Сергей Миронов: «У меня ощущение, что выборы в Госдуму пройдут досрочно»

Павловский о досрочных выборах в Госдуму: «Все можно было обстряпать к началу осени. На такие вещи либо решаются сразу, либо их не делают вовсе»Глеб Павловский. Фото: ИТАР-ТАСС / Александр Саверкин

Глава «Справедливой России» Сергей Миронов сегодня  в интервью казанскому сайту KazanFirst заявил, что, по его мнению, выборы в Госдуму пройдут досрочно: не в 2016 году, а в 2015-м. «В том числе потому, что в России появились два новых субъекта. У меня нет никакой эксклюзивной информации об этом. Это мое ощущение. Оно возникло за последние дни», – сказал Миронов.

Он объяснил это тем, что «у нас в массовом порядке появились исполняющие обязанности губернаторов». «Многие из них – это те, у кого срок истекает в 2015 году. Такое ощущение, что для них расчищают [политическое поле], чтобы они сейчас переизбрались. В 2014 году – массовые выборы губернаторов, а в 2015 году выборы в Госдуму. Это мои размышления», – заключил глава «Справедливой России».

Вчера Slon написал о том, что Кремль готовится к тому, чтобы провести через выборы четверть губернаторского корпуса, а источник издания объяснил это тем, что «перенос части губернаторских выборов на этот год может быть связан и с обсуждаемым в администрации президента сценарием досрочных выборов в Государственную думу».  

http://slon.ru/fast/russia/sergey-mironov-u-menya-oshchushchenie-chto-vybory-v-gosdumu-proydut-dosrochno-1076889.xhtml

Глава Фонда эффективной политики в интервью Slon рассказал о том, почему выборы в Думу можно провести хоть сейчас, каким образом формировался нынешний состав парламента, как сделать так, чтобы в следующем националисты и Жириновской не были большинством и почему из-за Крыма можно расстаться с Медведевым красиво.

 

– В администрации президента якобы активно обсуждают возможность проведения досрочных выборов в Госдуму. Можно ли объяснять это тем, что изменился сам общественный договор с 2003 года и теперь мы говорим не только о стабильности?

– Стабильность? Какая стабильность? Уже нынешний состав Государственной думы возник кризисным путем. В 2011 году по ходу подковерной борьбы команды Путина в Белом доме против Медведева в Кремле. Была весенняя интрига с Народным фронтом, которому дали право на корректировку списка – конечно, это была корректировка не самим Фронтом, она производилась в Белом доме. Список был микширован и клепался наспех Володиным. Все это шло в условиях капитуляции Медведева, то есть в смутное время рокировки. Это был аппаратно импровизированный список. Принципа его формирования, строго говоря, никакого не было. Кроме одного: поменьше медведевских и сурковских! Наконец, события самих выборов в декабре 2011 года, с их «опрокидывающим голосованием» и массой фальсификаций. Этот список создавался в тот момент, когда понимание того, зачем нужна «Единая Россия», у Путина вдруг пропало, отключилось. Но Дума уже была сформирована.

– А список формировался под какую концепцию Думы?

– Сперва под прежнюю, под «управляемую демократию». Но прежняя концепция перестала существовать через полгода после того, как Думу избрали. Дума прежде была простым передаточным звеном, машиной принятия законов и контролируемого ньюсмейкинга. Никто в ней не мог выступать в СМИ, пока не было прямого указания, и все избиравшиеся туда об этом знали. И вдруг все это перестало существовать.

С другой стороны, по условиям сделки 2011 года, как я понимаю, «Единая Россия» перешла под управление Медведева, из-за чего добавочно делегитимизировалась – публично, поскольку Медведев утратил репутацию, и аппаратно, поскольку для Путина все медведевское вдруг стало отвратительным. А дальше происходит самое интересное. Дума, которая избиралась для того, чтобы сидеть молча, дорабатывать законопроекты и голосовать за все, что спускают из АП, в 2012 году вдруг была спущена с поводка. Это тот самый момент, который я не слишком удачно назвал «взбесившимся принтером» – ведь принтер попросили взбеситься. Поначалу это решение безусловно кремлевское. Но оно проявило состав Думы таким, какая она есть. Получив возможность, эти ребята стали нести все, что им взбредет в голову, разумеется, в коридоре реакции, им обозначенном. И пустились во все тяжкие. Пошла конкуренция на самого голосистого хулигана. Появились новые иконы стиля, наподобие Сидякина, депутата Федорова и других. Уже трудно вспомнить период, когда самым похабным считали Сидякина – сейчас он кажется почти центристом и адекватным человеком. Дума проявила действительную изнанку наших «элит», и все понеслось к настоящему моменту.

В случае выборов, конечно же, теперь будет значительно проще отфильтровать и корректировать все списки, но здесь есть несколько условий. Первое: видимо, до этого должен уйти Медведев. То есть, во всяком случае, перестать иметь отношение к «Единой России». Конечно, он подпишет все, что ему скажут, но у меня такое ощущение, что его уход – это скорее предварительное условие, чем последующее. Правда, дизайнерски правильнее, чтоб уже новая Дума утвердила новое правительство.

– Официально это может объясняться тем, что Крыму и Севастополю нужны свои избранные депутаты, а довыборов, без новой нарезки округов, быть не может?

– Да, но это, в конце концов, технические вопросы. Крыму можно дать представительство в Думе, разными увертками освободив там пару-тройку мест. У нас же законы принимают применительно к случаю. А вот расставание с Медведевым, то есть похороны соглашений 2011 года, для Путина по каким-то внутренним соображениям должны были сопровождаться очень серьезным кризисом. Ну вот вам теперь этот очень серьезный кризис – теперь можно расстаться с Медведевым красиво. Новая Дума, новое правительство. Тем более что новая Дума, какой бы ни была, просто по склонности Медведева кокнет.

Но возникает несколько других вопросов. «Единая Россия» – что такое она теперь, в каком качестве она нужна, чем должна быть? То ли нужен ребрендинг «Единой России», то ли утопить ее в ведерке Народного фронта? Но ведь Народный фронт за это время не стал убедительнее. Он не материализовался даже в качестве виртуального бренда. Небезопасно с этим идти на выборы.

Да, понятно, что на такие выборы фактически пойдет сам Путин. Выборы Думы будут простым референдумом по Путину. Народный фронт вместе с «Единой Россией», и в центре – Путин. Это ясно. Но неясно, кому доверят нести путинский портрет. Это организационно важный вопрос администрации президента. Как организационно управлять новым составом проправительственных кандидатов?

Еще одна проблема – Жириновский. Есть немалый риск, что Жириновский наберет значительно больше. В силу отмороженной позиции по Украине, тем более что не замолчит во время избирательной кампании, а разорется вовсю. В сущности, гостелевидение воспитывает сейчас избирателя для Жириновского, а не для Путина. Это неприятный момент, я думаю, они не очень хотят, чтобы Дума состояла наполовину из Жириновского. Тот имеет хорошие шансы обойти коммунистов. Это для АП удобно, но некрасиво. Все-таки Зюганов более вял, предсказуем, более скучен. Он их очень устраивает. Жириновский хорош на телевидении, но его не хотят видеть в товарных количествах в Думе.

Еще возникает проблема условно четвертой и пятой партии. Нужны какие-то, для спектра. Городским слоям, среднему классу сегодня прямо сказано: пошли к черту! Хуже того, всей европейски образованной части среднего класса пригрозили гневом черни – это, кстати, у нас впервые с двадцатых годов. Теперь власть сказала своим городам: «Я не ваша» – и в ежедневной пропаганде натравливает окраину на людей в очках, обзывая тех либералами, национал-предателями. Какие партии допустить к представительству? Иначе Дума окажется вообще без тех, в ком производящий класс может узнать себя. Это опасный момент, и непонятно пока, кем заместить эту позицию, какой партией – не Мироновым же!

Еще вопрос о националистах. Либо пускать националистов в парламент – а на это должно приниматься специальное решение, – либо не пускать. Если не пускать, то их места автоматически занимает Жириновский. Если пускать, то это нервный для нашей власти момент, поскольку она сама хочет быть «националистом». Наша власть ведь хочет быть всем, она хочет быть главным националистом.

– И главным коммунистом…

– Да, совершенно верно, и еще главным социал-демократом, главным центристом и главным консерватором одновременно. Поэтому она нервно относится к националистам, что известно по истории партии «Родина». Этой проблеме пока решения не нашли. Быстрая импровизация здесь, впрочем, могла бы быть вызвана просто наплевательством – да черт с ним! Не будем много думать, запустим десяток уродов в Думу, а там поглядим.

– Ажиотаж вокруг крымской кампании сохранится к 2015 году, если проводить досрочную кампанию в Госдуму?

– На какое-то время его, конечно, удержат. Но насколько, сказать трудно, ведь чтобы его сохранять, должна сохраняться угроза. Сейчас на образ России – осажденной крепости работает агентство «Барак Обама». Президент США сейчас наилучший пиарщик кампании – Россия в чрезвычайном положении! Вообще-то говоря, беспрецедентно, когда президент Америки и представители официального Вашингтона рассказывают публично, как именно они будут разрушать экономику Российской Федерации. Такого не было, я вам скажу, и в наихудшие времена холодной войны. Никакой американский президент – ни Рейган, ни Эйзенхауэр, ни Кеннеди – никогда таких вещей не говорил. А сегодня мы видим новый сладостный стиль мировых отношений, когда можно обсуждать, каким образом нанести максимальный ущерб вашей экономике. Это очень лакомый момент для внутреннего употребления, очень удобный. Я бы лично его непременно использовал для контрпропаганды. Так что думаю, на полгода нам Обамы хватит. А ведь есть под боком и неуправляемая Украина. Которая еще выкинет коленце, и это все можно растянуть до конца года. Пока не начнут ощущаться реальные факторы. Они и сейчас существуют, просто временно приглушены – тихо-тихо реальный уровень жизни падает.

– А когда в таком случае проводить досрочные выборы?

– Если проводить досрочку, то ее надо мало-мальски разработать. То есть ответить на главные вопросы, некоторые из них я назвал. Потому что эти вопросы Путин точно поставит, а на это пару-тройку месяцев, думаю, нужно. Хотя бы на фейковые соцопросы, какие теперь приняты, типа: «Приходите ли вы в абсолютный восторг от гения нашей власти? Или всего лишь безумно счастливы от воссоединения с Крымом?» К чему уже привыкли в Кремле. Так что все можно было обстряпать к началу осени.

– То есть даже в этом году, думаете, можно было бы провести?

– Да. На такие вещи либо решаются сразу, либо их не делают вовсе. Аппаратные люди такие, они страхуются: бог знает, а вдруг все кончится через три недели и рейтинг бухнется к прежним значениям? Думаю, что это решение будет приниматься или нет прямо теперь. И они не стали бы тянуть долго, если бы такое решение приняли.

Конечно, оно является авантюристическим, как ряд ранее принятых. Ведь раньше цикл думских и президентских выборов строился под задачу преемственности власти, создание механизма ее преемственности. Думские и в связи с ними с небольшим отрывом – президентские. Путь даже Путин идет на следующий срок, но тем не менее все это упаковывалось в какую-то стратегию преемственности. В рамках этого подхода имела бы смысл идея «расчистить поляну» перед президентскими выборами.

Но сегодня проблема преемства в принципе снята. Система заявила самой себе, что преемственность ей не нужна. Что статус-кво будет вечным, и Путин вечен. Кстати, я не знаю, насколько полно Путин разделяет эту точку зрения, но и это уже не важно, – ему деться некуда, это уже параметр нового порядка. Будущее время из системы удалено. Его в системе не учитывают даже в той степени, в которой учитывали в позднесоветской. Политбюро ведь – это, вообще-то говоря, именно механизм преемственности власти. Его задача помимо стратегического управления – выбирать преемника при уходе предыдущего генсека. А сейчас, что бы коллега Минченко ни говорил, нет никакого политбюро. Нет группы, которая имеет легитимное право выбрать преемника Путину.

– Вот здесь момент: тогда зачем выборы?

– О том и речь. Если эти досрочные выборы состоятся, они будут вырваны из сверхзадачи работать на систему легальности, то есть конституционной идентичности власти. Они – под задачу быстрой конвертации и закрепления успеха. Для чего? Неизвестно для чего. Просто так, «чтоб рейтинг был». И здесь, конечно, начинается пробуксовка системы. Система начинает действовать все более иррационально, и тем больше подвержена радикальным спазмам, чем больше твердит о своем «консерватизме».

Ведь еще есть один скрытый, но важный момент. Да, кандидаты от власти, на патриотической волне, прекрасно. Но совсем не безобиден приход новых кандидатов в этих условиях. Придется дать выход нескольким десяткам патриотических крикунов, а кем они станут внутри Думы? Это не совсем предсказуемо. Как они поведут себя при изменении обстоятельств? Не превратятся ли они в критиков самой системы, не превратятся ли в ее внутренних «ультра»? В радикальную оппозицию власти изнутри власти? Это совершенно не исключено. Потому что какое-то количество популистов придется пустить в Думу в этом случае. Нельзя, понимаете ли, на патриотической волне опять натолкать в парламент всю постылую обойму неотличимых морд, у которых когда они сидят в зале или лежат в гробу – выражение лица одно и то же. Нет, придется пустить какое-то число живых, энергичных лиц. А бог их знает, как они себя поведут. Не окажется ли среди них пары будущих Ельциных?

Вот вам ряд проблем досрочных выборов, навскидку. Половину которых система проигнорирует. Она сейчас не любит задаваться вопросами, но какую-то часть ей придется нехотя обдумать.

В системе закрепилось новое свойство: это выбирать какой-то яркий, но малосущественный фактор, принимать его за главный и далее действовать, ориентируясь на него. И я не удивлюсь, если пойдут на досрочные выборы, только чтобы избавиться от Медведева. Медведев стал по какой-то неясной причине грандиозной внутренней проблемой для Путина, что может оказаться главным в принятии решения. Хотя премьер делает все, чтобы стать своим в доску, но думаю, чем больше он суетится, тем больше подозрений вызывает. Он, бедняга, от отчаяния даже стал засыпать вдруг в самых неподходящих местах.

– То есть подозрение никуда не ушло, несмотря на примерное поведение последних двух лет?

– Все только усугубилось, это совершенно очевидно.

– Как изменится повестка, с которой пойдут на выборы?

– Во-первых, все слова будут другие, конечно, риторическая повестка будет совсем другой. Какой именно, вы можете представить по российскому телевидению. А вот реальная повестка – действительно интересный вопрос. Здесь у власти есть проблема, возможно, даже осознаваемая кое-кем во власти, хотя не знаю, готовы ли они разъяснять начальству, что повестка меняется. Тема преемства власти ушла, но вышла тема спасения страны. В условиях реальной, хотя и мягкой блокады, которая будет бархатно нарастать со стороны западных стран, возникает ряд проблем в экономике, которые не совпадают с пародийно-погромной антиевропейской лексикой, но и прямо противоположны.

Кем спасать страну? Можно, конечно, на барже в океане, как советский Зиганшин, который резал сапоги и варил, чтобы оттянуть голодную смерть. Но вообще-то нужен императив производительности, предельно свободный экономический курс внутри страны. Делай что хочешь, только производи добавленную стоимость! Нужно поддерживать всех, кто что-то производит, а это прямо противоположно нынешнему курсу. Олигархи, бизнесмены, на которых 20 лет натравливали общество, теперь передовой отряд – они «партизаны порядка», доблестные охотники. Которые должны приносить добычу в нашу крепость. Лозунг борьбы с олигархами и с элитами вообще придется снять. А это лишь мелкий пример того, что надо серьезно менять повестку. Пересматривать модель экономики ужасно трудно – надо корректировать социальные ожидания, потому что с ожиданиями на экономический рост пора прощаться. Все это слишком трудные вещи.

Но есть совсем простой вариант – убить все содержательные темы кампании и на время включить сирену-ревун. Краткосрочная молниеносная кампания под девизом «Путин жил, Путин жив, Путин будет жить!». Такую вообще можно провести за лето, я бы так и провел – с выборами в июле, почему нет? А потом начать думать, можно ли со всей этой хренью взлететь!

– Кампанию провести по волне Крыма?

– Путин и Крым, Крым и Путин! Слово «воссоединение» недаром введено в наш политический лексикон. Прежде оно использовалось в единственном контексте – воссоединении России и Украины при Хмельницком. Сегодня Крыму придан символический вес всей Украины – он ее заместитель. Одна мелкая проблемка – мы все еще не вышли из европейского кризиса, и война все еще вероятна. И внутри страны много желающих повоевать за Харьков. Чужими руками, правда.

– Решение о досрочных выборах все равно не принято?

– А вы не узнаете, пока вас не ошарашат. Миронов же не индикатор. Будут секретить до последнего, пока не скажут: «Завтра ставь на ленту утечки!»

 http://slon.ru/russia/pavlovskiy_o_dosrochnykh_vyborakh_v_gosdumu_vse_mozhno_bylo_obstryapat_k_nachalu_oseni_na_takie_veshch-1076919.xhtml

 
 
27 Марта 2014
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro верхи

Архив материалов