Избираемость и несменяемость

Избираемость и несменяемость. Сергей Ежов: России нужна судебная революция

Сергей Ежов: России нужна судебная революция

Неправосудные приговоры по «Болотному делу» могут подтолкнуть российскую оппозицию к формированию сверхконструктивной повестки — требованию глубокой судебной реформы. Именно эта ветвь власти нуждается в скорейшей модернизации. Именно зависимость и подчиненное положение судей делает возможными как политические преследования, так и фальсификации выборов в законодательные и исполнительные органы. Если протестное движение желает действительно качественного изменения системы, следует отодвинуть на второй план рассуждения о мажоритарной либо пропорциональной схеме формирования Госдумы. И даже разоблачениями коррупционных чиновников можно заниматься уж совсем на досуге. Вопрос о честной власти — это вопрос о справедливости суда.

 

В день раздачи сроков восьми фигурантам дела о массовых беспорядках, вместе с сотнями других пришедших на финал процесса к Замоскворецкому суду Москвы, я оказался в руках ОМОНа. В ОВД, как и на многих других, на меня был составлен лживый протокол об административном правонарушении. И отказ от любых подписей под документами и от дачи объяснений был продиктован вовсе не злостью на полицейских, которые при задержании с размаху ударили меня головой об автозак. Это все лирика, к таким проявлениям агрессии чувствующих презрение толпы людей за годы общественной и журналистской работы нельзя было не привыкнуть.

 

Не стал подписываться даже под невинной 51 статьей Конституции по причине усталости от бесконечных игр в законность. Когда ты в сотый раз пытаешься безуспешно доказать свою правоту, желание участвовать в спектакле как-то улетучивается. Зачем на потеху старшему лейтенанту старательно корпеть над бумажками и выводить бессмысленное: «Просто стоял на тротуаре, порядок не нарушал». Ему вообще все равно, нарушал или нет. Ему надо выполнить формальности и поскорее подготовить документы для суда, который «разберется», конечно же. Для чего кривляться перед судьей, обеспечивая ему видимость объективного рассмотрения? Итог и так понятен.

 

Поэтому лучше провести свои часы в отделении, сложив руки и наблюдая, как участковый пыхтит в поиске понятых, должных засвидетельствовать твой отказ от любых подписей. Не верь, не бойся, не поднимай шариковую ручку. В таком «смирении» нет ничего агрессивного — это просто логичная реакция на театр абсурда. Ничего не мешает при этом быть даже предельно вежливым и уважительным к людям в погонах.

 

Когда в очередной раз какой-либо из оппозиционных лидеров несет президенту списки политзаключенных и нижайше просит отпустить их домой, он вольно или невольно легитимизирует зависимость суда. Гораздо разумнее было бы предоставить готовый закон о реформе системы. Это значило бы копнуть под корень.

 

Вспомните резолюцию массового митинга на Болотной двухлетней давности. Там было пять пунктов: освободить неправосудно осужденных, отменить итоги выборов в Госдуму, отправить в отставку Чурова, зарегистрировать партии и провести честные выборы президента.

 

Требовала ли общественность действительно системных преобразований? Нет.

 

Когда речь заходит об обеспечении независимости судейского корпуса, все чаще и чаще звучат предложения ввести всенародную выборность судей. И это хорошо. Прав был многословный подсудимый «болотник» Кривов, когда в своем последнем слове заявил: «Я этот суд не признаю. Он назначен президентом, де факто – одной из сторон конфликта. Такой суд не может быть свободен и объективен. Все федеральные судьи назначаются лично президентом и входят в силовую вертикаль».

 

С другой стороны, одна лишь выборность не может полностью обеспечить независимость. И сложно возражать, например, бывшему судье Конституционного суда Тамаре Морщаковой, которая отвергает эту меру, видя в качестве главного гаранта непредвзятости несменяемость судей. Действительно, даже способные слышать «голос совести» люди в мантиях банально боятся своего неперезначения в случае отказа выполнять «пожелания». Сожрут, разумеется.

 

Однако мне, в отличие от искренне уважаемой Морщаковой, не видится здесь никаких противоречий. Судьи могут быть одновременно выбираемыми и несменяемыми. Ну, то есть доверил тебе народ однажды судить себя — работаешь до пенсии. Освободилось место — новые выборы на его замещение.

 

Жду того момента, когда на площадях вместо слегка опостылевших «Россия без Путина» и «Фашисты» зазвучат более содержательные лозунги. Что-то типа «Судей — выбирать». И эта тема может взволновать не только политическую прослойку — с проблемой невозможности законно защитить себя и свои интересы сталкиваются почти все.

 

Фото: Руслан Кривобок/ РИА Новости

http://svpressa.ru/society/article/83009/

 

27 Февраля 2014
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro верхи

Архив материалов