«Там у кого ствол длиннее, тот и закон»

Чем занимаются ополченцы на юго-востоке Украины. Интервью-покаяние

 

 

 

 

Многие участники ополчения на Юго-Востоке Украины, приехав из России, увидели совсем не то, что надеялись. Мародерство, торговля оружием, людьми, оборот наркотиков – свидетелем всего этого стал бывший спецназовец, 31-летний екатеринбуржец Максим Видецких. С сентября он воевал в ЛНР в составе батальона «Хулиганы». Теперь, вернувшись, дал интервью Znak.com, назвав поименно тех, для кого война стала бизнесом. Правда, свои откровенный рассказ он начал с вопроса, который едва не поставил меня в тупик:

 

— Игорь, у тебя есть какие-то связи, чтобы мне организовать защиту? Они могут меня поставить на «минус».

 

— Максим, что значит «минус»?

 

— В прямом смысле – шлеп, и нет человека. Я знаю, сколько там людей проворовалось.

 

 

— Давай по порядку, как ты вообще попал в ополчение ЛНР?

 

— Мы уезжали туда от подразделения КПРФ с Радищева (свердловский обком КПРФ до недавнего времени действительно размещался в Екатеринбурге по улице Радищева, 28, – прим. ред.). Сначала списывались «ВКонтакте» с местными – фонд НОД (Национально-освободительное движение, – прим. ред.) есть такой, «Антимайдан». Они нас кинули. Когда мы уезжали туда, они обещали, что хотя бы компенсация по зарплате будет. Когда я уезжал, у меня было 45 тыс. рублей в месяц.

 

— Ты кем работал?

 

— Инженер по эксплуатации в торговой сети «Верный». Это московская фирма, я неплохо работал и неплохо зарабатывал.

 

 

— Что тебя вообще дернуло в Луганск ехать? Насколько я понимаю, у тебя была стабильная работа, жена, ребенок?

 

— Высшее образование – радиофак УПИ, с золотой медалью школу закончил, 53-ю на Компрессорном, неплохая квартира еще… Да, блин, у меня друга там убило, и я поехал возвращать должок. Пацаны меня тоже тут с панталыку сбили, сказали, что базаров нет, компенсацию выплатим. Но я честно тебе скажу, ни хера нам не выплатили! Обещали-то 2,5 тыс. баксов в месяц за работу, а заплатили нам… Ничего не заплатили! Мы даже выбирались оттуда с такими приключениями – Женька «Механик» (Евгений Лактионов из Староуткинска, – прим. ред.) вынужден был свою «снайперку» продать.

 

— В НОДе с кем конкретно общались?

 

— Семен Юрасов. Это активист «Антимайдана», он плотно работает с Еленой Кукушкиной. Кукушкина – это депутат от КПРФ. Они нас туда собирали, а потом все открестились и послали просто.

 

 

— Как именно ты с ними списывался, что писал? Я такой-то, хочу туда-то, делать то-то?

 

— Да, я такой-то, хочу поехать, у меня есть идейные убеждения, хочу поквитаться. Юрасов назначил мне встречу в штабе КПРФ на Радищева.

 

— Один на один встречались?

 

— Нет, два на один. Зайцев Андрюха, позывной «Заяц», еще был. Мы туда приехали и нас вербанули. Там был еще один человек, но его не хочу афишировать, его уже обещали «минуснуть». Вот это лицо тебе знакомо (показывает фото). Это Серега, он давал несколько репортажей для Е1. Он со слуховым аппаратом, мой друг и мой командир по минометному расчету. Мы там немножко покусались по поводу принципов войны, я ушел брать 32-й блокпост (около поселка Смелый в полусотне километров от Луганска, – прим.  ред.), а они там остались.

 

 

— Вам пообещали компенсацию…

 

— Приехали в Луганск, попросили там подтверждения договоренностей. Но проблема в том, что мы заходили в «темную» через «Северные ворота». И получается, что какие там у нас документы были? У меня все документы – справка из Луганской больницы, что ранение получил.

 

— Ладно, зашли туда, дальше что?

 

— Зашли, начали станицу Луганскую долбить в составе минометного расчёта. Это недалеко от города Луганска.

 

 

— У тебя опыт участия в боевых действиях до этого был?

 

— Служил в спецназе погранвойск, воевал в Абхазии – командир боевой машины. В общем, не пальцем я деланный.

 

— Вас распределяли по подразделениям в соответствии с военно-учетной специальностью что ли?

 

— Нет, кто что умеет, тот то и делает. Была напряженка с артиллерией, создали из нас взвод минометчиков. И все, мы отдолбали станицу Луганскую всю. Потом забрали блокпост, который у памятника святому Игорю. А потом я с пацанами поругался, они все за окопную войну были…

 

 

— Что значит «окопную»?

 

— Выехал, пострелял и обратно скрылся. И я ушел к «Донбассу», а «Донбасс» меня к «Хулигану» отправил, я в развед-диверсионной группе служил с «Механом» вместе, это мы 32-й блокпост брали.

 

— Он нам рассказывал об этом. Ты говорил о том, что там люди проворовались.

 

— У нас не было ни своего оружия, ни своих машин – это все отжималось у местного населения.

 

 

— Вам ничего не выдавали?

 

— Все было трофейное, своего ничего не было. Мы даже питались с колонн гуманитарных, что захватывали, то и кушали. Оружие, базаров нет, нам дали по автомату – и все. Потом у меня уже спецзаточенный «Калаш» с тактическими обвесами появился. Даже техника, которая была, мы ее отжали в станице Луганской. То, что там россияне помогают, все ложь. «Укропов» там нормально щипают: наркотики, там, и еда, и вещи. Они, по сути, снабжают ополченцев. На этом ребята делают очень неплохие деньги. Есть такой человек Марат, и есть такой человек Юрий Равинский (фамилию говорит не разборчиво), есть такой человек Денис, есть «Комбат». Эти люди отжимали тачки пачками и брали ни хрена не российского производства машины – немцев, в основном: «бэхи», «мэрсы», японцев там мало совсем. Наш командир «Хулиган» ездил по Луганску на BMW X6, на который номер повесил – «Хулиган». Такая херня вот.

 

— Как это все происходило?

 

— Все очень просто. Люди приезжали, заходили в дома, видели хорошую машину и забирали ее себе.

 

 

— Откуда ваши «отцы-командиры» знали, у кого есть стоящие машины?

 

— Местные сами же сдают и получают за это деньги. Конкретно за хорошую «бэху» около 500 долларов платят.

 

— Как мирные жители на это реагируют?

 

— Плохо.

 

— Я бы за топор взялся.

 

— Представляешь, когда приезжает автобус, а в нем 8-10 вооруженных людей? Сам понимаешь, особо не рыпаешься.

 

 

— Погоди, есть же в конце концов власти ЛНР, они что – бездействуют?

 

— Я тебе так скажу, там у кого ствол длиннее, тот и закон. Там бардак полный, ты себе этого даже не представляешь. У нас даже ребят-ополченцев, которые пошли просто по городу погулять, их приняли в комендатуру, и потом мы их оттуда с простреленными ногами и руками забрали.

 

— За что их?

 

— Один орет, что я круче, другой орет что он – у него на два сантиметра ствол длиннее. Достают – и началось. Ни фига наши не дебоширили! Тебя могут просто с банкой пива на улице принять и к стенке поставить, базаров нет. Потом и дороги к твоей могилке никто не найдет. Бардак там жуткий, столько хороших парней там покалечилось не за хрен собачий.

 

 

— Куда машины потом идут?

 

— В Россию.

 

— Как их через границу проводят?

 

— Через тот же северный блокпост. Его ополченцы контролируют, он такой прозрачный в обе стороны. Машины колоннами туда шли.

 

— За то, чтобы машины перегнать, на блокпосту тоже деньги платили?

 

 

— Не готов сказать.

 

— Как их легализовали?

 

— Не смеши, разве это проблема?

 

— Командирам вашим зачем это все?

 

— Они этим зарабатывают. Для кого война, а для кого бизнес.

 

— «Хулиган» ваш, он сам этим занимался или у него бригада была своя для таких дел?

 

 

— Только руководство.

 

— А восемь-десять человек, которые с ним ездили?

 

— Это обычные бойцы.

 

— И как это им объясняли – ребята, едем грабить?

 

— Преподносилось все как борьба с пособниками укропов, поиск координаторов, наводчиков. Поехали, говорят, координатора будем щемить. 10 человек в «бусик» (автобус, – прим. ред.) прыгает и едут, а сразу после этого на базе 2-3 новые иномарки появляются.

 

— Сколько таких операций было?

 

— Суммарно «Хулиган» поднял 1,5-2 млн долларов. Плюс-минус такая цифра.

 

 

— Это только на машинах?

 

— Он другим не занимался, оружие, как другие, не возил. Это статья немножко другая. И проблематично.

 

— А другие возили?

 

— Не знаю. У нас снайпер «Пресли» из Новоуральска, погиб он, у него, наверное, половина огорода стволов закопано. Человек охоту любил.

 

— «Хулиган» ваш по-прежнему на X6 по Луганску ездит?

 

— «Хулиган» уже не ездит, он в Ростове гасится. Его ребята из руководства Луганской народной республики вне закона поставили и сказали, что «минусуют». И он скрылся.

 

 

— «Хулигана» почему вне закона объявили?

 

— За машины. Ни фига себе, командир обычного подразделения ездит на BMW X6, имеет два неплохих дома – один в Краснодарском крае где-то, другой здесь, в Свердловской области.

 

— Он свердловчанин?

 

— Говорят, с Урала откуда-то.

 

— Зовут-то его как?

 

— Денис.

 

 

— А фамилия?

 

— Я знаю только имя и позывной. Он наш командир и в общем-то неплохо воевал. Он хоть и мародер, но как мужик неплохой.

 

— Зачем тогда этот неплохой мужик отжимал имущество у населения?

 

— На жизнь этим зарабатывал.

 

— Он всегда себе так зарабатывает или приехал в Луганск и там распустился?

 

 

— Сложно сказать, я не знаю, как он до Луганска жил. А когда туда приехал, да, он хвост там распустил. Очень неплохо проворовался.

 

— Раз «Хулиган» ваш скрывается в Ростове, получается, что власти ЛНР все-таки пытаются присматривать за порядком?

 

— Он просто с ними не поделился. Они, когда узнали, сколько он заработал на этой фигне, сразу ополчились. Ему бы отойти да дать денежку, чтобы они успокоились. Он пожадничал, и его поставили вне закона.

 

— Это что, всем известно там: к кому подойти, сколько дать?

 

— Конечно, известно. К главе ЛНР (сейчас это Игорь Плотницкий, – прим. ред.).

 

— Прямо лично к нему?

 

— Есть там один человек, который как его тень. Позывной у него «Бэтман», это командир Луганской комендатуры. К нему надо подойти и обо всем можно договорится.

 

 

— Понятно.

 

ПОЛНОСТЬЮ - http://znak.com/moscow/articles/25-12-20-02/103404.html

 

25 Декабря 2014
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-КультурМультур

Архив материалов