«Вопрос о будущем президенте Путин на девяносто процентов будет решать сам»

Еще на десять - с силовиками, и больше ни с кем, считает известный политтехнолог Игорь Минтусов

По приглашению Института философии и права УрО РАН Екатеринбург посетил  Игорь Минтусов, учредитель и глава ведущей российской PR-компании «Никколо М». За плечами у «Никколо М», в апреле этого года отмечающей четвертьвековой юбилей, сотни избирательных кампаний в России, Ближнем и Дальнем Зарубежье, начиная с выборов депутатов Верховного Совета СССР и включая выборы президента РФ, депутатов Госдумы и губернаторов. Кроме того, «Никколо М» - авторитетный игрок на рынке услуг GR («governmentrelations», связи с правительством). На круглом столе в Институте философии и права и в общении с корреспондентом Znak.com Игорь Минтусов предсказал возвращение к консервативному курсу – невзирая на «олимпийский» пролиберальный крен.

 

Что имеем: «Консерваторы будут определять политический пейзаж еще 10 лет и больше»

- До протестных событий 2011-12 годов Путин претендовал на лозунг Ельцина «президент всех россиян», и ему этот лозунг очень нравился. При левых лозунгах Путин на самом деле ведет правую экономическую политику, «окормляя» и «левую», и «правую» стороны электората. И протеста в 2011 году власть не ожидала, тем более что тогда для нее ничего особенного, нового не произошло: система фальсификаций итогов выборов была налажена еще при Лужкове, пятью годами раньше; на парламентских выборах 2007 года были точно такие же фальсификации, которые наравне с адмресурсом обеспечивали победу власти. Но в декабре 2011 года сыграл фактор тысяч наблюдателей, подготовленных, прежде всего, «Яблоком». Плюс самая неудачная ежегодная пресс-конференция Путина, когда он, опираясь на записки своих консультантов, сделал неправильные оценки (Путин тогда назвал протестующих «бандерлогами», а белые ленточки митинговавших сравнил с презервативами – ред.). В результате в конце декабря вышли 100 тыс. человек, которые «затаили хамство в душе» от «рокировочки» Медведева и Путина в сентябре, на съезде «Единой России». Даже у Суркова дрогнули нервы, он заявил, что на Болотную вышли лучшие люди страны, ее гордость. В итоге президентские выборы прошли без фальсификаций (разве что на закрытых участках), и у профессионалов не вызывает сомнений легитимность Владимира Владимировича.   

 

 

"Путин решил опираться на большинство, которого, кстати, все больше: все больше людей становятся привязанными к бюджету"

 

После всего этого было принято решение перейти от лозунга «Путин президент всех россиян» к опоре на консервативный электорат, который олицетворяет Нижний Тагил, Уралвагонзавод, то есть на большинство, для которого демократия не в соблюдении прав меньшинств, а в праве большинства на управление. Сейчас российский электорат состоит из двух частей. 50-60% - те самые «государственники». Они ориентируются на государство: чем крепче, богаче государство, которое дает им жилье, пищу (а в большей части это бюджетники), – тем лучше их собственная жизнь. Они крепко связывают свою жизнь с государством, поэтому «жила бы страна родная, и нету других забот». Вторая часть – 20-30% - электорат с либеральными ценностями и установками, который считает, что главное – личность, человек¸ а государство лишь помогает ему развиваться и расцветать. 

 

Так вот, Путин решил опираться на большинство, которого, кстати, все больше: все больше людей становятся привязанными к бюджету. И именно эти люди, «государственники», консерваторы определяют политический пейзаж в стране и будут определять еще 10 лет и больше, и это не зависит от персоны ВВП, он просто чувствует этот тренд и опирается на него.  

 

Что будет: «Смерть «Единой России» - дело времени, кампания по раскрутке «Народного фронта» пошла»

- Сейчас происходит возвращение к хорошо забытому старому. Политическая система будет развиваться в умеренно-консервативном русле, просто регулирование процессов уходит на более глубокий уровень. Стоит задача сохранения контроля над системой в условиях, во-первых, невысокой популярности первого лица, во-вторых, экономических проблем. Согласно опросам ФОМ, позитивно личность ВВП оценивают около 40% (в 2007-2009-х было близко к 60%), процентов 25 – безразличные, аполитичные люди; у «Единой России» таких еще больше: при 30% сторонников – 35% безразличных. Если говорить об экономике, то самые последовательные оппоненты режима говорят, что по наиболее пессимистичным прогнозам 1,5-2 года экономической стабильности у режима есть благодаря резервам, прогнозировать, что будет через 2-3 года, сложнее (именно на этот период приходятся парламентские выборы – ред.). Очевидно, что в России нет ни одной отрасли, которая бы за последние 10-13 лет стала конкурентоспособной в глобальном масштабе, с нефтью и газом ситуация нестабильная, «Газпром» потерял до 15% европейского рынка. Вместе с тем Акелла, то есть Путин, хоть и делает немало ошибок, пока не промахнулся фатально, как Янукович.   

 

 

"В следующую Госдуму пройдет не более 1-2 новых партий"

 

На выборах Госдумы в 2016 году я вижу три интриги. Первая: место «Единой России» может занять «Народный фронт». Это решение будет приниматься за год до выборов, сейчас оно преждевременно. Но кампания по раскрутке «Народного фронта» пошла, к «моменту истины» все должно быть готово. Теоретически «Единая Россия» может и остаться, но это маловероятно, поскольку она окончательно дискредитировала себя на последних парламентских выборах, ее смерть – дело времени. Вторая интрига - дальнейшее существенное ослабление «Справедливой России», где происходит серьезная центробежная динамика, я имею в виду уход Гудкова, Пономарева. Думаю, СР преодолеет 5-процентный барьер, но точно не возьмет 13%, как на прошлых выборах. Третье: поскольку партиям, представленным в Заксобраниях, разрешено не собирать подписи для участия в парламентских выборах, многие будут активно участвовать в региональных кампаниях. Тут важно, кому позволят, кого освободят от сбора подписей. Это будут парламентские партии, а также «Яблоко», набравшее на прошлых выборах 3%, и партии, которые уже имеют хотя бы одного депутата в региональных парламентах: это «Родина», «Гражданская платформа», «Российские пенсионеры за справедливость», «РПР-Парнас» (если он не распадется), «Патриоты России», «Коммунисты России», «Правое дело». Остальным нужно собирать 200 тыс. подписей, что сделать крайне сложно. Так что партия Навального, например, вряд ли будет участвовать в парламентских выборах. Таким образом, в следующую Госдуму пройдет не более 1-2 новых партий. В одномандатных округах тоже тихой сапой изменен порядок сбора подписей – с 1,5 до 3%, это примерно 14 тыс. голосов, что также выгодно прежде всего парламентским партиям. Эта же схема может быть перенесена и на выборы Заксобраний. А возможности контролировать избиркомы с точки зрения подлинности - неподлинности подписей по-прежнему нет.

 

О губернаторских выборах: «Любые неожиданности и интриги будут происходить в рамках, установленных администрацией президента»

- Сейчас в центре доминирует логика, что государство – это большой завод с большим количеством цехов, которыми надо эффективно управлять. Нужны умелые менеджеры, причем которых ты лично знаешь, не полагаясь на механизмы регионального самоуправления, на «волю волн», волю электората. При этом главе государства, в общем-то, все равно, какие «терки» происходят на региональном уровне, какая, скажем, региональная собственность какой части элиты принадлежит. Главное – чтобы все было спокойно и стабильно, чтобы люди не вышли на улицы и не перекрыли Транссиб. Разрешение противоречий делегируется полпредам и губернаторам, которые все согласовывают с региональными элитами. В общем, региональные межэлитные разборки не являются головной болью федерального центра. Возьмите Удмуртию, которая не развивается все 20 лет при президенте Волкове. Почему же он сидит на своем месте? Да просто там ничего не происходит.

 

 

"Стоит Кремлю окрикнуть «Альфа-групп», которая поддерживала Навального, - и поддержка прекратится"

 

Губернаторские выборы останутся полностью подконтрольными центральной власти. Любые неожиданности и интриги будут происходить в рамках, установленных администрацией президента. Дотации губернаторам будут носить точечный характер, по результатам кулуарных договоренностей федеральной и региональной элиты. Повторение модели выборов «Собянин-Навальный» возможно, ведь решение об участии в выборах Навального было принято не столько им самим. И когда Навального взяли под стражу, это вызвало шок у одного из руководителей кремлевской администрации, на следующий день Навального выпустили, и были приняты санкционированные усилия для поднятия его рейтинга. Одним словом, пойдет на выборы Навальный или Ройзман – это решается не ими. Точно так же, как решение той или иной финансово-промышленной группы финансировать оппозицию тоже зачастую согласовывается в коридорах власти. Другой вариант - когда власть может запретить ФПГ «подкармливать» оппозицию. Так или иначе, стоит Кремлю окрикнуть, например, «Альфа-групп», которая поддерживала Навального, -  и поддержка прекратится.

 

О выборах президента в 2018 году: «Это интимный вопрос одного человека, Владимира Владимировича Путина»

- Дум о президентских выборах очень много. Но обсуждать - это все равно что обсуждать женатого товарища, который не очень доволен своей женой, обсуждать без него следующую кандидатуру в жены. Вопрос «кто будет следующий» - это интимный вопрос одного человека, Владимира Владимировича Путина, и на 90% этот вопрос он будет решать сам. Мнение финансово-промышленных групп при этом, если коротко, не учитывается. Особенно после попыток корпораций «приватизировать» власть на втором президентском сроке Ельцина, когда корпорации старались продвинуть на высокие государственные посты «своих» людей (впрочем, и чиновники охотно «приватизируют» свои властные полномочия), и после истории с Ходорковским, который претендовал через Госдуму определять кандидатуру премьер-министра, потому что понятно, что вряд ли бы он когда-нибудь стал президентом. Хотя думаю, что Михаилом Борисовичем двигали политические убеждения, а не корыстные интересы его бизнеса. 

 

 

"Мнение финансово-промышленных групп не учитывается, не говоря уж об обществе"

 

Я уж не говорю о том, что с обществом тоже не посоветуются. Учитывается позиция групп, с которыми предстоит согласовать кандидатуру, это в первую очередь силовые структуры, которые имеют ресурс, чтобы создать проблемы президенту, если он выберет неприемлемого для них человека.  

 

Что поможет действующей власти: «Перенос Майдана нам не грозит – другая политическая культура»

- Во-первых, власть будет поддерживать апатию населения, она не станет заниматься политической пропагандой и просвещением, развитием довольно неразвитой политической культуры населения. Наоборот, кампания по выборам Госдумы в 2016 году будет по возможности «заморожена». Перенос Майдана нам не грозит – там другая политическая культура. Более того, сейчас идет судебный процесс, не менее знаковый, чем «дело Ходорковского», – к каким срокам приговорят задержанных на Болотной площади 6 мая 2012 года (в день инаугурации Владимира Путина – ред.), которые, по сути, виноваты только в том, что оказались в первых рядах. Многие считают, что это была провокация власти. Если нескольких ребят осудят – это будет сильный сигнал всем «незаконопослушным». И здесь у меня пессимистичный прогноз. Оппозиционные же партии не представляют интересов 20-30% либерального класса, разве что отдельные лидеры типа Навального, но про него я уже сказал.

 

Во-вторых, адмресурс никто не отменял. Да, президентская администрация говорит губернаторам: обеспечьте победу, но чтобы никаких фальсификаций» Те спускают ту же команду мэрам. Но это просто значит, что адмресурс начинает работать на уровне ЖЭКов, вот и все, механизмы продолжают действовать. Здесь, конечно, очень важна роль наблюдателей, экзит-поллов (именно результаты экзит-поллов, с которыми разительно расходились официальные итоги выборов, стали «бикфордовым шнуром» «революции роз» в Грузии и Майдана на Украине). Возможно, это самое важное направление для политической, гражданской активности.

 

 

Если нескольких ребят осудят по "Болотному делу" – это будет сильный сигнал всем «незаконопослушным»

 

Но при этом, помимо независимых контролирующих общественных организаций, «на рынке» присутствует множество похожих, но созданных государством, которые хором подтверждают, что никаких фальсификаций не было и выборы прошли честно. Это, кстати говоря, практика не только России, но и Казахстана, Белоруссии и других стран СНГ. Да и на доказательную базу, приведенную парламентскими партиями по фальсификациям на выборах Госдумы в 2011 году, внимания так и не обратили. «Справедливая Россия» не признала выборы в Санкт-Петербурге – ну не признала и не признала, никого не наказали. В судах говорят: протоколы, заведенные в «ГАС-выборы» председателем избиркома без участия наблюдателей, отражали изменившуюся картину уже после ухода наблюдателей. Аргументы, не вызывающие ничего, кроме смеха, но они принимаются.    

 

Об отношениях власти и бизнеса: «Всегда бизнес приходит к чиновнику, чиновник не звонит: хочу тебя покрышевать

- Не думаю, что сейчас компании равноудалены от власти (хотя именно этой задачей объяснялся арест Ходорковского – ред.), - достаточно сказать об олигархах из кооператива «Озеро», которым дается предпочтение ввиду доверия первого лица. Всегда бизнес приходит к чиновнику (или в парламент) или проталкивает своих ставленников, свои законопроекты, естественно, рассчитывая на будущие преференции, например при проведении торгов или при определении кандидатуры губернатора. (Причем когда возникают какие-либо противоречия между «вертикалью власти» и бизнесом, губернатор всегда выберет в пользу власти, а не ФПГ, патронировавшей ему). При этом корпорации в отстаивании своих бизнес-интересов перед властью вполне могут прибегать к таким приемам, как забастовки, акции протеста и так далее. Один из примеров – Пикалево. 

 

 

"Чиновная среда делится не на тех, кто берет взятки и не берет, а на тех, кого поймали и кого не поймали"

 

Но еще раз подчеркну: бизнес приходит к чиновнику. Чиновник не звонит: хочу тебя покрышевать. Чиновник только выставляет счет за свою коррупциогенную работу. Чиновная среда делится не на тех, кто берет взятки и не берет, а на тех, кого поймали и кого не поймали. В любом случае и корпорации, и коррумпированных чиновников в конечном счете интересует одно – кэш… Надеюсь, что совсем недавние события (уход двоюродного брата Путина из совета директоров трех банков и зятя Сечина с поста старшего вице-президента Внешэкономбанка – ред.) - это осознанная политика по разведению «личного» и «государственного», но окончательной уверенности у меня нет.

 

 

 

 

Подготовил Александр Задорожный, фото – Вадим Ахметов  

http://znak.com/moscow/articles/13-02-18-02/101922.html

14 Февраля 2014
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов