду, словно какие-нибудь рьяные адепты перестройки конца 80-х, превозносить европейские ценности и саму Западную Европу – породившую единственно верный, по их мнению, тип цивилизации, идеологию, способ государственного устройства. 
Ещё лет шесть назад такое было абсолютно невозможно себе представить, и скажи кто-нибудь году эдак в 2006, в канун второго Русского марша, по сути, и выведшего тогда национальное движение из состояния политического небытия в сферу реальной политической борьбы, что клянущие его тогда по “Эху Москвы” либералы всего через несколько лет станут ближайшими союзниками и партнёрами господ русских националистов, то его, наверное, сочли бы умалишённым. 
Увы, соблазн оранжизма, желание наконец-то стать полноправным политическим игроком, иллюзия возможности сделать головокружительную карьеру, примазавшись к влиятельным либеральным силам, оказался сильнее идеологических принципов и верности идеалу. И немалое количество рядовых националистов, одураченных и отравленных оранжистской трескотнёй, разработчиками концепции которой являются хваткие, умные, предельно циничные политтехнологи, устремились под звук дудочных трелей лукавых крысоловов (и с немалым энтузиазмом!) той же дорогой, которой незадолго до них отправились удальцовские леваки. Дорогой бесславной и постыдной, закономерно ведущей к полному отрицанию себя, своих идей, своей политической идентичности, неизбежно приводящей к служению самым тёмным, самым враждебным Родине силам.
Но только ли на эффективные пропагандистские приёмы, мастерство манипуляторов общественным сознанием, а также на собственную политическую незрелость можно списать эпидемию оранжизма, массово поразившую националистический лагерь? Только ли внешние силы виновны в его начавшемся перерождении?
Разумеется, на происки врагов списывать собственные ошибки легко и просто, и этим очень любят заниматься слабые духом, безответственные люди. Если бы всё дело было только лишь в либеральных искусителях, совращающих националистическую публику посредством своих радиостанций, Интернет-сайтов и газет, то положение не выглядело бы столь тревожным. Под психической атакой внешнего, легко узнаваемого врага устоять гораздо легче, нежели перед умелой, чрезвычайно массированной атакой врага внутреннего, вещающего не извне, а изнутри националистического лагеря, прикидываясь при этом высокоидейным, правоверным русским националистом. Поэтому именно о них-то, о вылупившихся из националистической скорлупы либеральствующих перерожденцах, мы и поведём речь в данной статье. Тем более, что завелись они в русском стане отнюдь не вчера. 
Первые (поначалу ещё весьма смутные) предпосылки к такой мутации части националистического сообщества явственно обозначились лет шесть-семь назад, когда в русском движении, находящемся в то время, как я уже говорил, в состоянии дезорганизации и упадка, начали всё слышнее раздаваться голоса всякого рода реформаторов наподобие небезызвестного Алексея Широпаева, настырно пытавшихся сформулировать концепцию национального спасения. Эти “националисты нового типа”, яростно критикуя уродливые черты путинской общественно-политической модели (особенно в тех её аспектах, где русские интересы действительно подвергались и продолжают подвергаться ущемлению), тут же, не моргнув глазом, объявили их закономерным следствием не только ненавистного “совка” (что, к сожалению, и по сей день свойственно многим честным националистам), но и результатом всей многовековой истории становления и развития русского государства – “имперского”, “ордынского”, “азиатского” и потому глубоко порочного в самой своей основе. Собственно, к вбрасыванию в умы соратников данного утверждения весь их “национализм 2.0”, по сути, и сводился.
Человеку, наблюдавшему за данной метаморфозой со стороны, она могла бы показаться удивительной. Действительно, не парадокс ли: давний тезис воинствующих либералов, ещё со времён перестройки стремящихся опорочить и очернить всю историю России на корню, разрушить до конца её историческую личность, был со временем подхвачен в среде тех, кто, по идее, должен на страже этой личности стоять насмерть? 
Здесь с сожалением надо признать, что определённая часть русских националистов многолетнего либерального прессинга не выдержала и в момент его значительного усиления (то есть, к концу второго путинского срока), по сути, дезертировала с фронта идеологической войны, предпочтя присоединиться к многоголосому либерально-русофобскому хору. Давние призывы к ревизии русского исторического, культурного и цивилизационного наследия, со времён перестройки составлявшие концептуальное ядро практически любой пропагандистской кампании либералов, отныне стали всё отчётливее раздаваться из русского лагеря. 


Плеяда националистов “нового типа”, идейным прародителем которых является всё тот же Алексей Широпаев, ещё в 2001 году выпустивший буквально дышащую ненавистью к своей стране книгу “Тюрьма народов: Русский взгляд на Россию”, начала свою общественно-политическую деятельность с того, что развязала настоящую информационную войну против националистов традиционных (“старопатриотов” в их терминологии), сделав для начала их дискредитацию и диффамацию своей главной задачей. Именно эта немногочисленная (пока!), но шумливая поросль, ставшая со временем завсегдатаями не только болотных митингов, но и всевозможных болотных тусовок, и ратует сегодня за как можно более тесный альянс с либералами сахаровского болота. 
Интерес либералов к подобным деятелям националистического толка (особенно таким, как Широпаев и его последователи) понятен. Их стремление обрести такого рода попутчиков носит сугубо прагматический характер, поскольку создание предельно разношёрстной коалиции, охваченной страстью всеобщего и тотального ниспровержения (разумеется, под полным либеральным контролем!) – залог успеха любой “цветной” революции. Не будем сейчас углубляться в рассуждения о том, какие именно силы с некоторых пор взялись разыгрывать в нашей стране карту антиимперского либеральствующего национализма. На мой взгляд, эти силы совершенно очевидны и представляют собой союз нашей либеральной верхушки и элит Запада, желающих сообща разгромить мононациональную Россию руками русских же людей (для развала многонационального СССР было вполне достаточно дать волю антирусскому шовинизму в национальных окраинах при одновременной деморализации русского ядра).
Но что же собой представляют сами эти младонационалисты, поволокшие прошлой зимой на волне охватившей Москву митинговой истерии многих не слишком-то упорно сопротивляющихся им соратников к тем, кто ещё буквально вчера громогласно требовал от властей запрещать русские марши и ужесточать наказание по 282-й статье? Какова их социальная база? 
Разберём данный вопрос подробно. И, прежде всего, скажем о том, в чём именно заключается главная опасность националистического обновленчества в либеральном духе. 
Главная опасность младонационалистов заключается в следующем. Являясь отнюдь не массовым движением, они, подобно советским диссидентам 60-80-х, заражают выращенными во вражьих лабораториях идеологическими вирусами немалое количество социально активных людей и, в первую очередь, тех, кто исповедует национальные взгляды. А поскольку граждан, которые, согласно данным многочисленных социологических опросов, так или иначе их разделяют, в нашей стране более чем достаточно, то подобная атака отнюдь не выглядит скоморошничанием нескольких свихнувшихся маргиналов. Чем скорее русская общественность в полной мере осознает, что против России как исторической личности и русского народа как её стержня продолжает вестись планомерная война на уничтожение, чем скорее поймёт, что враг в этой войне будет всеми силами стараться монополизировать именно русский ресурс (дабы превратить его в таран для разрушения страны), тем выше наши шансы отстоять себя. 
Либеральствующие националисты в своей пропаганде делают сегодня ставку практически на то же, на что делали ставку архитекторы и прорабы перестройки. То есть, проповедуют в разных формах потребительство и оголтелый индивидуализм (они у них называется европейским выбором), разжигают желание урвать свой личный жирный кусок на пепелище России, выстроить личное благополучие за счёт предательства ближнего (это называется у них отказом от “ымперского” бремени), призывают ради вхождения в вожделенную Европу окончательно оплевать и растоптать наследие Великой Победы 1945 года. Вслед за этим, как правило, следует пожелание поскорее отказаться от суверенитета, части территорий, собственной исторической судьбы… 
Да-да, именно такую психологическую подоплёку имеют все эти бесконечные призыву к уменьшительству, отделению Кавказа, сепарации “нерентабельных и убыточных” национальных окраин, преобразованию единой России в конфедерацию “маленьких европейских швейцарий”) и т.д. В общем, как и двадцать с лишним лет назад, всё делается в расчёте на человеческую глупость, близорукость, меркантильность и даже откровенную низость. 
А люди, образованные, на первый взгляд, и весьма неглупые, на подобные уловки поддаются. Мало им было освобождения от “имперского бремени” в момент развала СССР (то есть, большой исторической России), оставившего за границей двадцать миллионов наших соотечественников?! Теперь почти тем же самым призывам внимают, только по отношению к России малой, допетровских границ, уже и так прилично обкромсанной!
Публика, среди которой пропаганда национал-либералов принимается наиболее благосклонно – это, в первую очередь, так называемый средний класс крупных городов (почитающийся ныне в качестве класса-гегемона и самой властью, и оппозиционерами с либеральным душком), а также отчасти офисные “хомячки”, тупо гогочущие перед компьютерными мониторами над очередным, состряпанным либералами к 9 мая издевательским демотиватором. Они, надо сказать, вполне готовы к усвоению либеральных идей, поданных в националистической оболочке. Сей контингент, с чего-то вдруг возомнивший себя “креативным классом”, на деле представляет из себя заносчивых потребителей, обладающих всем букетом травм общественного сознания, присущего постсоветской эпохе. Никакого настоящего протеста против фундаментальных основ нашего бытия эти люди не выказывают и близко. Они недовольны лишь своим бытом, собственным местом в рамках этого бытия. Их раздражают не слишком высокие, по их мнению, зарплаты, хамство окружающих (особенно носящих полицейскую форму), обилие вокруг кавказцев и среднеазиатов, утешительная турпутёвка в Грецию или Египет, когда хочется на Гоа. Они в массе своей вполне приняли и метафизические, и политические итоги 1991 года и ни под каким видом не желают ни новой мобилизации, ни нового государственного строительства (посредством которых только и можно выбраться из нынешнего катастрофического состояния), решив про себя, что если стране и правда придёт конец, то они быстренько свалят “из Рашки” за границу. Они вообще хотят просто жить и “не париться”, мечтая о том, чтобы здесь, персонально для них, наконец, тоже всё сделалось, “как в Европе”. В их головах с младых ногтей глубоко укоренился комплекс национальной неполноценности, вследствие чего любая Европа, даже современная постмодернистская, разложенческая, балансирующая на грани экономического краха, всё равно является для них высшим эталоном. Они никоим образом не желают по-настоящему бороться за будущую великую Россию (даже сами слова о величии вызывают среди них лишь брезгливые гримасы, да глумливый ржач) – они хотят лишь как можно комфортнее устроиться в этой, настоящей. Враг, стоящей за нацдемовской пропагандистской кампанией, знает, на какую целевую аудиторию воздействует, по каким точкам наносит удар. И, надо сказать, бьёт он весьма метко.
Как я уже говорил выше, один из основных ударов наносится по русской истории, по идее самой России – великого государства, собранного исторической волей русского народа, по её историко-культурной идентичности. Поэтому и романовская империя, и уж тем более Советский Союз объявляются поборниками такого подхода не историческим продолжением Древней Руси в новых условиях, а её полным антиподом, проклятой восточной деспотией, поработившей и подавившей якобы изначально тяготеющую к Европе вольную Русь. Нацдемовской аудитории накрепко вбивают в мозг один и тот же постулат: наша страна – сплошная патология, исторический выкидыш, у которого едва ли не самого рождения всё пошло не так, как надо, а вкривь да вкось. Но при этом ей одновременно всячески внушается и другое: они (приобщившиеся к “настоящему русскому национализму”) – не такие как все, имеют качественные отличия от остальных тёмных, непросвещённых и несознательных сограждан (“быдляка”, “россиянцев”, “совков”). 
Вот, например, известный национал-демократ Сергей Сергеев (являющийся, правда, среди своих соратников ещё чуть ли не самым умеренным и толерантным по отношению к “старопатриотам”) пишет в своём блоге:

“ Я много раз повторял один вроде простой, но почему-то трудно воспринимаемый тезис: русские разные.
<…>
Классический русско-имперский человек считает подлинной Россией только Россию до 1917 г., его идентичность замешана на правой эмигрантской публицистике типа Ильина или Солоневича.
Классический русско-советский человек создан сталинским "национал-большевистским" поворотом вт. пол. 30-х, чьи идеологемы были в недавнее время наиболее талантливо развиты Кожиновым и Кара-Мурзой. Русско-советские в общем почитают и РИ (Российскую империю – И.Б.), но для них большевики, и особенно Сталин, - истинные наследники РИ, поднявшие её на новую высоту. 
Русско-национальный человек, как относительно массовый тип, это явление недавнего времени. Русско-национальные критически относятся к этатизму, которым проникнуты первые две идентичности, и не считают русских и имперского, и советского периода вполне полноценной нацией, ибо у них отсутствовали базовые условия последней - собственность и политическая субъектность (в РИ - и то, и другое было привилегией слишком немногих русских, в СССР - практически никаких). Их идеал - классическая европейская нация эпохи Модерна” (http://sm-sergeev.livejournal.com/135242.html).

Итак, согласно Сергееву сегодня существуют три разные русские идентичности: две ущербные (русско-имперская и русско-советская) и одна правильная (русско-национальная). Заметьте, идентичность – это нечто большее, чем просто идеологические предпочтения. Это – принадлежность к культурной и цивилизационной общности, то есть автор говорит о разных общностях внутри пока что признаваемого единым русского народа (две из которых всё равно ущербные!), противостоящих друг другу: “Русско-национальные и русско-советские – разные русские” (http://sm-sergeev.livejournal.com/135242.html).

Неправильная идентичность предсказуемо выводится из неправильной “русско-имперской” и “русско-советской” истории, от наследия которой следует так или иначе отрешиться (далее Сергеев в своём тексте, правда, немного смягчает формулировку и пишет о “переформатировании под себя”, но такая оговорка мало что меняет). Я не стану здесь критиковать Сергеева за такие “мелочи”, как идеализацию “классической европейской нации эпохи Модерна” (в данном вопросе он вместе с остальными всерьёз уверовавшими в национал-демократию проявляет поистине поразительную слепоту, в упор не видя того, что “классическим европейским нациям эпохи Модерна”, как и самому Модерну, в Европе наступает конец). Я заострю внимание читателя на другом: речь идёт именно о смене идентичности. То есть, ровно о том, о чём без конца говорят либеральные политики и публицисты. Россия и русские люди должны перестать быть теми, кем стали в результате самого хода своей истории. Вот о чём идёт речь! 
Как видите, выводы из таких извращённых исторических построений, коими просто пестрят соответствующие Интернет-ресурсы, делаются словно на заказ болотных вожаков: в противовес идее национальной мобилизации, только и способной в нынешних условиях спасти от неминуемой гибели Россию и сам русский народ, выдвигается и всячески обосновывается идея освобождения от имперского бремени, “великого национального дембеля” (у самых крайних она доходила до призыва разделить РФ на несколько квазигосударственных образований) – то есть, по сути своей речь идёт о проекте полного и окончательного разрушения нашей страны. Заметьте, что почти то же самое сейчас не только нацдемы говорят. Об этом же глаголют, к примеру, и ратующий за децентрализацию либеральный писатель Дмитрий Быков, и назвавший РФ “недораспавшейся империей” либеральный журналист Олег Кашин и масса других, совсем уж агрессивных либералов.
Сегодня изначально антирусские тезисы взялись повторять на свой манер представители самых разных организаций в русском движении. Здесь можно вспомнить и национал-анархистское “Северное братство” профессора Петра Хомякова с его перепевами “Россия против Руси” а-ля Широпаев, и национал-либеральный “Русский гражданский союз” Александра Храмова с его идеей тотальной децентрализации страны, и ряд других, более мелких групп и кружков. В общем, под либеральные антироссийские знамёна стремились затянуть всех, начиная от буржуазных национал-демократов и заканчивая маргинальными гитлеристами. 
Варьируя в диапазоне от воинствующего анархизма до оголтелого либерализма, цинично прикрываясь националистической риторикой, все эти деятели методично и настойчиво вдалбливали в головы своих почитателей одно: Россия – чёрная дыра, тюрьма и могила несчастного русского народа, который будто бы на протяжении нескольких последних веков подвергался в своей стране одной лишь безжалостной эксплуатации. Новоявленный идеолог национал-либерализма Александр Храмов в одной из своих статей, с очень характерным названием “Русские негры: три столетия внутреннего колониализма” так прямо и пишет:

Русский центр, низведенный до уровня колонии, ничем принципиально не отличался от колонизируемой инородческой периферии, а если и отличался, то в худшую сторону. Если, скажем, в Британской империи именно Англия всегда выступала в качестве культурного гегемона, который был призван нести начала цивилизации менее развитым колониям, то в России зачастую дело обстояло противоположным образом. Русский Центр воспринимался как отсталый и одичалый на фоне более развитых инородцев” (http://www.apn.ru/publications/article26927.htm).

Улавливаете, в какую сторону подбивает клинья этот псевдорусский радетель? Да всё в ту же, в сторону тотальной войны против государственности русского типа. Храмов, занимающийся в своих публикациях передёргиваниями и даже откровенными подтасовками, технично подводит читателя к мысли о том, что историческая Россия как “антирусское” государство само по себе не имеет абсолютно никакой ценности и потому заслуживает лишь скорейшего уничтожения. Впрочем, Храмов говорит об этом ещё довольно тактично, соблюдая рамки приличий. Зато целая свора рядящихся в одежды националистов блоггеров и писак, более откровенных и прямолинейных, нежели он, именно этого прямо и требуют: разрушения и уничтожения! 
Ещё раз повторяю, отличительной чертой псевдонационалистов-разрушителей был и остаётся именно этот исторический нигилизм: все современные язвы и пороки нашего общества они “закономерно” выводят из насквозь неправильного и порочного принципа русского государственного строительства, по вине которого ещё задолго до большевиков русский народ двинулся “не в ту сторону”, к “ордынской империи” вместо цивильного и уютного “национального государства” европейского типа. Стоит ли говорить, что от восприятия подобного постулата до одобрения идеи сделаться союзниками (а на деле сателлитами) либералов, грезящими о быстрейшем разрушении “недоразвалившейся империи”, остаётся буквально один шаг? Ведь, в сущности, вся разница между подобными псевдонационалистами-разрушителями и махровыми либералами ещё яковлевского розлива, с самого начала не скрывающими намерения “переформатировать” русский культурно-исторический тип, заключается лишь в том, что первые бесстыдно эксплуатируют слово “русский”, а вторые жонглируют терминами наподобие “свобода”, “европейские ценности” и “права человека”. 
Безусловно, помимо мощной агиткампании, успеху национал-либералов способствовали и некоторые внешние обстоятельства, в частности массированные репрессии, обрушившиеся на русское национальное движение в годы путинско-медведевского правления, вследствие чего многие его представители отвратились от государственнической идеи как таковой. Непрекращающиеся уголовные преследования по 282-й статье, в ходе которых люди попадали на скамью подсудимых даже за эмоциональные записи в блогах и социальных сетях, довели значительное число рядовых националистов буквально до белого каления. И если в начале “нулевых” желающие бороться с Путиным в союзе с кем угодно и какой угодно ценой были в русском движении в явном меньшинстве, то к моменту начала болотных митингов неприятие и даже острая ненависть к существующему режиму сделались в националистической среде всеобщими. Эмоционально разогретым людям, имеющим, к тому же, к власти уже и многочисленные личные счёты, зачастую оказывалось очень сложно объяснить, что демагоги и горлопаны с белоленточных сборищ, не говоря уже об идеологах национал-либерализма, готовят России судьбу многократно худшую, нежели ту, против которой они выходят протестовать.
Однако неверно думать, что смычка псевдонационалистов, стремящихся поставить русское национальное чувство на службу врагам Родины, с либералами ограничивается лишь взглядами на историю нашего государства и народа. Нет, она на деле ещё теснее, нежели это может показаться на первый взгляд. Одним лишь огульным отрицанием исторического пути России дело не ограничивается.
Вот, например, что говориться в программных документах национал-либеральной партии “Новая сила”, возглавляемой профессором МГИМО, бывшим штатным сотрудником “Горбачёв-Фонда” Валерием Соловьём:

“4.7. Основой подлинной стабильности, здорового роста и развития экономики может быть только безусловность и незыблемость права частной собственности….
4.8. Мы считаем важным положить конец порочному кругу передела собственности, сопровождавшего каждый переход власти последние 20 лет. Сделать это возможно только одним путем – окончательно решив вопрос с итогами приватизации (курсив – И.Б.), упорядочив их и гарантировав от произвольного пересмотра в будущем. Мы не намерены проводить широкую национализацию промышленности, так как считаем, что она способна повлечь за собой новый виток падения производства и роста безработицы, а также поставить под угрозу интересы множества мелких собственников, чьи права (в частности, на жилье) были приобретены в процессе той же самой приватизации” (http://novayasila.org/o-nas/program/).

Незыблемость права частной собственности… гарантия от пересмотра итогов приватизации…Такое впечатление, что всё это едва ли не дословно переписано из программы какого-нибудь гайдаровского “Демвыбора” середины 90-х, бесконечно враждебного идее какой-либо исторически преемственной России вообще. Однако ж нет, Соловей позиционирует себя как последовательный русский националист, глотку рвёт на митингах и в теледебатах за “русские интересы”! Или он рассчитывает, что общественность, одураченная патетической демагогией, не догадается заглянуть в экономический раздел программы его партии, предав забвению давнишнее, но ничуть не утратившее справедливости утверждение марксистов о том, что основа общественного устройства суть экономические отношения, а политический режим – лишь надстройка? По всему выходит, что господина Соловья тот уродливый базис, на котором и возрос наш колониальный, криминальный капитализм, вполне устраивает. Более того, требуя окончательно закрыть вопрос о пересмотре итогов “большого хапка”, он желает его ещё более упрочить!
Помимо заклинаний о святости и неприкосновенности частной собственности, тяготеющие к либералам националисты усвоили и другие их идеи: воинствующий антисоветизм, исключительно либеральную трактовку прав и свобод, западную концепцию гражданского общества как общества индивидуалистов. Вчитайтесь в то, что пишут в своих статьях и партийных программах все эти Широпаевы, Храмовы, Соловьи… Нет у них никаких серьёзных разногласий с либералами, одного они с ними духовного поля ягоды. Просто одни ведут либеральную агитацию с космополитических позиций, а другие – с псевднонациональных. 
От духа подлинного русского национализма в писаниях данных господ давно ничего не осталось. Присутствует лишь настойчивое стремление растравить давние исторические обиды, внушить русским людям необходимость поскорее предать анафеме свою историческую судьбу, взяв в качестве образца национального строительства то на глазах приходящие в упадок страны Запада, то со всё большим трудом отбивающийся от арабского натиска Израиль. И подобные взгляды всё настойчивее пробивает себе дорогу в среде националистической публицистики!
Есть среди этой публики и сторонники так называемого регионализма, то есть, по сути, конфедерализации страны. Так, Вадим Штепа, один из главных идеологов дробления страны на множество мелких, максимально автономных от центра регионов в статье “Вопросы национализма и ответы регионализма” идёт даже дальше известного сторонника федерализма Храмова:
“Нынешние федеральные округа всё-таки слишком масштабны для возникновения в них общей республиканской (res publica) идентичности. Возможно, в Сибири это удастся (хотя там также существуют немалые различия между Красноярском, Новосибирском, Омском и Томском), но вогнать, например, Северо-Запад в одну республику представляется делом безнадёжным. У жителей древнего Пскова, беломоро-карельской Кеми и полярно-уральской Воркуты всё-таки весьма различный исторический и культурный “бэкграунд”. Не разумнее ли просто поднять статус всех нынешних областей и краёв до уровня республик? Так и возникнет нормальная, симметричная федерация с равноправными субъектами” (http://www.inache.net/mnogo/607). 
То есть, даже нынешняя Российская Федерация, властная вертикаль в которой во многом фикция, а целый ряд национальных субъектов вроде Татарстана или Чечни и вовсе обладают совершенно особым статусом, Штепу не устраивает. Он хочет не де-юре “суверенное государство Татарстан” вернуть в российское правовое поле, а совсем наоборот - все остальные регионы превратить в эдакие Татарстаны, являющиеся ассоциативными членами донельзя рыхлого, расползающегося на лоскуты псевдогосударственного образования. Да ещё и раздробить их как можно мельче, противопоставив “беломоро-карелов” псковичам, а жителей Омска красноярцам. И опять-таки, вопрос: чем всё это принципиально - подчёркиваю, принципиально (!) - отличается от печально известного “парада суверенитетов”? Только тем, что Штепа в каждой второй публикации льёт слёзы о средневековой Новгородской республике, разгромленной “Глобальным Центром” – олигархическим сообществом национально-государственных “элит”? 
Сегодня русские националисты находятся в очень сложном, даже двусмысленном положении. Представители элитных либеральных кругов прилагают значительные усилия для того, чтобы окончательно разорвать их связь с русским народом, превратить их из выразителей (пусть и довольно смутных) чаяний немалой его части в откровенных лакеев олигархической клики. Ради этой цели в болотных националистов, предавших и своё движение, и свой народ, вкачиваются финансовые средства (на самом деле, для ворочающих миллионами и миллиардами долларов статусных либералов они - сущие копейки), ради этого им предоставляют трибуну на либеральных митингах, ради этого допускают в так называемый Координационный совет оппозиции. Партии ультралиберального реванша независимо от того, какой сценарий взятия власти она готовится задействовать (мягкий ли “цветной” или же кровавый сирийско-ливийский) необходима массовка – русская массовка. Её вожди отлично понимают, что, не задействовав “русский ресурс”, не направив протест русского народа в нужное им русло, победы над Кремлём не достичь. Никакие тусовочные хипстеры с “Оккупайабая”, никакие витии с “Эха Москвы” не смогут повернуть общественный процесс в по-настоящему опасную для Путина и его окружения сторону. Это может сделать только массовая активность русского народа, и потому за его душу сейчас развернулась яростная борьба.
Разделительная линия между нашими и не нашими в националистическом лагере сегодня пролегает как никогда чётко. 
Все те, кто требует немедленного свержения правящего режима любой ценой, кто готов добиваться этого плечом к плечу со злейшими врагами России, кто не считает высшей, не подлежащей обсуждению ценностью целостность нашей страны, кто в унисон с либералами кликушествует о порочности самого типа исторически сложившейся русской цивилизации и русского государства, противопоставляя ему некую “цивилизованную европейскость” – тот наш откровенный и непримиримый враг. 
Все те, кто, категорически не приемля происходящего в стране, видит в рвущейся к власти ультралиберальной группе опасность, как минимум, не меньшую, чем в группе путинских “силовиков”, кто готов не на словах, а на деле биться за нашу истинную идентичность, кто готов в переносном и в прямом смысле дать в зубы любому, заикающемуся “о поработившей исконную Русь московской Орде” или мечтающему о “великом национальном дембеле” – тот нам союзник и товарищ, независимо от того, как бы он лично не относился к тем или иным событиям русской истории, как бы не трактовал, к примеру, итоги правления Сталина или историческое значение восстания декабристов.
Если национал-патриотическое движение позволит сегодня окончательно прихватизировать русскую идею откровенным врагам и прислужникам либералов, чудовищно извратившим при этом само её содержание, то это станет для него поистине непростительной, трагической ошибкой.

http://zavtra.ru/content/view/igor-bojkov-na-sluzhbe-vragov-rossii-russkie-natsionalistyi-i-liberalnyij-revansh-2012-11-29-030207/

1 Декабря 2012
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов