Исторический опыт решения национального вопроса в России

 

 

Российская Федерация как многонациональное государство сло-
жилось исторически. Современное состояние национального
вопроса в ней во многом отличается от его постановки в Россий-
ской империи и СССР, что обусловлено как изменением уровня развития
страны, ее состояния, так и совершенно новым явлением — наплывом
в страну иностранных граждан («гастарбайтеров»), вопрос о которых
требует особого рассмотрения.
Как пытались «снять» остроту национального вопроса или преодо-
леть межнациональные (межэтнические) противоречия в прошлом?
В рамках Московского царства и Российской империи (примерно
до второй половины XIX века) проблема решалась на базе «импер-
ских» мышления (идеологии) и политики: все равны как подданные
царя/императора. По сравнению с этим равенством (в политиче ском
бесправии) все национальные, религиозные различия отступали на
задний план. Вопросы межэтнических отношений в то время еще
не приобретали характера общероссийской проблемы, поскольку
конфликты на этой почве возникали спорадически и носили локаль-
ный характер. Интересы существования и развития империи, то есть
большого многонационального государства, требовали проявления
извест ной веротерпимости и определенной индифферентности в об-
ласти межнациональных отношений. Не воспринимая проблему от-
ношений между народами империи как проблему межнациональных
отношений, власть, естественно, не рассматривала постепенно обост-
рявшиеся проблемы как особый «национальный вопрос» и не ставила
задачи выработки и проведения национальной политики, призван-
ной решать его.
Положение начало меняться со второй половины XIX века — по мере
развития капиталистических социально-экономических отношений
и обусловленного ими обострения конкурентной борьбы за рынки и
природные ресурсы. В итоге, с одной стороны, среди нерусских народов империи начали формироваться и усиливаться националистиче-
ские настроения, стремление к созданию собственной государственно-
сти для обеспечения лучших условий своего существования и развития.
С другой стороны, в это же время начала формироваться национальная
политика Российской империи на основе признания доминирующей
роли великорусской нации, что лишь усиливало антирусский национа-
лизм среди других народов империи. По мере политического ослабле-
ния центральной власти националистические настроения и движения
начинали оказывать все более усиливающееся влияние на обществен-
но-политическую жизнь не только в национальных регионах, но и в
стране в целом. После краха политического режима в феврале 1917
года они поставили Россию на грань развала. В данном случае важно
отметить связь политического национализма не с имперским мышле-
нием как таковым и не с теми или иными качествами народов, а с раз-
витием буржуазных отношений, чему во многом способствовало само
государство.
В этой борьбе естественный для любого народа патриотизм, то есть
проявление чувства любви к родине, отечеству, своему народу, нации,
и диктуемый этим чувством образ действий признавались национали-
стами политически недостаточно энергичным проявлением готовно-
сти служить своему народу, а фактически — господствующему классу.
Недаром националисты (во всяком случае, часть их) патриотизм про-
тивопоставляют национализму и считают себя не патриотами, а имен-
но националистами. Патриотизм, не отказывающий другим народам в
праве испытывать соответствующие чувства к своим родине, отечеству,
оказывался недостаточным мотивом для ведения войн против них за об-
ладание территориями, за раздел и передел рынков сырья, сбыта и т. д.
Для борьбы, в которой масса населения не заинтересована жертвовать
собой, но в которой заинтересована национальная буржуазия. Именно
она, ее политики стремились привить народам идеи и ценности нацио-
нализма.
В СССР национальный вопрос решался на основе интернационализ-
ма, базой которого выступала общественная собственность на средства
производства, который развивался и креп в процессе борьбы за соци-
алистическое преобразование общества. Успехи, достигнутые на этом
пути, и проблемы, оставшиеся нерешенными, хорошо известны, и я не
буду здесь о них говорить.
Межнациональные проблемы в РФ сильно осложнены религиозны-
ми, социальными, политическими и морально-нравственными пробле-
мами, значительно обострившимися по сравнению с советским перио-
дом. Позиция властей РФ в области регулирования межнациональных
отношений фактически сводится в основном к наблюдению за проис-
ходящим («мы контролируем…»). Чем объясняется такая позиция — во-
прос, требующий специального изучения. Возможны разные причины:
от идеологической зашоренности, продиктованной космополитизмом
и надеждой, что все «само собой рассосется», до стремления бездействи-
ем обеспечить такое обострение межнациональных отношений, которое приведет к полному разрушению России. Впрочем, не исключено и
сочетание этих причин.
Империализм и связанный с ним великодержавный шовинизм ны-
нешней власти «не по зубам» (проблематично сохранить даже то, чем
владеют). Национализм во всех его формах осуждается как проявление
нетерпимости и агрессивности в области межэтнических отношений.
Его носители караются по закону, — правда избирательно. Преимуще-
ственно осуждению подлежат факты проявления русского национализ-
ма, — возможно, потому, что он удобен для использования в каче стве
оправдания других проявлений национализма и, кроме того, более
всех других вступает в конфликт с формальной политкорректностью,
мешая насаждению идей и ценностей космополитизма, наиболее от-
вечающих интересам капиталистической глобализации и ее провод-
ников.

Интернационализм, свойственный для советского периода оте-
чественной истории, естественно, игнорируется. Он не представляет
практического интереса ни для социальных верхов (господствующе-
го класса), ни для его политических организаций. Более того, он как
порождение борьбы трудящихся за улучшение условий труда и жизни
представляет опасность для сохранения существующих межсоциаль-
ных (межклассовых) отношений в обществе. Улучшение межнацио-
нальных отношений, достигнутое за счет переключения проявлений
недовольства массы населения страны с национальных проблем на
социальные и ценой разрушения существующего социального поряд-
ка, представляется господствующему классу (социальным верхам) не
только нецелесообразным, но и недопустимым средством решения на-
циональных проблем.
Решение национального вопроса власти РФ ищут с помощью кос-
мополитизма, предполагающего (и пропагандирующего) торжество не
только этнической индифферентности, но и межсоциального компромисса. Такого, который допускает противостояние и борьбу только в об-
ластях экономической и политической — да и то лишь в рамках норм,
установленных законом, соблюдения которых добиться «простому рос-
сиянину» оказывается весьма затруднительно.
Космополитизм как идеология так называемого мирового граждан-
ства обосновывает расширение сферы господства и влияния капитала.
Как политика он служит достижению этих целей, стремясь предотвра-
тить столкновения в среде рабсилы на национальной почве, чреватые
не только финансовыми и материальными потерями, но и дестабилиза-
цией буржуазного общества. Как образ мыслей и программа поведения
людей он предполагает отказ от национальных традиций и культуры,
патриотизма, их растворения в «мировой» культуре и так называемых
общечеловеческих ценностях.
Космополитизм соединяет не народы, а их представителей, взятых
отдельно друг от друга. Он как бы «атомизирует» межнациональные от-
ношения, переводит их на уровень отношений индивидуумов в граж-
данском обществе, формализует их. В этом случае содружество широ-
ких слоев разных наций в процессе жизни и труда не вырабатывается.
Обеспечивается лишь мирное сожительство отдельно взятых индивиду-
умов, навязанное им обстоятельствами их жизни и деятельности. Поэто-
му даже в лучшие для политики космополитизма времена благополучие
в межнациональных отношениях, создаваемое им, иллюзорно. Кон-
фликтность в них остается, она «уходит в задние комнаты» и пребывает
там до того момента, пока кризис социально-экономической и поли-
тической систем капитализма не «выведет» многонациональную массу
трудящихся людей на улицы. Как это происходит, мы можем наблюдать
в наше время.
В условиях нерешенности острых социальных проблем принятие но-
вых ценностей («гражданин мира»!) для многих оказывается затруднен-
ным или невозможным. В то же время политика космополитизма ведет
к отрицанию патриотизма, к подавлению одной из важных для человека
опор в жизни. Желание людей сохранить, в качестве такой опоры, свою
национальную идентичность неизбежно оборачивается усилением на-
ционализма в их среде. Космополитизм открыто противостоит нацио-
нализму как враждебной системе ценностей и политике. Противостоит
он интернационализму как идеологии и политике, связанной с соци-
альной борьбой трудящихся и мешающей сохранению над ними мо-
рально-психологического и идейного контроля, а также управлению их
поведением.
Что касается войн между народами, то космополитизм им не меша-
ет. ХХ век был наполнен такими войнами, в развязывании и ведении
которых космополиты играли активную роль. Ответственность и за
Первую, и за Вторую мировые войны лежит и на них. Свидетельств
тому много. Вот одно из авторитетных и ярких. В дневниках военно-
го министра США Форрестола (опубликованы в 1951 году) имеется
запись от 27 декабря 1945 года: «Сегодня играл в гольф с Джо Кеннеди (посол Рузвельта в Лондоне в предвоенные годы). Я расспра-
шивал Кеннеди о его беседах с Рузвельтом и Чемберленом в 1938 г.
Он сказал об этом следующее. Положение Чемберлена в 1938 г. было
таково, что Англия не имела ничего для того, чтобы отважиться на
войну с Гитлером. Точка зрения Кеннеди: Гитлер поборол бы Россию,
не вступая позже в конфликт с Англией, если бы Буллит (тогда — по-
сол в Париже) вновь и вновь не внушал президенту, что немцев сле-
дует проучить в истории с Польшей. Ни французы, ни британцы не
сделали бы Польшу причиной для войны, не будь это постоянным
стремлением Вашингтона». Очень интересно следующее признание
Кеннеди: «Летом 1939 г. президент непрерывно предлагал мне подло-
жить горящих углей под зад Чемберлену», а также его свидетель ство
о том, что Чемберлен был убежден, что именно «Америка и мировое
еврейство затянули Англию в войну».
В условиях современной глобализации космополитизм оказывает-
ся, по сути дела, вариацией на тему социального шовинизма сформи-
ровавшегося интернационального класса господ, противостоящего
всей остальной массе человечества. Он, как ширма, прикрывает своего
рода новый «социальный национализм» экономически и политически
господствующего в современном мире класса, в восприятии которого
люди — это они сами и иже с ними. Все остальные, именуемые ими
«электорат», «маргиналы», «быдло» и т. д. (иначе говоря «недочелове-
ки», «унтерменшен»), — не более чем «живой инструмент», потребный
лишь для их обслуживания, то есть фактически воспринимаются ими
как рабы.
И здесь проявляется то, что тщательно прячется, — космополитизм
является своего рода оборотной стороной фашизма. Всячески выпя-
чиваемый «антинацизм» («антифашизм») космополитов в области
межнациональных отношений, отрицающий национал-социализм,
оборачивается социал-национализмом (социал-фашизмом) в обла-
сти социальных отношений. И это не случайно. Между ними есть как
то, что их радикально разводит (национальный аспект проблемы),
так и то, что их роднит (социальный аспект ее). У фашистов деле-
ние народов на народы-господ и народы-рабов дополняется соот-
ветствующим социальным разделением собственного народа. То же
и у космополитов — социальное деление на самочинную, самозва-
ную и самоотпускающую себе свои «грехи» «элиту» и всех остальных («электорат», «маргиналы» и т. д.) дополняется делением всего мира
на «золотой миллиард» и всех остальных, призванных обеспечивать
благоденствие немногочисленной «элиты» этого миллиарда. Не уди-
вительно, что проклинаемый космополитами фашизм (национал-
социализм) «вдруг» оборачивается в их конструкциях весьма «сим-
патичным» социал-национализмом. Это не парадокс. Известно, что
«противоположности сходятся»!
Фашизм и космополитизм в сфере национальных отношений разво-
дит оценка национального фактора в жизни общества (соответственно,
абсолютизация или игнорирование его), а в сфере социальных отноше-
ний их сближает социальная демагогия, призванная снять угрозу бур-
жуазному обществу со стороны естественного стремления массы людей
к большей социальной справедливости. Можно сказать, что в известном
смысле космополитизм — это зеркальное отражение фашизма, при ко-
тором «национальная» и «социальная» проблематика меняются местами
(терминологически это выглядит так: «национал-социализм» и «социал-
нацизм»). Фашизм и космополитизм как бы «кольцуются», обрекая по-
иск решения социального и национального вопросов на движение по
кругу: фашизм возникает и усиливается как реакция на неспособность
космополитизма решить комплекс социальных и национальных проб-
лем, а космополитизм — как реакции на неспособность фашизма ре-
шить эти проблемы. Только выход из этого порочного круга позволяет
надеяться на решение всего комплекса стоящих ныне перед обществом
социальных и национальных проблем.
Космополитизм может обеспечить смягчение межнациональных от-
ношений и становление межсоциального партнерства. Но лишь в ус-
ловиях динамичного развития капиталистической системы. Однако
глобализация, как показывает исторический опыт и современное состо-
яние этой системы, не устраняет экономические кризисы (прославляе-
мые в межкризисный период как могучие «моторы» развития, а в период
кризиса проклинаемые как смертельно опасная угроза для него). Наобо-
рот, она делает их все более масштабными, сложными и подготавлива-
ет исчерпание возможностей для их преодоления. Постоянно обостряя
социальные и национальные проблемы, эти кризисы подпитывают и
усиливают социалистические и националистические настроения в мас-
се населения. Попытка «снять» эти проблемы по рецептам космополи-
тизма, формально-бюрократически переведя их из разряда социальных
в разряд правовых, означает их игнорирование. Таким образом, глоба-
лизация, которую со своей стороны должен в идеологическом и поли-
тическом отношениях обеспечить космополитизм, постоянно ломает
все достигнутое им как в области межнациональных отношений, так и в
области межсоциального партнерства. Результат этой политики в долго-
срочной перспективе достаточно точно передается всем хорошо извест-
ными словами — «Сизифов труд»!
Национальный вопрос, взятый сам по себе, нельзя ни понять, ни ре-
шать в отрыве от других проблем жизни человека и общества — прежде всего от социальных и политических — хотя бы потому, что жизнь
человеческого общества являет собой их диалектическое сочетание.
Поэтому он может быть правильно понят только в комплексе с ними.
И снят с повестки дня развития общества он будет только в комплексе
с вопросом социально-экономического существования основной мас-
сы всех этносов, народов и наций в интересах абсолютного большин-
ства их и на основе принципа социальной справедливости. Значит, их
решение зависит от политических установок власти и целей, к кото-
рым она стремится. Поэтому думать, что космополитизм поможет рос-
сийской власти решить национальный вопрос, не приходится. Сколь-
ко ни говори «россияне», проблему межнациональных отношений,
помноженную на проблему социального противостояния в обществе,
не решить. А значит, неизбежен будет рост протестных настроений и
движений — прежде всего тех, которые в той или иной комбинации
выдвигают на первый план социальный и национальный вопросы,
прежде всего фашистских и коммунистических — как наиболее ради-
кальных среди них.
Фашизм представляет собой национально ориентированное проявле-
ние движения, стремящегося поставить крупный капитал под достаточ-
но жесткий контроль государства (вариации на тему «государственного
капитализма»). Однако он оказывается в принципе не способным снять
национальные проблемы не только потому, что нацелен на обострение
межнациональной борьбы за «место под солнцем» (перспектива войны
против всех), но и потому, что в области социальной, как было пока-
зано выше, принципиально не ставит задачи обеспечения социальных
равенства и справедливости в обществе.
Тем не менее следует ожидать попыток космополитической бур-
жуазии использовать фашизм против более грозного и радикально
настроенного врага буржуазного мира — коммунистического движе-
ния. В этом отношении показательно следующее признание сенатора
Тафта (США), сделанное им 25 июня 1941 года: «победа в мире комму-
низма будет куда более опасна для Соединенных Штатов, чем победа
фашизма», «для Соединенных Штатов это большая опасность, так как
это [коммунизм] ложная философия, прельщающая многих. Фашизм
же — ложная философия, прельщающая некоторых». Однако попыт-
ки космополитической буржуазии поэксплуатировать фашизм ущер-
бны, поскольку он может быть полезен для этого только тогда, когда
оказывается достаточно силен. Но, набрав силу, фашизм, как показы-
вает опыт Германии, становится неподконтрольным, неуправляемым,
начинает «вести свою игру», руководствуясь собственными интересами и претензиями на переустройство мира в соответствии со своими
представлениями о справедливом решении комплекса национальных
и социальных вопросов.
Поскольку межнациональные отношения зависят не столько от наци-
ональных особенностей, сколько от характера социально-экономиче-
ского строя и политических систем, в которых живут народы, то реше-
ние возникающих здесь проблем они неизбежно будут искать и в сфере
интернационализма, который предполагает более оптимальное, чем
предлагают национализм или космополитизм, сочетание методов ре-
шения национальных (очень осторожных, уважительных к националь-
ному чувству) и социальных (весьма радикальных, но соответствующих
коренным интересам народов) проблем.
Если высшей целью политики является обеспечение основной мас-
се любого народа возможности не только трудиться, но и участвовать в
распоряжении богатствами своей страны как условий нормальной и до-
стойной жизни, а также мира внутри народов и между ними, то для этого
придется сначала изменять социально-экономический строй. Сделать
это велением «сверху», как показывает исторический опыт, невозможно.
Этот результат достигается только борьбой массы населения за социаль-
но-экономическое переустройство общества на принципах социализма,
в ходе которой интернационализм оказывается востребован и начинает
развиваться, преодолевая наиболее тяжелые проблемы межнациональ-
ных отношений (предубеждение, недоверие, противостояние, борьба)
и создавая почву для развития отношений дружбы и сотрудничества.
Сегодня мы видим, что в массовых социальных по характеру, интерна-
циональных по своему составу выступлениях трудящихся, объективно
направленных против капитализма, преодолевается не только национа-
лизм, но и космополитизм, получает стимул для развития интернацио-
нализм.
Необходимо, однако, помнить, что интернационализм совсем не так
прост, как часто его представляют. Отношения, рожденные в ситуации
социальной борьбы и призванные обеспечить победу в ней, не могут
не быть внутренне сложными, диалектически противоречивыми. Это
связано с необходимостью гармонизации национальных и социальных
проблем, нахождением динамического компромисса между ними в про-
цессе их решения, а также с остротой борьбы, в которой победа одной из
сторон означает поражение другой. Интернационализм, если так можно
сказать, весьма требователен как к тем, кто берется его использовать, так
и к тем, кому он в принципе может быть полезен.
В известном лозунге «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» была
сформулирована не только программа в области межнациональных
отношений («соединяйтесь»), но и определены стимулы его развития,
а также его целевая установка, состоящая в создании условий социаль-
но-экономического переустройства общества, успех которого, в свою
очередь, создает предпосылки для решения национального вопроса в
новых исторических условиях. Таким образом, этот лозунг определенно указывал на подчиненное значение национального вопроса социаль-
ному в деле социально-экономического и политического преобразова-
ния общества. Едва ли не наиболее ярко эта установка была выражена
И. В. Сталиным во время дискуссии на XII съезде РКП(б) по вопросу об
образовании СССР. Поставив вопрос о связи и соподчиненности наци-
онального и социального вопросов в социалистической революции,
он сказал: «…в национальном вопросе есть свои пределы. Это важный
вопрос. Но есть другой вопрос, более важный, и вопрос [этот] о власти
рабочего класса… вопрос национальный есть подчиненный вопрос в от-
ношении к вопросу рабочему».
Есть и другая грань у этой проблемы. Интернационализм, как и друж-
ба, сотрудничество, предполагает обоюдное стремление к поддержанию
данных отношений. На соответствующие отношения могут рассчиты-
вать лишь те национальные и социальные силы, которые сами пыта-
ются решить свои социальные и национальные проблемы с позиций
интернационализма и не препятствуют такому решению их другими.
Те, кто отказывается от соблюдения принципа интернационализма в от-
ношении других народов, не могут рассчитывать на применение к ним
этих принципов.
В ходе Гражданской войны в России на фронтах, в бою социально-
политический момент безусловно доминировал над национально-по-
литическим: идентичные по национальному составу армии «белых» и
«красных» противостояли друг другу. Этот подход в период Великой Оте-
чественной войны фактически распространялся на всех предателей и
пособников фашистских захватчиков. Так было в области внутренней
политики. Так же решался вопрос о применении принципа интернаци-
онализма в области межгосударственных отношений.
Известно, когда в ходе Великой Отечественной войны стало окон-
чательно ясно, что из себя представляет в политическом, идеологи-
ческом и морально-психологическом отношении вооруженные силы
фашистской Германии, И. В. Сталин в выступлении на торжественном
заседании Московского Совета депутатов трудящихся с партийными и
общественными организациями города Москвы 6 ноября 1941 года дал
соответствующую политическую установку: «Немецкие захватчики хо-
тят иметь истребительную войну с народами СССР. Что же, если немцы
(а не только фашисты!!! — В. С.) хотят иметь истребительную войну,
они ее получат. Отныне наша задача, задача народов СССР, задача
бойцов, командиров и политработников нашей армии и нашего фло-
та будет состоять в том, чтобы истребить всех немцев до единого,
пробравшихся на территорию нашей Родины в качестве оккупан-
тов… Смерть немецким оккупантам! (выделено мной. — В. С.)». Речь,
конечно, не идет об истреблении немецкого народа. Это видно из фор-
мулировки этой задачи. Данная установка не отменяла принципа интернациональной солидарности в отношении немецкого пролетариата. Но
в отношении тех немецких рабочих (и крестьян), которые принимали
непосредственное участие в агрессивной войне против СССР и в истреб-
лении советских народов, он уже не действовал. В бою не спрашивают
у врага, намеревающегося тебя убить, его социальное происхождение и
положение, политические настроения и взгляды.
Итак, национальный вопрос в чистом виде не существует, являясь от-
ражением лишь одной из сторон жизни и деятельности человека и об-
щества, он неразрывно связан с другими ее сторонами. Прежде всего
с социально-экономической и политической. Решение всех этих про-
блем требует системного подхода к решению насущных проблем во
всех основных сферах жизни современного общества.

http://svom.info/entry/524-istoricheskij-opyt-resheniya-nacionalnogo-voprosa-/
2 Апреля 2015
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-КультурМультур

Архив материалов