Сами мы из Чечни

Фото: Алексей Ничукин / РИА Новости

Фото: Алексей Ничукин / РИА Новости

Подробнееhttp://rusplt.ru/society/sami-myi-iz-chechni-12241.html

Антон ПлатовВиктория Кузьменко

Белоруссия стала перевалочной базой для чеченцев, бегущих на Запад от политики Рамзана Кадырова

 

Со времен первой чеченской войны многие чеченцы старались укрыться в Белоруссии, а после второй чеченской кампании жители Северного Кавказа используют союзную страну для того, чтобы через нее перебраться в государства Евросоюза. При этом многие чеченцы оседают в Белоруссии и даже создали там собственную инфраструктуру по переправке на Запад как соотечественников, так и беженцев из других проблемных стран. Жители Чечни, по признаниям самих беженцев, бегут из республики от режима Рамзана Кадырова, якобы не жалующего представителей некоторых тейпов.

В мае прошлого года в новостных лентах белорусских информагентств появилась забавная новость о том, как жители Чечни пытались легально попасть в Евросоюз. На белорусско-литовской границе в пункте пропуска «Гудогай-1» при оформлении на выезд поезда «Москва — Вильнюс» на перрон из состава вышли 22 гражданина России — семеро взрослых и 15 детей. Все — жители Чечни. Они, не сориентировавшись, приняли белорусского пограничника за литовского и прямо на перроне стали просить убежища в Литве. Поняв, что все еще остаются на территории Союзного государства и просить убежища здесь бесполезно, чеченцы решили продолжить путь в литовском направлении. Вечером пять чеченских семей сели на следующий поезд до Вильнюса. Уже через несколько часов из 22 человек 16 были возвращены литовской стороной обратно. Они даже не стали скрывать от белорусских пограничников, что теперь попытаются попасть в ЕС через Брест, то есть попросить статус беженца уже в Польше.

Это лишь одно из множества сообщений, подтверждающих не самый приятный для белорусских властей тезис: начиная примерно с 2000 года Белоруссия стала одним из основных каналов, по которым пытаются убежать из России на Запад чеченцы, а также дагестанцы, ингуши, нередко — татары. При этом чеченцев, выбравших Белоруссию в качестве транзитной страны, можно условно поделить на три группы.

Первая — это те, кто, подобно описанным выше беженцам, стараются «проскочить» белорусскую территорию как можно быстрее. Только они могут спутать белорусского пограничника с литовским.

Вторая группа — те, кто приезжает в Белоруссию и временно (от месяца до года) оседает в Минске, либо Гродно или Бресте — поближе к границе. Такие чеченцы не адаптируются, зачастую не устраиваются на работу и не регистрируются в госорганах. Как правило, они активно наводят контакты в среде местных соотечественников, ища таким образом более-менее надежные и отработанные способы для перемещения через Польшу в Чехию либо через Литву или Латвию — в Германию.

Наконец, третья группа — это те чеченцы, которые давно осели в Белоруссии, легализовались и формально имеют даже какую-то работу. Но реально большинство из них зарабатывают тем, что организуют транзит на Запад как для своих соотечественников, так и для любых других желающих, независимо от национальности.

За примерами далеко ходить не надо. Так, в июле этого года в Белоруссии был задержан гражданин России, житель Чечни, организовавший канал переправки нелегальных мигрантов в страны Европейского союза. Все началось с того, что 3 июля литовские пограничники задержали на своей территории шесть нелегальных мигрантов из Вьетнама, о чем проинформировали Сморгонскую пограничную группу. Разрабатывая эту информацию, сморгонские пограничники задержали вблизи границы чеченца, сообщалокрупнейшее белорусское негосударственное информагентство «БелаПАН». В ходе разбирательства было установлено, что мужчина переправил группу нелегалов в Литву, а затем вернулся обратно в Белоруссию для продолжения своей «работы» по переправке мигрантов.

Пограничный переход «Переров» между Белоруссией и Польшей. Фото: Егор Еремов / РИА Новости, архив

Пограничный переход «Переров» между Белоруссией и Польшей. Фото: Егор Еремов / РИА Новости, архив

Тут надо учитывать, что граждане Чеченской Республики в Белоруссии не могут считаться и, соответственно, стать политическими беженцами — даже если бы белорусские власти на это согласились. Благодаря союзному договору с Россией, ее граждане обладают теми же правами, что и граждане Белоруссии.

Последние полтора десятка лет чеченцы стабильно входят в число народов, представители которых ищут политическое убежище в Европе. По данным Европейского бюро поддержки беженцев, всего страны Евросоюза в 2013 году получили 435 760 ходатайств о предоставлении убежища — на 30% больше, чем в 2012-м. Количество беженцев из России с 2008 года оставалось относительно стабильным — около 20 тысяч ходатайств в год. Но в 2013-м количество бегущих из страны россиян резко выросло — до 41 485 ходатайств. И значительную часть из них составляют как раз чеченцы, стремящиеся попасть в Европу через Белоруссию. При этом большинство выходцев с Северного Кавказа стараются осесть в Польше и Германии.

Сегодня в странах ЕС проживают, по разным оценкам, от 200 до 250 тысяч чеченцев. В основном это беженцы, получившие убежище в Европе в девяностые годы. Наиболее многочисленные чеченские общины — в Германии, Польше, Чехии, Австрии, Дании, Норвегии и Бельгии. Но с каждым годом власти этих стран все менее охотно принимают у себя чеченцев. Так, в прошлом году в Польше смогли получить статус беженцев лишь 5% чеченцев, просивших убежища в этой стране.

Причина — сложности, возникающие у выходцев с Кавказа с интеграцией в европейское общество. Так, австрийские, бельгийские и норвежские СМИ часто пишут о хулиганских выходках кавказских эмигрантов. В той же Норвегии в октябре 2005 года сотрудники центра для беженцев в Нордбибратене восемь раз вызывали полицию из-за агрессивного поведения чеченцев. Дошло до того, сообщала «КП Беларусь» что беженцы из Чечни (всего 12 человек) потребовали от обитателей и персонала центра строгого соблюдения мусульманских традиций: все должны молиться Аллаху, пропускать чеченцев первыми, никто не должен носить шорты. Работники центра тогда даже боялись в одиночку ходить по его территории, так как имели место случаи нападения со стороны чеченцев.

Но вернемся в Белоруссию. В союзной стране нередко пытаются укрыться чеченцы, которых по той или иной причине разыскивают российские правоохранители. Так, в Бресте в марте 2011 года был задержан находившийся в международном розыске 24-летний чеченец Айнди Укушев. Белорусская сторона передала его России. По версии российских следователей, Укушев входил в состав преступной группы, которую возглавлял эмир Урус-Мартановского района Юнади Батаев, и выполнял различные поручения по обеспечению деятельности боевиков.

Примерно тогда же в Грозном к девяти годам лишения свободы за сбыт наркотиков и хранение огнестрельного оружия приговорили Ису Апаева. До своей посадки на родине он отбыл шестилетний срок в Белоруссии — был осужден Октябрьским районным судом Минска за сбыт и хранение наркотических средств в крупном размере.

Летом 2011 года в Грозном судили Мовлды Магамадова, который организовал для граждан Афганистана незаконный транзитный проезд через территорию России в белорусский Гродно, откуда пытался переправить афганцев в Литву. Но афганцев задержали пограничники, а чеченец без проблем вернулся домой и в итоге даже остался на свободе, отделавшись штрафом в 40 тысяч рублей. А в феврале 2012-го в Бобруйске сотрудники милиции задержали четырех уроженцев Чечни, путешествовавших по Белоруссии на двух БМВ с австрийскими транзитными номерами. В топливном баке одной из машин обнаружили две тысячи боевых патронов.

В середине апреля 2012 года Управление КГБ по Брестской области сообщило, что «был выявлен и пресечен канал нелегальной миграции, используемый международной террористической организацией для перемещения боевиков в страны Западной Европы». По ориентировке ФСБ России белорусские пограничники совместно с КГБ задержали трех мужчин, двое из которых оказались чеченцами, которые находились в международном розыске за расстрел полицейского патруля в Грозном. В том сообщении КГБ говорилось: «По показаниям задержанных, они намеревались нелегально пересечь белорусско-польскую границу маршрутом, который уже прошел своего рода "обкатку" и ранее успешно использовался чеченскими боевиками».

Пограничный переход «Варшавский мост» между Белоруссией и Польшей. Фото: Руслан Кривобок / РИА Новости, архив

Пограничный переход «Варшавский мост» между Белоруссией и Польшей. Фото: Руслан Кривобок / РИА Новости, архив

 

Корреспонденту «Русской планеты» после долгого поиска соответствующих контактов удалось встретиться с одним из чеченцев, нелегально проживающих в Минске. Собеседника РП зовут Руслан, он уехал из Чечни три месяца назад и живет у дальних родственников в коттедже в одном из пригородов Минска.

«Я приехал сюда с семьей — с женой и двумя детьми-подростками. Но родственники моего дяди живут в Минске уже очень давно, — рассказывает Руслан. — Они переехали сюда еще во время первой войны, в 1995-м. В то время в Минск и Киев из Чечни бежали многие. Квартиры тогда в Минске стоили недорого, и чеченцы сразу их покупали. Тогда еще немногие были готовы ехать дальше, в Европу. Чеченцев там было мало. А вот в Минске их в какой-то момент стало много. Как мне рассказывали родственники дяди, в 1996-1997 годах чеченцы пытались взять под свой контроль самое денежное место — автомобильный рынок в Малиновке (район на окраине Минска. — РП). Однако не позволили белорусские спецслужбы, они сами захотели крышевать тот бизнес. Едва до стрельбы не дошло. С тех пор чеченцев в Белоруссии стало намного меньше. Одни уехали в Европу, другие — в Россию, третьи занялись тут бизнесом, в основном строительным, некоторые держат небольшие кафе и магазинчики».

По словам Руслана, долго в Белоруссии он не намерен оставаться и собирается вместе с семьей «ехать дальше, в Евросоюз». «Сейчас ищем, кто поможет перебраться в Польшу. Были уже два предложения от других местных чеченцев. Один предложил за две тысячи долларов просто переправить через границу, и все. Второй запросил восемь тысяч, но пообещал не только привезти в Польшу, но и помочь сделать там вид на жительство на три года. Но наши родственники этих людей не знают, и потому мы не стали связываться. Пока ждем».

Как говорит Руслан, из Чечни бегут в основном из-за того, что их не устраивает режим, созданный в республике ее главой Рамзаном Кадыровым. «Сегодня в Чечне будущее есть только у тех, кто хоть как-либо связан с Рамзаном Кадыровым. Родственники, люди его тейпа, или кто-то, кто на него работает, кто входит в его окружение. А если ты из другого тейпа, который с ним не дружит, то будущего у тебя нет. Если откроешь бизнес, и он окажется выгодным, его с легкостью отнимут. Там нет будущего и у наших детей тоже. Мы в семье решили, пусть они в Европе вырастут, там их хоть никто зажимать не будет», — утверждает беженец.

Впрочем, как считает правозащитник Игорь Каляпин, некоторые чеченцы просто прикрываются сложившейся о Чечне репутацией в мире, чтобы получить вид на жительство в Европе. «Миграционным властям на Западе практически все приехавшие из Чечни рассказывают про угрозы их жизни, невозможность выживать в Чеченской Республике. Но на самом деле причины у каждого человека разные, кто-то просто хочет переселиться в более спокойное, комфортное, цивилизованное государство, — говорит председатель межрегиональной общественной организации "Комитет против пыток" Каляпин. — То есть почему бы не переехать в какую-нибудь Германию или Францию, да еще и не обзавестись там статусом беженца и получать пособия, многих привлекает просто это».

Хотя многие, действительно, бегут, потому что перешли дорогу кадыровским чиновникам, продолжает правозащитник. «Одни с этим мирятся, либо бросают бизнес, либо занимаются им, понимая, что нельзя подниматься выше определенного уровня, потому что начнутся конфликты с этими кадыровскими ребятами. Но кто-то не может с этим мириться и идет на обострение отношений, и в результате этот человек вынужден спасаться за границей, либо превентивно уезжает из страны, понимая, что ничем хорошим это не кончится, — рассуждает Каляпин в разговоре с корреспондентом РП. — Очень многие чеченцы бегут нелегально или полулегально, они занимаются своим статусом, не находясь в России, а просто незаконно пересекают границу. Сначала приезжают в Белоруссию, потом, как правило, в Польшу. То есть Белоруссия — это скорее перевалочный пункт на пути в Польшу. Там основная масса сдается польским властям, они попадают в лагеря для беженцев и дожидаются решения вопроса о предоставлении им вида на жительство и статуса. Кого-то из них депортируют, что последнее время происходит все чаще и чаще».

http://rusplt.ru/society/sami-myi-iz-chechni-12241.html

Подробнееhttp://rusplt.ru/society/sami-myi-iz-chechni-12241.html

 

23 Августа 2014
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-КультурМультур

Архив материалов