Когда мы были казаками

В поиске материалов о казаках Анапы  в интернете набрел на текст  (см. ниже) и задумался  о целях размещения такой информации и смысле в ней содержащимся. Надо понимать, что речь идет о каком-то смотре реестрового казачества РФ? Но читателю мало о чем говорит такое сообщение.

"Анапские казаки – лучшие в России.28 Мая 2011 На очередном планерном совещании в администрации атаман Таманского отдела А. Безуглый сообщил, что Анапское казачье общество признано лучшим в Таманском отделе, который в свою очередь лучший в Кубанском казачьем войске, официально признанным лучшим в России. То есть получается, что анапские казаки - самые лучшие в России! Любо, казаки!"

В любой теме я склонен видеть проблему, чтобы предмет рассмотрения проявился всеми, а не только парадными сторонами. Тема казачества не является исключением. Анапского казачества не знаю, но с одиночным представителем местного казачьего братства познакомился, когда  12 августа прошлого года около часу ночи в машине с разбитым по дороге из Ростова стеклом и четырьмя миллионами рублей в сумке (квартира у моря) я оказался на пляже Джемете, "охраняемом казаками". О таком мне сказал

Артур, буквально преследовавший  мою машину с московскими номерами на Пионерском проспекте, чтобы "заселить" очередных отдыхашек. Артур и его спутники сопроводили к месту, где Виктор - казак в камуфляже показал место парковки рядом со своей "шестеркой". Не знаю, поверил ли он, что в салоне "полно денег", когда не стал закрывать авто с разбитым стеком со стороны водителя пошел к ночному морю.

Так сбылось  - "казак казака видит издалека".

Но вернусь к проблеме. Пока не казачества Анапы, а казачества как такового. На днях отправил статью с сборник ежегодной международной конференции а Армавире, с организатором которой  д.п.н. Лукашем Сергеем Николаевичем (знаю, если не им лично, то по его методическим рекомендациям организованы "казачьи классы" на Кубани). Мы дружны лет 20, а началось с темы казачества периода его возрождения и надежд с этим процессом связанных.

Свой доклад на конференции в этом году я назвал  "Когда мы были казаками" и написал следующее:                      

Аллюзия в названии доклада вызвана некоторым смущением автора перед необходимостью выразить свою причастность к славному историческому образу моих предков, переживания недостаточного ему соответствия, а то и вовсе – потери этого образа в своей повседневной жизни. Признаюсь, лишь отдельные эпизоды моей профессиональной и  человеческой судьбы можно назвать: «Тропою крови по воле Рода».Об одном из последних  я скажу несколько слов, а второй предложу в виде экспликации текста.   

Несколько лет, начиная с 2008 года, мне довелось работать в «Российском конгрессе народов Кавказа». Это Общероссийское общественное Движение с головным офисом в Москве было создано волей господина Суркова В.Ю. из Администрации Президента в качестве попытки организации и управления «кавказским регионом» России, который в последние годы выходит далеко за границы Северного Кавказа. Объяснить свое случайное появление (единственного русского) в организации и работу в роли Руководителя Департамента стратегического развития ООД РКНК могу только через вмешательство Провидения.

Взаимоотношения с ключевыми фигурами складывались практически по исторической схеме «дружбы-вражды», почти боевого соревнования за влияние и куначества. Кавказцы видели во мне казака отчетливее, чем я в зеркало. «Кавказец – свой». Парадоксально, что эта межэтническая комплементарность сложилась во время Кавказской войны 19 века и существует поныне. Замечу, что российская власть и казачьи структуры недостаточно используют данный ресурс в урегулировании «кавказской проблемы».

- Анатолий Иванович, ну, ты – волчара, ты как мы – говорил мне Шамиль Османов (Правовой департамент РКНК).

- Лисий хвост, волчья пасть – отвечал я казачьей поговоркой.

Покидал я организацию в горячей фазе сотрудничества, когда позиция «развития» подвела организацию к выбору: смириться с культуртрегерством «этого русского» или сохранить  свое «кавказское лицо». Я предпочел не  разрушать организацию, дезертировав с гуманитарной  «кавказской войны» с намерением описать историю нашего взаимодействия в большом тексте «Паду ли я на той кавказской?».

На самом деле, я с благодарностью вспоминаю многих кавказцев, лидера движения – чеченца Паскачева  Алсламбека Боклуевича, избранного в прошлом году членом Общественной Палаты.

Надеюсь, что и кавказские коллеги также  вспоминают  о хорошем. Я был искренним, когда писал, к примеру: «После того, как российская власть 90-х дезертировала из собственного проекта, разорвав на окровавленные куски советскую империю, народы современной (если угодно, обновленной) России вынуждены создавать новые основания «совместничества». Понятие «совместничество» часто используется в сегодняшнем историческом кавказоведении как отражение главного консолидирующего смысла «российскости» (В.В. Виноградов). 

Стяжание кавказско – русской идентичности кавказцами в новых условиях – на фоне последних войн и продолжающихся КТО происходит болезненно и конфликтно, впрочем, как и восстановление восприятия Кавказа «не чужим» – многими русскими людьми. Это реальность, с которой надо не просто считаться, а усиленно разрабатывать взаимоприемлемые модели кавказско-русской и русско – кавказской идентичностей. Безусловно, в этой точке мне надо ответить на возможный вопрос о естественности исторического процесса, в котором все установится постепенно и (как бы) само собой. Но история – процесс «искусственно – естественный», и многое, текущее в настоящем «само собой», когда-то было спровоцировано, внедрено в историю искусственными событиями: волевым жестом властного лица или подвигом рядового человека, вмиг совершения значимого поступка ставшего исторической фигурой. 

В этом смысле разработку новых оснований «совместничества» Кавказа и России, модели русско – кавказской идентичности можно считать искусственным, волевым действием и даже поприщем для индивидуального подвига или будней, если понимать «бу-дни» вслед за Гегелем в качестве повседневной подготовки будущих дней, Будущего. 

Нам всем (и русским, и кавказцам) необходимо переломить тупую и пагубную массовую установку - «кто кого?», придав неизбежным между нами противоречиям продуктивное, я бы сказал, высокое духовное измерение. Такое измерение подсказывают нам Пушкин и Толстой, Расул Гамзатов. А «толковый словарь великорусского языка» так разъясняет совместничество: «совместник, - ница, соперник, соревнователь, состязатель, соискатель» и даже «противник, спорящий с кем – либо за обладание чем, или для достижения чего, оспаривающий первенство, добивающийся одного и того же, что и другой».   

То есть, в индивидуальной жизни самоидентификация оформляется, если рядом Другой – свой, как на ночном пляже Джемете. Или соперник-друг, как в истории с кавказцами. В одном и другом случае может наступить чувство ложного успокоения, процесс восстановления и развития казака в себе остановится.

Так я думаю, пытаясь найти «идею казачества» и возможность её не современного воплощения не в форме, а в духе.

Соответствующую объявленной цели  формулировку «идеи казачества» в размышлениях другого моего друга – народного художника, проф. МГХАИ им. Сурикова, почитаемого в казачьей среде - казачьего художника и историка Гавриляченко Сергея Александровича.

Реальное казачество, по крайней мере, с середины XVI в., фиксируется в устойчивых народно-мифологизированных формах, отражающих реальные взаимоотношения с государством. Необходимо хотя бы кратко выделить ряд «неизбывностей», с разной степенью проявляющихся и в современном казачьем векторе российской социальной динамики:

1. Казачество явление «пограничное», зарождается на стыке культурно-исторических, конфессиональных миров, утрачивает свое первичное значение, будучи инкорпорированным в государственное устройство и периодически самозарождается (самовозрождается) с возникновением пограничных разломов (события в Приднестровье, на Кавказе).

2. Врожденная дуальность казачества, периодически колеблющего и воссоздающего государство.

3. Ощущение выделенности казачества из государственного устройства. Сохранение сущностной памяти о «служении без холопства», «с травы и воды», о посольских взаимоотношениях даже в периоды полного «верно монархического» служения, периодически реинкарнирует своеобразный казачий сепаратизм, ясно проявляющийся во все периоды мятежных, революционных потрясений.

4. Одновременно с врожденным сепаратизмом, не менее сущностна идеология-память верного «православно-монархического служения».

5. Генетическая предрасположенность к воинскому служению, без которого утрачивается суть казачества. Народная культура парадоксально цельно вбирает и отражает все казачьи сущности в отличие от периодических идеологических фольклоризаций:

а) В имперский период русской истории искусно вычленялась и разрабатывалась «православно-государственно-монархическая» составляющая казачьей культуры.

б) В довоенный советский период акцент переносился на «бунташную», протестную, антиклерикальную составляющую.

в) В предчувствии неизбежности мировых военных столкновений особое внимание уделялось эпической героизации.

г) В послевоенный период одним из основных победных образов силы и энергии становятся «казаки в Берлине», легендарно-агитационные «Кубанские казаки».  

Попадая под такое «абсолютное измерение», современные  казачьи организации любого типа выглядят, скажу так, несовершенными. Не в смысле оценки, а в порядке признания необходимости постоянных усилий в направлении самокритичности и проектности, которые необходимы для возрождения именно «в духе»!

Чаще получается что-то вроде  радио "Казак FM"   - придурковато-приблатнённое.    

 

На этом я прерву  размышления.     Кузнецов Анатолий.

13 Марта 2012
Поделиться:

Комментарии

кубаноид , 13 Марта 2012
За казаков спасибо!! Што тему эту подняли. Про Дух тоже верно! Казакам сейчас нужен пир духа!!!
Дмитрий Серый , 18 Марта 2012
Конечно о казаках нужно говорить, во-первых по тому, что наше Казачество, за последние годы оценивалось по разному и не всегда положительно. Хочется возрождения настоящей казачьей СИЛЫ! Очень хочется. С уважением, Дмитрий.
Казачка , 20 Марта 2012
Уважаемый Дмитрий, а как вы оцениваете казачество? Положительно?Что именно вам кажется положительным за последние 20 лет "возрождённого" казачества? О какой силе вы говорите? Для чего она нужна? Буду Вам благодарно, если ответите мне.
Дмитрий Серый , 20 Марта 2012
К сожалению, у меня нет однозначной оценки, но если вам так интересно, с удовольствием выскажу свое мнение на этот счет. Во-первых, в возрождении казачества я вижу прежде всего пробуждение нашей Кубанской культуры, а также дань нашей Великой истории, истории России и Кубани. Во-вторых, казак — это дисциплина и воспитание, к тому же, это еще и красиво. И наконец, казачество — это еще и сила! Но вот тут, как раз и вопрос... А есть ли сила? Выражу свое мнение, но мне кажется, что пока она какая-то неубедительная, а хотелось бы! Должны быть, не только песни хором и крики Любо! Но еще и сила, которую боятся и уважают. Скажу стихами: чтоб уважали Славяне и чтобы боялись Армяне! Вот такое коренное Анапское мнение (без обид).
Офицер , 8 Июня 2012
Господин редактор! У Вас в заголовках написано PRO-все, но почему-то нет PRO-национальные отношения в Анапе, вернее PRO-уничтожение этих отношений с помощью перераспределения муниципальной собственности в интересах одной национальной диаспоры? Не кажется-ли Ваи ,что приведет к всплеску национализма,направленного, в том числе,вернее в первую очередь, на русских?
Именно этим отношениям уделено достаточно большое внимание. Смотрите топовые статьи.
Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-КультурМультур

Архив материалов