Имперский проект Путина

Глазьев, Делягин, Джемаль, Иноземцев, Рыжков, Стариков и другие эксперты – о судьбе «нового СССР» от Белоруссии до Таджикистана 


 
 
 
 
 


 

 

В конце прошлой недели Владимир Путин, Александр Лукашенко и Нурсултан Назарбаев подписали в Астане договор о Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС), который вступит в силу с 1 января 2015 года. В этом третьем по счету, после ЕврАзЭС и Таможенного союза, интеграционном формате страны-участницы гарантируют свободное перемещение товаров, услуг, капиталов и рабочей силы, проведение согласованной политики в ключевых отраслях экономики: энергетике, промышленности, сельском хозяйстве и транспорте. Предполагается, что ЕАЭС станет новым мощным центром экономического развития в мире: территория стран-участниц ЕАЭС — более 20 тыс. кв. км (первое место в мире), население - почти 180 млн человек (восьмое место), совокупный ВВП – без малого 2,9 трлн долларов (шестая экономика в мире). Так пишут официальные СМИ. В неофициальных непременным элементом разговоров о ЕАЭС является упоминание о державности Путина: потерял Украину – зато вернул Крым и других подтягивает; поссорился с Западом – зато воссоздает контуры Российской империи и СССР и подружился с Китаем…

 

Что бы ни двигало проект – геополитическая необходимость или экономическая целесообразность, - процесс идет. Давайте, обратившись к публикациям СМИ, в том числе и Znak.com, посмотрим, с какими проблемами и вызовами нам предстоит столкнуться на этом пути.

 

«Я вижу единую валюту и единую внешнюю политику»

Сначала – об экономике. «Именно за счет кооперации мы сможем избавиться от… недочетов и создать единое, удобное, эффективное экономическое пространство, которое станет на равных разговаривать с Европой, Китаем, азиатскими «тиграми», будет более уверенно чувствовать себя в рамках ВТО» - полагает Валерий Коровин, директор Центра геополитических экспертиз, заместитель Александра Дугина в Международном Евразийском движении, главный редактор портала «Евразия», постоянный член Изборского клуба.

 

 

Сергей Глазьев: "Никакой альтернативы для Украины на Западе нет"

 

РИА Новости/Григорий Сысоев

 

Другой участник «Изборского клуба», академик, советник президента РФ Сергей Глазьев уверен, что самое место в Евразийском экономическом пространстве и Украине. «Если бы были сняты таможенные барьеры, то один только этот шаг позволил бы Украине поднять совокупный валовой продукт к 2030 году на 15%, что в денежном выражении составляет 120 млрд долларов. Плюс к этому — приток дополнительных российских инвестиций (хотя наша страна и сейчас является крупнейшим инвестором на Украине), - говорилГлазьев в интервью, опубликованном еще в феврале этого года. -  Объёмы производства в ракетно-космической сфере или авиационной промышленности можно было бы поднять в разы. Вообще всё, что касается высокотехнологических отраслей, используется на Украине слабо, и единственный шанс изменить ситуацию — это развитие кооперации с участниками Таможенного союза. Никакой альтернативы этому на Западе нет… Еще один плюс — выравнивание цен на газ с российскими, как это имеет место в Беларуси, что подняло бы конкурентоспособность украинской продукции при меньших издержках на оплату энергоносителей и поддержало бы уровень жизни».

 

 

Михаил Делягин: "Дальше - Армения и Киргизия, Украина, Грузия и  Туркмения" 

 

РИА Новости/Антон Денисов

 

Теперь эти доводы выглядят приветом из прошлого. Возможно даже, что отрыв Украины и развод с Западом форсировали подписание договора в Астане. Впрочем, другой «изборец», директор Института проблем глобализации Михаил Делягин уверен, что у создаваемого экономического союза большое будущее, все еще впереди: «Через 15 лет я вижу единую валюту, унифицированное хозяйственное законодательство и уголовное право, унифицированную практику правоприменения, единую внешнюю политику… Через 15 лет там будут сегодняшние Россия, Белоруссия, Казахстан, завтрашние Армения и Киргизия. Кроме того, я думаю, что в ЕврАзЭс войдут либо Украина без Львова, либо Новороссия, но вместе с Киевом… Далее, с некоторой долей неопределенности, могу прогнозировать, что в ЕврАзЭс войдут Грузия (при всей нынешней нелюбви грузин к русским) и Туркмения. Насчет Узбекистана и Таджикистана не знаю – это открытая тема. Как и Турция».

 

Уже упоминавшийся Валерий Коровин полагает, что со временем к интеграционным площадкам на постсоветском пространстве могут присоединиться даже Иран, Сербия, Куба, Венесуэла, Никарагуа, Боливия.

 

«ЕАЭС гарантирует белорусскому президенту легкое переизбрание»

На сегодняшний же день наибольшие выгоды от интеграции получает Беларусь: для ее машиностроения и сельского хозяйства рынок России и Казахстана – основной. (Казахстан же, напротив, серьезно страдает от импорта выращенного на дешевом российском газе белорусского мяса, рассказываетСергей Афонцевзаведующий отделом экономической теории Института мировой экономики и международных отношений Российский академии наук). Россия же только на уменьшении отчислений Беларуси от экспорта нефтепродуктов потеряет 1,5 млрд долларов в 2015 году и в два раза больше с 2016 года. Добавим  полную загрузку двух белорусских НПЗ дешевой российской нефтью вплоть до 2023 года, кредит в 2 млрд долларов в этом году и снятие претензий по импорту из Белоруссии автомобилей и другой техники. 

 

 

"Лукашенко уже потирает руки в надежде занять в России нишу украинских продовольственных товаров"

 

РИА Новости/Михаил Климентьев 

 

Экономист Ярослав Романчук на Slon.ru перечисляет не только бизнес-, но и политические приобретения белорусов и персонально Александра Лукашенко: «Первое: перед угрозой санкций в отношении России Лукашенко предлагает России вложиться в белорусский ВПК. Второе: сейчас, когда российско-украинский конфликт в разгаре, Москва едва ли решится останавливать импорт белорусских товаров из-за их несоответствия неким санитарно-эпидемиологическим или техническим стандартам. Так что, получив энергетический грант и российские кредиты, Белоруссия наверняка продолжит демпинговать на российском рынке. Лукашенко уже потирает руки в надежде занять в России нишу украинских продовольственных товаров…Третье и главное - что очередная перезагрузка интеграционного проекта позволяет Лукашенко решить основной для него вопрос сохранения личной власти. В 2015 году в Белоруссии пройдут очередные президентские выборы. Политический контекст проекта ЕАЭС вместе с новым потоком кредитов и субсидий гарантирует белорусскому президенту легкое переизбрание». 

 

«Никаких опережающих темпов роста торговли в Таможенном союзе нет»

Но,  в общем и целом, честно говоря, немногие оценивают постсоветскую интеграцию так же восторженно, однозначно в положительном ключе, как процитированные «изборцы». Во-первых, что касается «мощности» нового центра мирового экономического развития, то, как подмечает «Bloomberg Businessweek»(США), «даже после присоединения Армении и Киргизии общий ВВП [ЕАЭС – ред.] размером в 2,6 трлн долларов составит лишь одну пятую от ВВП Евросоюза или США и меньше одной трети ВВП Китая».

 

 

Сергей Афонцев: "Необходимо, чтобы страны-участницы были заинтересованы в товарах друг друга. Но цифры говорят о другом"

 

Источник: http://businesspuls.ru

 

Сергей Афонцев напоминает, что загвоздка, прежде всего, в неразвитости кооперационных связей между Россией, Беларусью и Казахстаном. «Для возникновения существенных позитивных торговых эффектов внутри союза необходимо, чтобы страны-участницы были заинтересованы в товарах друг друга, чтобы они дополняли друг друга к обоюдной выгоде. Но цифры говорят о другом. Объективный индикатор – объемы взаимной торговли. Так вот, объем торговли стран - членов Таможенного союза друг с другом - всего 12% от общего объема их внешней торговли. Причем если у Белоруссии этот показатель превышает 50%, то у Казахстана он составляет порядка 18%, а у России и вовсе 7,5%. Энергоносители из России и Казахстана идут в основном в третьи страны, а не к партнерам по Таможенному союзу. Главным торговым партнером России и Казахстана является Евросоюз, а отнюдь не страны Таможенного союза. На Евросоюз приходится половина торгового оборота, около четверти – на страны Азиатско-Тихоокеанского региона, причем более 10% - конкретно на Китай. Никаких опережающих темпов роста торговли в Таможенном союзе нет, никакого увеличения доли обрабатывающей промышленности в структуре экспорта внутри ТС тоже нет, у Казахстана этот показатель даже снижается».

 

«Первым шагом нового белорусского руководства будет денонсация соглашений с Таможенным союзом и подписание договоров с Евросоюзом»

Во-вторых, правила ЕАЭС оказываются бессмысленными, потому что Россия - участница Всемирной торговой организации и для нее главенствующими являются принципы ВТО. Это делает открытыми для зарубежных товаров и услуг не только российские границы, но и Беларусь с Казахстаном. «Нужно, чтобы все три страны, а в перспективе и другие страны, которые готовы присоединиться и присоединяются сейчас к Таможенному союзу, порвали с ВТО и стали бы вести торговлю между собой на беспошлинной основе в рамках общей протекционистской политики, которая обеспечит им индустриальный подъем», - советует в интервью rabkor.ru руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений Василий Колташов.

 

 

"Нужно, чтобы все три страны, а в перспективе и другие страны, которые присоединяются и готовы присоединиться к Таможенному союзу, порвали с ВТО"

 

РИА Новости/Кирилл Каллиников

 

Но пока этого не произошло (да и произойдет ли?), от незримого присутствия в ЕАЭС Всемирной торговой организации дискомфортно даже Беларуси. Директор Центра постиндустриальных исследований Владислав Иноземцев и вовсе рекомендует ей «получить (пусть и «в обмен» на неподдержку России на Украине) кредит stand-by в 15–20 млрдевро и привязать белорусский рубль к евро. Эта хрестоматийная мера позволяет быстро убить инфляцию, снизить губящие экономический рост процентные ставки и стимулировать инвестиции. Следующим шагом могло бы стать подписание с ЕС своего рода инвестиционной хартии о гарантиях иностранных инвестиций в Белоруссию и снижение налогов на вновь открывающиеся предприятия. Пока под контролем Минска остаются крупнейшие бюджетообразующие компа­нии — нефтеперерабатывающие мощности, «Беларуськалий» и т. д., — стоило бы задуматься о том, чтобы они несли основное бремя наполнения бюджета, в то время как новые инвесторы чувствовали себя практически как в офшоре. Стране нужно опередить Россию в обновлении промышленности, стать первой вполне европейской экономикой за пределами ЕС — и из постсоветских государств такой шанс есть сегодня только у Беларуси».

 

Сергей Афонцев вообще допускает, что «в случае смены власти в Белоруссии весьма вероятно, что первым шагом нового белорусского руководства будет денонсация соглашений с Таможенным союзом и подписание договоров с Евросоюзом».

 

«Это почти физическое воплощение идеологии Путина: Россия и ее сателлиты как «анти-Запад», бастион консервативных ценностей»

Одним словом, большинство аналитиков все же склоняются к тому, что происходящую на наших глазах интеграцию больше двигают личные мотивы глав государств и их геополитические соображения, нежели объективная экономическая выгода. Высказывания об интересах Александра Лукашенко мы уже привели, вот что говорят эксперты о Владимире Путине и Нурсултане Назарбаеве.

 

«Во-первых, Путин хотел создать собственный экономический полюс, благодаря которому Россия поднялась бы до статуса других мировых торговых держав, таких как ЕС, Китай и США. Во-вторых, этот союз сохранил бы влияние Москвы на экономическое развитие ее бывших республик, особенно в Средней Азии, до того как они начали бы смотреть в другую сторону, - например, на Китай. В-третьих, Путин начал рассматривать Евразийский союз как почти физическое воплощение его идеологии, согласно которой Россия и ее сателлиты представляют собой «анти-Запад», бастион более консервативных, традиционных и религиозных ценностей», - цитирует «The New York Times» сайт inopressa.ru.

 

 

"Назарбаев через ЕвраЭС может позиционировать себя как политик мирового уровня, а не просто защитник интересов группы олигархов в непонятной для большей части мира азиатской стране"

 

РИА Новости/Сергей Гунеев

 

«По замыслу Путина, этот интеграционный проект должен в будущем вобрать в себя не только Армению и Киргизию, но и другие страны – бывшие республики Советского Союза, вплоть до Украины. Ради таких геополитических игр Кремль готов платить своим партнерам за их участие в сыром интеграционном проекте с множеством дырок, - подхватывает мысль экономист Ярослав Романчук. -  Для Назарбаева же Евразийский экономический союз – это доступ к российской транспортной инфраструктуре для выхода с энергоресурсами в Европу. При этом Казахстан не против увеличить свое присутствие на товарных рынках России и Белоруссии, осуществить экспансию на сырьевые и финансовые рынки. Также это возможность сбалансировать растущее влияние Китая в самом Казахстане и создать переговорную площадку с Кремлем на случай возможных территориальных претензий. Наконец, Назарбаев через ЕвраЭС может позиционировать себя как политик мирового уровня, а не просто защитник интересов группы олигархов в непонятной для большей части мира азиатской стране».

 

«Получили совершенно дикий конфликт на пустом месте»

При этом не стоит забывать, что у геополитических амбиций – своя, и немалая, цена. Так, надо честно признаться, что в том числе и геополитические расчеты Кремля привели к противостоянию на Украине. «Мы два года принуждали ее вступить в Таможенный союз в качестве полноправного члена, настаивая: никаких изъятий, либо все – либо ничего! Украина парировала: «Да, в Таможенном союзе нам многое нравится, только вот это нам не нужно, а вот это просто вредно». Ей совершенно не был нужен Единый таможенный тариф, который к тому же существенно выше, чем ее обязательства по ВТО. Нет, отвечали мы, только так и никак иначе! В результате на пустом месте получили совершенно дикий конфликт», - рассуждает Сергей Афонцев.

 

Еще одна зона напряжения, вызванная политикой Кремля, - Крым, крымские татары, которые, добиваясь права на самоопределение, уже потребовали автономии. Судя по тому, что говорит лидер крымских татар Мустафа Джемилев в интервью «Радио Свобода», эта рана – надолго: «98-99% крымских татар не приемлют оккупацию Крыма и мечтают, чтобы российские власти покинули его территорию, но Россия хочет принудительно всех сделать своими гражданами. Крымские татары не хотят принимать российское гражданство. Но если они его не принимают и не получают российские паспорта, то рассматриваются оккупационными властями как иностранцы со всеми вытекающими из этого последствиями: им приходится обращаться за правом на жительство, у них возникают проблемы с работой и другие трудности… Советская власть не признавала наше национальное движение, называла нас экстремистами и антисоветчиками. Это же повторяется и сейчас». 

 

 

Гейдар Джемаль: "Есть острое желание втянуть в Путина в болото конфронтации с миром, чтобы свалить его и выполнить задание Запада»

 

РИА Новости/Григорий Сысоев

 

 

3 Июня 2014
Поделиться:

Комментарии

Наконец, в конце прошлой недели бескровный, по счастью, Майдан отправил в отставку Александра Анкваба, президента Абхазии, еще одного «геополитического завоевания» России последних времен. Жителей Абхазии, помимо основной причины волнений – выдачи абхазских паспортов мегрелам из приграничного с Грузией Гальского района, - «достал» авторитаризм местных руководителей, бесперспективная экономическая политика, основанная на клановости, разнузданной коррупции и воровстве денег, выделяемых Россией (Москва отпустила на подъем «кавказской Швейцарии» аж 28 млрд рублей), высоченная – под 70% - безработица и преступность. Причем, как водится, три года назад Анкваба выбрали президентом как раз потому, что он обещал со всем этим разобраться.

Кстати, председатель Исламского комитета России Гейдар Джемаль в интервью ИА «Накануне» напрямую связывает «бархатную революцию» в Абхазии с недавним визитом туда помощника президента РФ Владислава Суркова. «Все, что происходит сейчас на берегах Черного моря, - попытка влиять на Кремль со стороны либералов, которые находятся в том же самом Кремле и вокруг него…Без сомнения, любому наблюдателю, если он не дурак или не лицемер, очевидно, что часть окружения Путина играет на стороне оппонентов Путина, на стороне Киева и Запада... За ними стоит острое желание втянуть в Путина в болото конфронтации с миром. Смысл в том, чтобы свалить Путина и выполнить задание Запада, с которым они повязаны», - убежден Гейдар Джемаль.

«Крым может выступить опасной моделью для действий сепаратистов»

Причем Украина, Крым, Абхазия еще не «апогей», это еще только детонация. «Крым может выступить опасной моделью для действий сепаратистов. Они смогут ссылаться на право народов на самоопределение, на «международное право» и «крымский прецедент», инициировать референдумы об отделении», - объяснял в апрельском интервью Znak.com известный либеральный политик, профессор Высшей школы экономики Владимир Рыжков.

И будто в воду глядел: так, вслед за историей с присоединением Крыма, вслед за крымскими татарами о своей исторической самодостаточности вспомнили татары Башкортостана, засобиравшись в соседнюю Татарию.

"В отрядах исламских боевиков уже есть выходцы не только из Центральной Азии и Северного Кавказа, но и из Урало-Поволжья, Башкортостана, Татарстана"

РИА Новости/Андрей Стенин

Директор Института востоковедения РАН Виталий Наумкин в интервью нашему интернет-изданию предупреждает: только тронь - не только Кавказ, но и Поволжье с Уралом, даже Центральная Россия и Сибирь окажутся в перечне взрывоопасных районов: «Мы впервые видим, что из очень толерантного ислама, который господствует на Урале и в Поволжье, приходят люди, которые проповедуют нетерпимость… [В отрядах исламских боевиков на северо-западе Пакистана] уже есть выходцы не только из Центральной Азии и Северного Кавказа, но и из Урало-Поволжья, Башкортостана, там есть татарский джамаат. Даже в Мордовии есть большое село, откуда люди уехали туда».

Известный публицист-международник Марат Мусин подтверждает: «Я большую часть времени провожу в Сирии и часто слышу там русскую речь: это боевики-ваххабиты с Северного Кавказа и с Урала».

«В Татарстане с Башкортостаном действуют школы Нурси (Саид Нурси – уважаемый в исламском мире богослов, предрекал исламу роль господствующей мировой религии; в России деятельность организаций нурсизма признана экстремистской – ред.). И это проблема не только Башкортостана или Татарстана, но и Саратовской и Самарской областей, Южной Сибири и Алтая», - добавляет президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский.

«Антироссийские действия готовятся с двух сторон, нас берут в клещи»

Если одно только присоединение Крыма и возбужденность крымских татар способны вызвать вышеописанную цепную реакцию, какой же может оказаться цена возвращения в российское лоно Армении, которая уже несколько десятилетий не урегулирует конфликт с Азербайджаном из-за Нагорного Карабаха? Или Киргизии и Таджикистана, имеющих богатый, но печальный опыт гражданских войн и «цветных революций» и находящихся на «тропе войны» с Узбекистаном из-за возрастающего дефицита воды и энергии. Недаром в интервью ИА «Свободная пресса» главный научный сотрудник Института востоковедения РАН Андрей Коротаев причисляет Армению и Киргизию к зоне особого риска.

Николай Стариков: "Будущие очаги хаоса - это наши области, прилегающие к Украине, кавказские регионы России. Будут попытки разжечь «арабскую весну» в Таджикистане, Узбекистане и по возможности в Казахстане"

РИА Новости/Владимир Песня

И это при том, что Армения даже не имеет общих границ со странами-участницами ЕАЭС, перспектива прозрачной границы с Таджикистаном приводит в ужас борцов с наркотрафиком, а Киргизстан плотно сидит на транзитной торговле с Китаем. «В прошлом году мне в Бишкеке так и сказали: «Наш президент ни за что не подпишет соглашения о вступлении в Таможенный союз, потому что у нас уже было две революции и никто не хочет третьей», - передает Сергей Афонцев.

«Где еще вслед за украинским могут вспыхнуть очаги хаоса?» – спросили мы недавно популярного писателя, историка Николая Старикова. «Во-первых, это наши области, прилегающие к Украине. Во-вторых, сложное положение в некоторых кавказских регионах России, как в Дагестане. Кроме того, будут финансировать и вооружать тех, с кем якобы борются в Афганистане, - чтобы разжечь, условно говоря, «арабскую весну» в Таджикистане, Узбекистане и по возможности в Казахстане. Мы снова видим, что антироссийские действия готовятся с двух сторон, нас берут в клещи», - был ответ Старикова.

Не подыгрываем ли мы невольно нашим соперникам, делая крутые виражи в тесной «коммунальной квартире» постимперии? Или это движение по необходимости и прочь из клещей?

Подготовил Александр Задорожный, фото – РИА Новости/Сергей Гунеев

http://znak.com/moscow/articles/02-06-19-33/102466.html

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro верхи

Архив материалов