Атаман, академик и князь Николай Козицин

И это все один человек! А еще он мальтийский рыцарь, писатель и солдат «Новороссии».

Николай Козицын — в центре

Атаман донских казаков Николай Козицын стал известен мировой общественности месяц назад, когда он открыто заявил о том, что похитил, держит в плену и не собирается отпускать 15 (!) международных наблюдателей ОБСЕ. Сам Козицын на днях попал в санкционный список ЕС.

В отличие от большинства вождей Новороссии, из небытия прыгнувших на руководящие посты в самопровозглашенных ДНР и ЛНР, атаман Международного союза общественных объединений «Всевеликое войско Донское» Николай Козицын — личность известная: уже 20 лет он не дает засохнуть перьям ростовских журналистов, подкидывая информповоды один экстравагантнее другого.

Как и бывает с человеком-легендой, одни эпизоды биографии г-на Козицына представлены в ярком свете, другие окутаны плотной завесой тайны, сквозь которую все же проступает нечто, что несовместимо с высоким поприщем доктора экономических наук, юриста, академика, генерала, мальтийского рыцаря, князя, Георгиевского кавалера, обладателя 28 советских, российских и зарубежных наград, лауреата премии им. Г. Жукова, члена Союза писателей Дона… Уф!

 

В начале славного пути

Например, не совсем понятно, в каком месте он вообще явился на свет. Согласно «Википедии» и различным красочным буклетам, первый крик младенец издал 20 июня 1956 года в Дзержинске Донецкой области cоветской Украины. Но портал «Люди.Peoples.ru» утверждает, что атаман как минимум дважды менял координаты своей малой родины: пытаясь избираться в органы власти, сообщил, что родился в Донецке, а затем и вовсе в станице Кривянской, известной 300-летней историей и вкуснейшими помидорами.

В детстве, отрочестве и юности атаман, видимо, ничем особым от сверстников не отличался: сведений о ярких событиях тех лет открытые источники не содержат. Первое упоминание о Николае Козицыне появилось на интернет-скрижалях в связи с происшествием, случившимся 5 апреля 1980 года. Тогда он служил надзирателем-конвоиром в УЧ-398/14 (Новочеркасская исправительная колония строгого режима). В тот злополучный вечер его задержали дружинники — будущий атаман донцов пытался «отжать» сумочку у гражданки. Задержанный назвал обвинения наветом, о том, с кем был и чем занимался, поведал в объяснительной записке. Вот она (орфография, пунктуация и синтаксис оригинала сохранены):

«Командиру 10-й роты, капитану Кречкевичу от контролера сержанта Козицына.

Объяснительная.

5.04.80 г., сменившись с работы, пришол в роту. Здав проверку по ТСП, поехал домой. Возле столовой «Дон» встретил одного своего товарища В. К. Постояли, поговорили, он предложил пойти посмотреть машину к нему в гараж. После чего, зайдя домой, переодевшись, я пошол к нему в гараж. У В. Б. заняли 10 рублей, купили бутылку водки. Выпив содержимое, посидев немного в гараже, мы пошли домой. К. пошол домой, я остался поседеть на площади, потом зашол в опорный пункт поговорил с мл. с-нтом О. Потом пошол в Ресторан отдать долг официантке. Прийдя в ресторан, отдав долг, я встретил В. В.: он предложил пойти к нему за столик, мы ещо там выпили. После чего, уже перед закрытием, пошол хотел сходить к одним знакомым, но их дома не было. Подойдя к ресторану там стояла толпа и милиция, сказали, что я оскорбил и ударил женщину. Меня забрали и отправили в милицию.

16.04.80
Козицын».

Через 20 лет автор этого документа выучится на юриста и экономиста, станет доктором наук, академиком и членом Союза писателей Дона.

В ИТК-14 Николай Козицын прослужил 6 лет, в 1985 году был уволен по п. «ж» ст. 46  («За проступки, дискредитирующие звание военнослужащего»). В 1988 году (это из «Википедии») организовал строительный кооператив, а начиная с 1990 года отдался делу возрождения казачества.

 

Мимо реестра

17 ноября 1990 года в Ростове-на-Дону открылся Съезд казаков Дона, был избран атаман, а столица донского казачества переехала в Новочеркасск. Николая Козицына избрали 4-м атаманом донцов в 1993 году за авторитет, которым он пользовался у простых станичников. Авторитет Козицын брал с боем — в прямом смысле слова. В 1992-м защищал русских в Приднестровье, в 1993-м воевал против грузин на стороне абхазов. В конце 90-х отправился в Югославию.

Едва став во главе донского казачества, Козицын спровоцировал громкий скандал — в 1994 году заключил «Договор о дружбе и сотрудничестве между Всевеликим войском Донским и Чеченской Республикой Ичкерия». В документе за подписью Джохара Дудаева были положения, согласно которым стороны в случае агрессии против одной из них обязались оказывать военную поддержку и не пропускать через свою территорию оружие и воинские соединения противника.

— Договором тогда возмутились очень многие, но, возможно, именно благодаря контактам с Дудаевым Козицыну во время первой чеченской удалось вызволить из плена определенное количество российских солдат, в том числе из казачьих донских семей. И многие матери и отцы за это молятся на него и за это ему благодарны, — говорит второй секретарь Новочерскасского ГК КПРФ Владислав Журавлев.

Сам он называет атамана своим другом, хотя первое знакомство с Николаем Козицыным носило ярко выраженный антикоммунистический характер.

— Первый раз я увидел Козицына 4 июня 1996 года, — вспоминает Журавлев. — Я так хорошо запомнил этот день, потому что это было большое казачье построение прямо возле Атаманского дворца в Новочеркасске — более 500 человек. Митинг был предвыборный. Козицын произнес очень резкую, даже вызывающую речь. Он сказал примерно следующее: если коммунисты победят на выборах президента России, мы их утопим в крови.

Журавлев утверждает, что в ходе избирательной кампании 1996 года разыгрывалась карта возможной гражданской войны, и атаману Козицыну в этой игре была отведена своеобразная роль: он должен был убедить казаков, что «победа Зюганова означает гражданскую войну». За эту «игру», уверен Владислав Журавлев, Козицын был щедро вознагражден:

— Я видел закрытые списки — кому, сколько денег было выделено в ходе избирательной кампании предвыборным штабом Бориса Ельцина. Козицын был среди получателей довольно крупных сумм. В те годы Козицын был персоной №1 в донском казачестве, и он, видимо, хотел остаться с властью. Но когда в 1996 году встал вопрос о создании реестрового казачества, то есть состоящего на государственной службе, чей атаман утверждается президентом РФ, власть сделала выбор не в пользу Козицына.

Так в противовес козицынским (нереестровым) казакам в 1996 году появилось Войсковое казачье общество «Всевеликое войско Донское», первым атаманом которого и одновременно вице-губернатором Ростовской области стал Вячеслав Хижняков. В 1999 году его сменил Виктор Водолацкий (ныне — депутат Госдумы), а с июня 2013 года организацию возглавляет войсковой атаман Виктор Гончаров.

— Хотя, — рассуждает Владислав Журавлев, — Николай Иванович со своим бунтарским характером вряд ли бы сумел прижиться в абсолютно забюрократизированном, формализованном Войсковом казачьем обществе «Всевеликое войско Донское». Он никогда бы не смог возглавить реестровое казачество. Потому что он не слуга и не придворный, он — авторитет. Козицын никогда не будет прислуживать, он может взять заказ, может взять деньги, но он это будет брать, не выпрашивая и не вымаливая, поддерживая свой образ независимого, неформального лидера.

В то же время, не сомневается Владислав Журавлев, Козицын способен вести себя гибко. Примером такой гибкости можно считать отношение между атаманом и мэрами Новочеркасска.

 

Все ушли на фронт

С первым градоначальником казачьей столицы Николаем Присяжнюком, который позволил козицынским казакам обосноваться в двухэтажном особняке на ул. Московской, 70, у атамана сложились хорошие отношения. Со вторым мэром — генералом Анатолием Волковым — сначала тоже была дружба. Но затем градоначальник положил глаз на особняк, который занимали казаки, и по решению суда они были выселены. Казаки в долгу не остались: когда Волков весной 2010 года в третий раз намеревался занять кресло мэра, козицынцы поддержали на выборах главного противника действующего мэра — коммуниста Анатолия Кондратенко, который и стал победителем. И вернул казакам особняк.

Сегодня, по наблюдениям новочеркассцев, Козицын уже не доставляет властям и жителям так много поводов для беспокойства, как это было еще пару лет назад.

— Время от времени он делает громкие заявления, их транслируют некоторые сми, но реально за ним уже ни финансовых, ни людских ресурсов, — говорит гражданский активист Роман Ревунов. — К примеру, в феврале он заявил, что для обсуждения событий в Украине собрал в Новочеркасске на Чрезвычайный совет 600 атаманов. Не было этого в нашем городе.

Воздухом заброшенности наполнен сегодня и старинный особняк на ул. Московской (здесь, судя по приказам атамана, находится штаб его войска). Внутри здания сыро, штукатурка на стенах и потолке облупилась. И еще этот запах мочи… На первом этаже около десятка дверей с табличками организаций-арендаторов. Почти все двери заперты, самой живой организацией выглядит похоронная контора.

— Вы не знаете, где здесь казачий штаб?

— Не знаю… Были какие-то казаки на втором этаже…

Лестница, ведущая на второй этаж, упирается в массивную железную решетку, на решетке — амбарный замок. За решеткой на стене — портрет Николая Козицына, под ним — несколько знамен.

На стук выходит парень в камуфляже «от Юдашкина».

— Можно поговорить с кем-нибудь из Войска Донского?

— Я тут один, дежурный по штабу.

— А как увидеться с атаманом Козицыным?

— Никак — он в Луганске.

— В интернете сообщают, что здесь идет набор в казачью гвардию…

— Уже нет набора. Все, кого раньше набрали, тоже отбыли в Луганск.


Снова охранник?

Защищать с оружием в руках права братьев по крови — дело для Николая Козицына привычное. Ситуация в Украине стала волновать атамана еще в начале года. В марте он побывал в Донецкой и Луганской областях, чьи казаки входят в его Международную организацию, в мае объявил набор в казачью гвардию, и уже два месяца находится в Луганске. Мобильный телефон Козицына не отвечает, молчит и телефон помощника атамана.

По словам ростовского собкора «Независимой газеты» Марии Бондаренко, которая чаще других публикует статьи о Николае Козицыне, атаман в боях не участвует, занимается охраной коридоров, по которым в воюющий Донбасс идет гуманитарная помощь, а в Ростовскую область выходят беженцы.

Считающий Николая Козицына своим другом Владислав Журавлев говорит, что не понимает идеологических причин, по которым атаман подался на восток Украины:

— В Югославии был дефицит символов поддержки России — тогда государство молчало, и Козицын в числе других ярких личностей олицетворял эту поддержку. Он просто ходил, тусовался, и югославы видели: вот русский, нас поддерживает Россия. В случае с Луганском поддержка идет колоссальная: постоянная ротация добровольцев, переправляются медикаменты, продовольствие, экипировка… Козицын уже большой роли не играет. Но он там, он не может не быть там… Потому что это его хобби — быть в горячих точках, рисковать, подставляя себя под пули, он так самоутверждается.

Владислав Журавлев предположил, что идеологи Новороссии могли использовать личность атамана для сбора под знамена ДНР и ЛНР добровольцев:

— Сам Козицын сейчас вряд ли может участвовать в боевых действиях, но я допускаю, что ему мог быть сделан заказ на набор определенного числа добровольцев. И он вполне еще способен потянуть выполнение такого заказа.

Что касается громких заявлений о похищении международных наблюдателей ОБСЕ, то бравший у атамана интервью журналист портала donnews.ru Алексей Сакунов предположил, что атаман ошибочно принял за наблюдателей всех заложников, которых удерживали в плену его люди. Отсюда и цифра — 15 человек, две женщины и 13 мужчин.

Владислав Журавлев говорит, что подобных неосторожных слов за атаманом не припомнит, но и не думает, что для него могут наступить какие-то серьезные последствия. Напротив, ростовский адвокат Юрий Каструбин полагает, что сделанные Козицыным заявления подпадают под ст.146 УК Украины (незаконное лишение свободы или похищение человека), но привлечь его к ответственности будет трудно:

— Заявление о преступлении в отношении иностранных граждан было сделано на территории другого иностранного государства. По идее, правоохранительные органы Украины или европейских стран, чьи граждане были похищены, должны возбудить следствие и потом уже обращаться к России с просьбой о совершении каких-то действий в отношении Козицына. Учитывая отношения между Украиной и РФ, ожидать, что Москва кинется исполнять запросы правоохранителей соседнего государства, не стоит.

Между тем атаман Козицын продолжает нести бремя помощи «народу» Новороссии.

— Я созванивался с луганскими коммунистами, — говорит Владислав Журавлев, — атаман в Луганске, в боях не участвует, как и прежде руководит доставкой и распределением российской гуманитарной помощи ополченцам. Все им очень довольны, хвалят его.

 

146 га для атамана

И кто же кроме атамана, отбывшего в Луганск, может рассказать о Международном союзе общественных организаций «Всевеликое войско Донское»?

— Езжайте в Заплавы, там четыре поля и люди есть… — посоветовал дежурный по штабу в Новочеркасске.

Заплавы — это станица Заплавская, в 20 километрах от Новочеркасска. Если верить документам, здесь по адресу: ул. Шоссейная, 1, расположен офис козицынского казачьего союза. Мы приехали в Заплавы в конце рабочего дня. Нужный адрес нашли без труда: отделанный красным пластиком, смахивающий на игрушку одноэтажный дом стоит на самом въезде в станицу. За невысоким зеленым забором тянутся арки теплиц, прямо за воротами — навес и летняя кухня с тюлевой занавеской на открытой двери. Но людей во дворе не видно. На въезде — старенькая, но вполне добротная темно-зеленая «семерка». Гаражные ворота приоткрыты, внутри мужчина лет 50 раскладывает по ящикам абрикосы и помидоры. На наше «здрасьте» откликается только с третьего раза:

— Козицын нужен? Идите за поворот — слева будут конюшни, ферма. Там спрашивайте.

Идем. Справа — густые заросли камыша, характерный болотный запах и лягушачье многоголосье. Слева — огороженное жиденьким забором широкое пространство, на котором разместились загоны для коров, лошадей, сараи, фермы. Ближе к дороге — небольшой, размером с цирковую арену, водоем, чуть дальше — стадо коров: буренкам не тесно, есть где погулять. Так же неспешно топчет пыль в загоне табун лошадей. Хоздвор окружает лесополоса, за которой распластались поля. Пять лет назад власти Октябрьского района, где находится Заплавская, пытались опротестовать в арбитраже права собственности Николая Козицына на этот участок общей площадью 146 га.

— Спор несколько месяцев длился, телевидение приезжало, — вспомнила чиновница в администрации Бессергеновского сельского поселения. — Отстоял тогда атаман свои права на эту землю. А сейчас арендует участок, у кого — не скажу, землемер знает, но она в отпуске.

Владислав Журавлев говорит, что, по слухам, номинально участком теперь владеет некий действующий генерал, а Николай Козицын служит кем-то вроде управляющего.

Не смог прояснить ситуацию и работник, едва ли не единственный на хоздворе:

— Козицын точно знает. Но он в Луганске…

Автор: Виктория Макаренко

 

Постоянный адрес страницы: http://www.novayagazeta.ru/society/64479.html

 

18 Июля 2014
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов