Германский халифат

Акция поддержки салафистов в Пфорцхайме, 18 января 2014 года. Фото: Uli Deck / DPA / AFP / East News

Акция поддержки салафистов в Пфорцхайме, 18 января 2014 года. Фото: Uli Deck / DPA / AFP / East News
Илья Рывкин
Подробнееhttp://rusplt.ru/world/germanskiy-halifat-12080.html

 

Все больше немцев выбирают радикальный исламизм; в нем они видят альтернативу империализму и различным «теориям заговора»

 

Красные буквы на новостном табло берлинского главного вокзала: «Новая террористическая угроза! Возвращающиеся из Ирака немецкие салафиты готовят теракты в Германии!». Речь идет не о турецких или арабских иммигрантах, а о немцах, перешедших в ислам и исповедующих одну из его крайних разновидностей — салафизм. Они все отвергли ради Аллаха и крепкой боевой дружбы и готовятся к священной войне с «неверными», собственными соотечественниками. Некоторые из неофитов отращивают бороды, носят вязаные шапочки и традиционные мусульманские одеяния, но далеко не все. После неудавшейся попытки теракта в 2006 году, когда в электричках на Кельнском вокзале были найдены два чемодана со взрывными устройствами, газета Bild писала: «Зло предстает в новом свете. Ужасный террорист-бородач уходит в прошлое. Его место занял молодой человек, живущий по-соседству, такой же студент, как и любой другой, возможно он сейчас осторожно помогает старушке перейти через дорогу».

Так ли актуальна опасность исламского террора в Германии? Вполне. Трое из четырех пилотов-самоубийц, принимавших участие в террористических актах в США 11 сентября 2001 года, готовились к преступлению, проживая в Гамбурге, и совместно посещали там мечеть «Аль-Кудс».

В 2007 году была раскрыта первая джихадистская ячейка с участием немцев-мусульман — «Зауэрландская группа». Террористы образовали местную ячейку бандформирования «Союз исламского джихада», которое действует в Узбекистане, Афганистане и имеет весьма двусмысленную репутацию. По мнению узбекского перебежчика Икрома Якубова, опубликованному в немецком журнале Monitor, «Союз исламского джихада» был создан и поддерживается спецслужбами Узбекистана. Этой же версии придерживается и бывший посол Великобритании в Ташкенте Крейг Мюррей.

Фритц Геловитц (сверху слева) и другие члены «Зауэрландской группы» во время суда, 4 марта 2010 года. Фото: Clemens Bilan / DDP / AFP / East News

Фритц Геловитц (сверху слева) и другие члены «Зауэрландской группы» во время суда, 4 марта 2010 года. Фото: Clemens Bilan / DDP / AFP / East News

 

«Зауэрландская группа» планировала провести серию взрывов на территории ФРГ, среди их возможных целей были франкфуртский аэропорт и американская военная база в Рамштайне, однако благодаря оперативной работе федерального ведомства Уголовной полиции Германии их планам не суждено было осуществиться. Террористы сняли апартаменты, где собирались приготовить взрывчатку, как будто в насмешку — в идиллической горной деревеньке.

В операции по их задержанию были задействованы более трехсот полицейских. Курьер, осуществлявший связь «Зауэрландской группы» с афганскими и узбекскими террористами, Адем Йилмаз и глава ячейки Фритц Геловитц не оказали полицейским сопротивления. Даниэль Шнайдер, потенциальный шахид-самоубийца, бежал через окно, отняв у полицейского табельное оружие. Задержать его удалось позже.

Биография Геловитца типична для немца, перешедшего в ислам салафитского извода. Представитель «потерянного поколения», из неполной, неблагополучной семьи, психически нестабильный, с ранней юности не дружащий с законом, зато хорошо знакомый с наркотиками.

В городе Ульм он посещал учреждение с политически корректнейшим названием «Мультикультурный дом», однако за его фасадом скрывалась исламистская структура, пропагандирующая ненависть, убийства иноверцев и занимающаяся вербовкой будущих шахидов среди молодых людей. Крестным отцом вербовочной сети на протяжении десятилетий являлся доктор Яхья Юсуф, двойной агент — Азеф исламистского террора в Германии, связанный как с «Аль-Каидой», так и с германскими службами защиты конституции. Другая заметная фигура в Ульмском «Мультикультурном доме» — фанатичный исламист Реда Сейам, принимавший участие в боснийской войне в рядах моджахедов и причастный к взрыву дискотеки на Бали (по показаниям его бывшей супруги, Сейям был близко знаком с Усамой бен Ладеном). Интересен вопрос о влиянии на «Мультикультурный дом» американских спецслужб. Один из завсегдатаев этого заведения, неоднократно судимый Калед аль-Масри был похищен ЦРУ и содержался на протяжении нескольких месяцев на американской базе в Афганистане, где по принуждению сотрудничал с ЦРУ.

Молодые немецкие мусульмане-неофиты, как правило, отправляются на учебу в Египет или арабские страны Персидского Залива. Будущий шахид Даниэль Шнайдер посещал в Египте исламский институт, изучал арабский язык, шариат, основы богословия. Именно там Даниэль, или, как он себя теперь называет, Абдула, принял решение отправиться на войну с неверными в Афганистан. В конце 2006 года в тренировочном лагере террористов на юге Афганистана Даниэль-Абдула встречает другого Абдулу — Фритца Геловица, совершившего к тому времени хадж, и Адема Йилмаза. Все трое готовы погибнуть в борьбе за Халифат среди афганских гор, но командиры направляют их на другой фронт, в Европу, где и должны прогреметь взрывы.

Раздача Корана на улицах Вупперталя, 14 апреля 2012 года. Фото: Hennig Kaiser / EPA / ИТАР-ТАСС

Раздача Корана на улицах Вупперталя, 14 апреля 2012 года. Фото: Hennig Kaiser / EPA / ИТАР-ТАСС

Ульмский «Мультикультурный Дом» — далеко не единственный пункт вербовки шахидов. Исламистские центры, мечети, проповедники, издательства покрыли территорию страны как грибница. Салафиты видят себя последователями первоначального ислама времен Пророка, но используют в проповеди своего учения современные технологии пиара и маркетинга. Нашумевший проект «Читай!», прошедший под девизом «Читай во имя Господа твоего, который сотворил тебя!», — бесплатная раздача Коранов на улицах немецких городов. В 35 немецких городах было роздано более 300 тысяч экземпляров.

Еще одно лицо немецкого салафизма — рыжебородый Пьер Фогель. Крещенный в протестантской церкви, Фогель в 2001 году принимает ислам, а в 2004 году во время учебы в Университете Умм-Аль-Кура в Мекке он встречает паломника Фритца Геловица. Миссия 34-летнего этнического немца, бывшего боксера-тяжеловеса, называлась «Приглашение в Рай». Фогель в своих проповедях, избегая прямых призывов к террору, называет моджахедов борцами за свободу, пытается отслужить со своими последователями публичную поминальную молитву за Усаму бен Ладена. Эволюционной теории, по его словам, учат в школе, «чтобы сделать людей несчастными», а положение мусульман в современной Германии «сравнимо с судьбой евреев во времена Гитлера». Мотив ненависти к евреям и сионизму, теория мирового сионистского заговора чаще подспудно, но иногда и явно присутствуют в его и других проповедях немецких салафитов. Один из популярных проповедников Сабри бен Абда не устает повторять, что СМИ в Германии находятся под сионистским влиянием.

Еще один из популярных салафитских проповедников — Абу-Талха Аль-Алмани, бывший гангста-рэппер Дезо Догг. Сын африканца и немки, он не скупится на ненависть к «системе» и призывы к «Священной Войне». Уличные банды, потасовки, тюрьма — школа жизни, рэп, наркотики и вдруг в угаре — откровение Всевышнего, призывающего раба своего вести народ на брань. Враг предсказуем: «система», Америка, папизм, тайные общества, сионисты. Паства — страдающий, притесняемый, преследуемый народ Аллаха, мусульмане. Боевой авангард — моджахеды. Герой — Усама бен Ладен, которого бывший Дезо Догг воспевает в нашидах. Берлин — столица греха и нечестия. Мусульманин хранит себя, отводит взор от бесстыдных женщин, воздерживается от пустых развлечений и безбожных праздников. Настоящий мужчина владеет оружием, причем не только в целях самообороны. «Германия наживается на торговле оружием, на убийстве мусульман, — проповедует Дезо Догг, — поэтому ее территория является территорией войны».

Далеко не все мусульмане — салафиты, однако их проповедь и вербовка опирается на широкую поддержку немецких мусульман: так, две трети опрошенных молодых германских турок поддержали компанию по распространению Корана. По официальным данным, салафитов в стране сейчас около пяти тысяч, полторы сотни из которых готовы применить насилие и представляют опасность для общества.

Немецкое общество отвечает исламистам взаимностью. Служба защиты Конституции внимательно следит за их деятельностью, руководитель этой спецслужбы Ханс-Георг Маасен назвал салафизм переходной формой к терроризму. Крайне негативно к салафитам относится другая мусульманская община страны — шииты — вплоть до нападений на публичные мероприятия. Конечно же, существует широкое движение разнообразных борцов с исламизацией страны, отчасти объединенных в партии и общественные движения, отчасти разрозненное, но с широким разбросом политических платформ: от сторонников светского общества, друзей Израиля, фундаменталистких протестантов или католиков до неонацистов.

Пьер Фогель произносит речь во время акции поддержки салафистов в Пфорцхайме, 18 января 2014 года. Фото: Uli Deck / DPA / AFP / East News

Пьер Фогель произносит речь во время акции поддержки салафистов в Пфорцхайме, 18 января 2014 года. Фото: Uli Deck / DPA / AFP / East News

На руководителя одной из антиисламистских партий «За Северный Рейн-Вестфалию», Маркуса Байзихта, в марте прошлого года было совершено покушение. Это не первый случай насилия со стороны исламистов, связанного с деятельностью партии «За Северный Рейн-Вестфалию». Салафисты пытались предотвратить демонстрацию этой партии в 2012 году и во время возникших беспорядков нанесли ножевые ранения полицейскому. Кроме уже знакомого нам лидера группы «Муллату Ибрахим» — бывшего рэпера Дезо Догг, в кровавых событиях принимал участие другой примечательный представитель салафитской сцены, Бернхард Фальк.

Фальк — связующее звено между исламскими террористами и левацким террористическим подпольем Германии 1970–1990 годов. Отец его, по словам Фалька, придерживался нацистских взглядов. Мать — католичка, она пыталась приобщить сына к приходской жизни, но юному Бернхардту жизнь католической общины казалась непоследовательной, благочестивым фасадом, скрывавшим внутреннюю пустоту. Духовенство было слишком близко к власть имущим, а паства фактически жила секулярной потребительской жизнью. Юноша стал исповедовать преданность идеям и героизму марксистского террористического подполья, центром которого была «Фракция Красной Армии» Баадера-Майнхоф. Начав с правозащиты, он сам примкнул к боевому крылу антиимпериалистического движения и принял участие в серии поджогов и взрывов государственных и гражданских объектов и покушений на буржуазных политиков.

Фальк видит в исламском терроризме естественного союзника по империалистической борьбе, изучает ислам и сам становится мусульманином. В 1996 году его арестовывают и приговаривают к 12 годам лишения свободы, четыре из них он проводит в камере-одиночке. «Марксизм, — рассказывает Фальк, — не дает ответа на вопрос о смысле жизни, но его дает Коран. Без веры, без молитвы, по его словам, никто не может вынести многолетнего одиночного заключения».

Фальк рассказал «Русской планете» о нынешней ситуации в России и на Украине:

«Шамиль Басаев, Доку Умаров, Саид Бурятский являются образцом для нас. В нашем кругу имена Басаева и Умарова так же известны и прославлены, как имя Че Гевары среди леваков. Нам также известно и об участии украинских националистов из УНА-УНСО в освободительной борьбе в Чечне. Десять лет назад несколько мусульман из ФРГ воевали на Кавказе и пали там смертью шахидов. Это были братья из района Хайльброна.

Задержание салафистов после беспорядков, последовавших за попыткой предотвращения демонстрации партии «За Северный Рейн-Вестфалию» в Золингеме, 29 апреля 2012 года. Фото: Melanie Dittmer / EPA / ИТАР-ТАСС

Задержание салафистов после беспорядков, последовавших за попыткой предотвращения демонстрации партии «За Северный Рейн-Вестфалию» в Золингеме, 29 апреля 2012 года. Фото: Melanie Dittmer / EPA / ИТАР-ТАСС

Сейчас сирийская тема затмила остальные. Ассад — политический труп. Понятно, что Россия желает сохранить свою военно-морскую базу в Средиземном море, однако руководству России стоило бы подумать, имеет ли смысл в долгосрочной перспективе поддерживать режим Ассада против мусульман или разумнее объединиться с исламским миром, чтобы противостоять агрессии Запада».

Много ли немцев идут путем шахида? По информации германских спецслужб, 85 молодых немецких салафитов выехали через Египет в Сирию, Мали или Сомали. По информации «Исламского Государства Ирака и Леванта», в их рядах плечом к плечу с моджахедами Ближнего Востока сражаются триста немцев.

Филип, Давид, Эрик — биографии будто написаны под копирку. Вот лишь один пример немца-салафита, погибшего в Сирии. Двадцатишестилетний Роберт Баум, щуплый, близорукий, родился в Золингене, погиб в Сирии как террорист-самоубийца. Единственный ребенок у матери, воспитывавшей его в одиночку. Отсидел восемь месяцев в Англии за попытку собрать бомбу, вернулся домой, обещал матери, что никогда не будет убивать людей, потом попрощался с ней и отправился на войну, путем шахида. «Кони Аллаха», называл таких юношей Усама.

http://rusplt.ru/world/germanskiy-halifat-12080.html

Подробнееhttp://rusplt.ru/world/germanskiy-halifat-12080.html

 

17 Августа 2014
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-КультурМультур

Архив материалов