"О патриотизме заговорили! никак проворовались!"- Л. Толстой

 

 

Ю.ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. Юлия Латынина, «Код доступа» как всегда в это время по субботам. +7 985 970-45-45. Главная российская новость – это, конечно, DDoS-атака на «Дождь», осуществленная силами разных кремлевских ботов. Собственно, понятно, что, собственно, к поводу, к которому прицепились (напомню, что это опрос, проведенный «Дождем» в программе «Дилетант» 26 января, нужно ли было сдать Ленинград, чтобы сберечь сотни тысяч жизней). Ну, я не думаю, что имеет вот эта бот-атака какое-то отношение, собственно, к вопросу. Думаю, что она имеет отношение к долгим неприятностям «Дождя», которые, на самом деле, реально начались еще с Болотной площади. Тогда было принято решение, насколько я понимаю, купить «Дождь». Тогда Усманов сделал владельцам «Дождя» предложение, от которого они, видимо, должны были не отказаться. Синдеева отказалась. Насколько я понимаю, это было просто связано с тем, что у «Дождя» нет таких спонсоров, которых можно взять за жабры и задушить. И после этого, видимо, было принято решение в рамках новой кремлевской политики душить «Дождь» чисто финансово. Потом некоторое время от него отстали, и новая волна пошла, насколько я понимаю, с публикацией Навального «От дачного кооператива «Озеро» к дачному кооперативу «Сосны» - это о стоящих рядом роскошных дачах, дворцах Володина, Неверова, Руденского, Ашлапова и Приходько. Вот тогда, говорят, у господина Володина было совещание в администрации. Понятно, что, вроде бы, с одной стороны, это публикация Навального. Но дело в том, что с Навального-то что возьмешь? Навального уже не закроешь. А, вот, «Дождь» закрыть можно.

И я думаю, что именно это крайне неудачное время для атаки (потому что ну как? Накануне Олимпиада – зачем такое позорище устраивать?) – оно связано именно с этим совещанием и с тем, что вот эти вот боты кремлевские неудачно принялись выполнять, вперед паровоза побежали.

Собственно, говорить о том, почему они обиделись... Напомню, что там, как я уже сказала, почему я говорю, что боты? Потому что началась такая гигантская медийная атака в стиле тех, которые соседствовали со сталинскими или маоистскими чистками, когда наш известный борец с педофилами депутат Яровая заявила, что это преступление по реабилитации нацизма. Там наш специалист по духовным скрепам министр Мединский говорит, что это не люди. Ну, конечно, такой риторический вопрос: а скажите, вот когда доверенное лицо, господин Багиров пишет, цитирую, «я еще одну блокаду бы устроил, чтобы снова вместо хлеба жрали казеиновый клей. Животные-животные, деревенщина», дальше пи-пи-пи, дальше снова пи-пи-пи, да? Это пишет доверенное лицо Путина по поводу Ленинграда «Я бы им еще одну блокаду устроил». Что-то там ему какие-то деньги за билет не вернули. Вот это красна черта (как сказал Песков «Они перешли за красную черту») или нет?

Когда госпожа Скойбеда выражает сожаление, что абажуров из кожи недостаточно наделано, это красная черта или нет? Или когда вот только что на Пискаревском кладбище, блокадники в том числе, ждали 3 часа, пока Путин возложит венки, а их не пускали (пускать не велено сюда простой народ), это не оскорбление? Видимо, риторический вопрос, потому что, как я уже сказала, на самом деле, вопрос о блокаде Ленинграда тут не причем. И блистательно совершенно это продемонстрировал 9-й канал израильский и его главред Леонид Канфер, когда они задали вопрос о том, а не спровоцировали ли евреи Холокост. В Израиле. Причем, даже 9% согласилось с такой постановкой вопроса. Да? То есть это к вопросу о том, что, конечно, вопрос любой можно задавать.

Теперь, собственно, самое главное. По поводу вот этого «Не трожьте святую нашу победу». Я очень рада, что вот это вот негодование кремлевских ботов по поводу блокады Ленинграда позволило поговорить о блокаде Ленинграда как о новости. Я для начала хочу напомнить, что в Ленинграде погибло не то 600 тысяч человек (641 тысяча – официальная цифра), не то один миллион. Точных цифр нет. Вот, пункт первый. Господа, если власть не может назвать цифру погибших с точностью до 400 тысяч, причем это не в каменном веке, не тысячу лет назад, не в поле, а в городе, где всё переписано (вообще в Советском Союзе всё переписано было), то, пожалуйста, не рассказывайте, что это для вас великая трагедия. Вы даже не можете назвать имена этих людей – вот, как вы к ним, на самом деле, относитесь. Это показатель вашего отношения.

Второе. Несколько очень важных моментов, на которых я хочу остановиться. Собственно, вопрос «Дождя» был не очень удачный. Почему я его считаю не очень удачным? Потому что, если можно, я для начала процитирую выписки из журналов боевых действий группы армий «Север» с конца августа по начало ноября 1941 года, которые как раз касаются планов нацистов в отношении Ленинграда. 20 сентября сообщение начальника Генштаба: «Относительно города Ленинграда остается тот же принцип: мы не заходим в город и не можем кормить город». 12 октября запись: «Фюрер решил, что капитуляция Ленинграда, даже если таковая будет предложена противником, не будет принята. Ни один немецкий солдат не должен входить в город». Это, кстати, к вопросу о том, стоило ли сдавать Ленинград, да? Ответ: немцы не приняли бы капитуляцию.

Значит, дальше самый главный вопрос. Отчего же, все-таки, в Ленинграде случился голод? Я вам рекомендую замечательную короткую статью Солонина «Две блокады» из сборника «Нет блага на войне». Чуть-чуть, очень коротко тезисы этой статьи, но неполно, изложил Солонин в своем блоге на «Эхе». А в статье этой сказано следующее.

Вот, в 1948 году случилась блокада города Берлина с населением в 2 миллиона человек. И американцы организовали доставку груза по воздуху, и начали с тысячи тонн в день и довели доставку груза до 13 тысяч тонн. Они возили даже уголь. И был город Ленинград. Полной его блокады не было с классической точки зрения. Чего не было, так не было поставок по железной дороге (об этом чуть попозже). Но было 60 километров берега. свободного от противника Ладожского озера. На другом берегу озера были советские войска. А самая тихоходная баржа проходит это самое Ладожское озеро ночью за 10 часов. И если посчитать по норме 800 граммов в день, от которой никто не умер бы с голода, на 2,5 миллиона жителей надо было завозить 1,5 тысячи тонн в день. То есть 5-6 скромных барж в сутки снимали эту проблему – я цитирую Солонина.

К началу войны в северо-западном речном пароходстве было 323 буксира и 960 несамоходных судов общей водоизмещением, внимание, 420 тысяч тонн. То есть треть процента от этого числа в сутки обеспечивала бы снабжение Ленинграда. И вдруг, когда надо было Ленинград снабжать, куда-то эти суда делись.

Это еще мало. Солонин приводит документы, из которых следует, что, например, баржа пришла 17-го, а разгружена была 21-го октября. То есть очень долго разгружались баржи. Так или иначе по Ладоге доставлялось всего 700 тонн во время судоходства. Это мало. Но опять же это, простите, получается по 400, а не по 125 грамм хлеба в день как в ноябре в Ленинграде. То есть, видимо, все-таки, размер воровства не поддавался описанию, чтобы было у всех 125 грамм, у иждивенцев, надо другим, в общем, есть черную икру ложками.

Иначе говоря, сейчас я пока ничего не объясняю, не предполагаю, я просто ставлю вопрос вслед за Солониным. Каким образом флот водоизмещением 420 тысяч тонн не мог перевезти 1,5 тысячи тонн в день? Я сейчас объясню, почему этот вопрос даже не совсем правильный. И каким образом 800 тонн, которые должны были означать 400, превращались в 125?

Второе, что я рекомендую, это книгу Суворова «Беру свои слова обратно». Это глава, посвященная подвигам Жукова в городе Ленинграде. Суворов там довольно подробно анализирует бахвальство и вранье Жукова, который рассказывает совершенную хлестаковщину о том, как он явился в город не то 9-го, не то 10-го сентября и спас Ленинград.

Суворов там объясняет, что Жуков явился в город не 10-го числа. Но главное, что Суворов говорит очень простую вещь. Ленинград был суперзащищенным городом еще, собственно, с царских времен. К моменту начала блокады залив был весь нашпигован минами, тралить которые было невозможно, потому что всё простреливалось из фортов, береговых батарей, из Кронштадта. Самая мощная в мире группа береговой артиллерии плюс весь Балтийский флот стояли в заливе. Улицы города были пересечены окопами, рвами, щелями, опутаны колючей проволокой, надолбами-рогатками. В самом городе были сооружены более 4 тысяч огневых точек, в домах проделано более 17 тысяч амбразур, построено 25 км баррикад. Это значительно больше, кстати, чем в Москве, которая больше, вроде, по размеру.

К 13 сентябрю только броневых железобетонных точек было установлено в городе 400. Для пулеметов – 650 огневых точек, 25 тысяч пирамидальных железобетонных надолбов. То есть обращаю внимание, что город стал бы для гитлеровцев ловушкой. Бои за город, укрепленный таким образом, это был бы даже не Сталинград, это были бы даже не бои за каждый дом. Представьте себе, как переплывать Неву, если на ней разведены мосты, и напомню, что у Невы гранитные набережные. Это вам не высаживаться на пологий берег. Напомню, что у Мойки и Фонтанки тоже гранитные набережные. Вот, представьте себе ситуацию, мост на Фонтанке взорван, а вам нужно переправиться через эту реку, которая, по сути говоря, представляет из себя в этот момент с военной точки зрения колодец.

Немцы это прекрасно понимали и не собирались брать Ленинград штурмом, как я уже выше цитировала слова из группы армий «Север», вообще не собирались его брать. В связи с этим уже в сентябре до появления Жукова 13 сентября 4-я танковая группа была отозвана из-под Ленинграда. Не было никаких войск, которые Гитлер после взятия Ленинграда мог перебросить к Москве, потому что они и так уже были переброшены. То есть Ленинград был просто блокирован и, цитирую тот же журнал 25 сентября немецкий, «чтоб вынудить город к сдаче, остаются только авиационная бомбардировка и измор». Или 23 октября главнокомандующий группой армий докладывает, что сейчас город можно обстреливать лишь несколькими дальнобойными орудиями, для которых к тому же имеется крайне малое количество боеприпасов.

Это очень важный момент, потому что Суворов четко показывает, что к приезду Жукова разведка четко докладывает, что под Сталинградом нет танков, противник не идет в наступление. Что делает Жуков? Он объявляет сообщение разведки провокационным, он приказывает разобраться с теми, кто отправляет такие сообщения, он начинает врать Сталину, он докладывает, в частности, 14 сентября о том, что он отбил наступление, которое противник, развивая прорыв тремя-четырьмя приходными дивизиями, введя в бой 2 танковых. То есть еще раз, немцы в журнале пишут, что чтобы вынудить город к сдаче, остается только бомбардировка и измор, а Жуков в это время рассказывает, как он отбивает танковые атаки. То есть для того, чтобы создать видимость героической победы, Жуков, мягко говоря, врет. Причем, не просто врет – он серьезно дезинформирует ставку, потому что если Четвертая танковая армия есть под Ленинградом, значит, ее нет под Москвой.

Чтобы создать видимость кипучих побед, Жуков рапортует об отражении несуществующих атак противника, который, на самом деле, не атакует и не пытается занять город штурмом. И, собственно, что очень важное пишет Суворов? Потому что если не штурм, то блокада. А если блокада, что надо делать? Ответ – тут я цитирую Суворова – Жукову следовало действовать иначе: в обороне оставить минимум войск, а всё остальное бросить на штурм станции Мга. Той самой станции, где противник перерезал последнюю железнодорожную магистраль, которая связывала Ленинград со страной. И пока вражеская оборона не затвердела, любой ценой отбить эту станцию. Вот это тот случай, в котором и заключается полководческий талант, когда здесь, действительно, за ценой нельзя было стоять.

То есть еще раз, что я хочу сказать предварительно? Вопрос «Не следовало бы сдать Ленинград немцам?» явно не имеет значения. Немцы не собирались кормить 2,5-миллионный город и не собирались его брать. Они, собственно, сделали, что хотели – они хотели, чтобы он сам вымер.

А вот вопрос: как получилось так, что имея в начале войны флот в 420 тысяч водоизмещения, не могли поставить в город 1,5 тысячи тонн в день? Как это получилось? И ответ, видимо (я не случайно цитировала про 4 тысячи огневых точек в городе) заключается в том, что Ленинград был подготовлен Сталиным как гигантская ловушка, в которой сражались бы за каждый дом, в котором немцы положили бы массу своих солдат, а потом остались бы с городом, который надо кормить. И ситуация эта, видимо, со стратегической точки зрения показалась Сталину выигрышной. Да? Вот там можно было сказать «Они уничтожили Ленинград». Немцы в эту ловушку не полезли. В городе нет продовольствия, ну вот сами и кормите.

Это к вопросу о многократно цитированной директиве Гитлера №1601 от 22 сентября 1941 года, в которой говорится «Фюрер принял решение стереть город Ленинград с лица земли». Да? Ее обычно не цитируют дальше, поэтому цитирую дальше: «Предполагается окружить город тесным кольцом и путем обстрела из артиллерии всех калибров и беспрерывной бомбежки с воздуха сравнять его с землей. Если будут просьбы о сдаче, они будут отвергнуты, так как проблемы, связанные с пребыванием в городе населения и его продовольственным снабжением, не могут и не должны нами решаться».

То есть обратите внимание, фраза «Стереть с лица земли» в данном военном контексте не означает как у Чингисхана или Саргона «Я зашел в город, этих жителей его уничтожил, стены срыл, землю засеял солью». Она означает: Сталин приготовил немцам ловушку – город, в котором они будут сражаться за каждый квартал посреди разведенных мостов и взорванных мостов на Фонтанке и Мойке. Надолбы, баррикады, 4 тысячи огневых точек. Да? А немцы сказали «Ха, а мы поступим по-другому. Мы будем город уничтожать артиллерией и авиацией, сотрем с лица земли, а население какое есть, пусть бежит на восток».

Еще раз, да? На самом деле, то, что писал Солонин, даже не полное, потому что дело обстояло еще хуже. Я рекомендую вам статью Александрова «Власть и город», в которой приведены еще более потрясающие цифры, в которой, например, приведена цитата из Начальника Дороги жизни Нефедова, который в самые страшные дни блокадного голодомора записывает «10 декабря 1941 года бензин – острая проблема. 11 декабря – сплошной подвох с бензином. 22 декабря – лимитируют горючее. 1 января – положение с горючим снова стало очень острым, парк стоит». То есть в один вечер 15 декабря 1941 года на трассе Ленинград-Ладожское озеро стояли 120 машин из-за отсутствия горючего.

Обратите внимание, начальник Дороги жизни не пишет, что машины бомбят, что дорога прервана. Люди умирают просто потому, что нет бензина. Просто потому, что продовольствие не привозят, хотя... Ну, вот, как в Ростове сейчас не завезли хлеба.

Или вот другой пример. В ноябре-декабре 1941 года в среднем за сутки через Ладогу (напомню, что были страшные морозы, Ладога уже замерзла) перевозили 361 тонну грузов. 31 марта через ту же Ладогу уже 1942 года перевезли 6423 тонны. Вопрос: почему? Ответ единственный заключается в том, что Ленинград не снабжался не только потому, что он блокирован немцами, но и потому, что советская страна не считала нужным его снабжать. Потому что, видимо, в первые месяцы предполагал Сталин, что это гигантская ловушка, город всё равно падет – пусть гитлеровцы кормят его без грамма хлеба.

Когда стало ясно, что гитлеровцы не хотят его брать (вспомним директиву Гитлера «Город стереть с лица земли, но внутрь не заходить»), снабжение началось налаживаться по той же самой Ладоге.

И, конечно, не забудем, кого снабжали, 125 грамм хлеба – иждивенцев, композиторов всяких – пусть они умирают. А мы до сих пор не знаем правил, сколько снабжались привилегированные, да? Просто точно известно, что из секретарей всяких Райкомов и Горкомов никто не умер. И что когда инструктор отдела кадров Ленинградского Горкома ВКП(б) Рябковский поехал поправлять здоровье в марте того же самого 1942 года в Горкомовский стационар, то вот меню: каждый день – мясное, баранина, ветчина, куры, гусь, колбаса, рыбное – лещ, салака, колюшка, жареная, отварная, заливная, икра, балык, сыр, пирожки и столько же черного хлеба на день, 30 грамм сливочного масла. И ко всему этому по 50 грамм виноградного вина. Да? То есть, вот, одни люди снабжались по первой категории, а другие люди снабжались по иждивенческой.

Я процитировала цифру в 420 тысяч водоизмещения. Часть этой флотилии была выведена. Она вызвала, когда ее процитировал Солонин, страшное негодование и сразу все стали наши портянки рассказывать, что, типа, по Ладожскому озеру, оказывается, нельзя было плавать.

Вот, я должна сказать, что Солонин, действительно, не прав, и он не учел в этих 420 тысячах те цифры, то, что еще возможность ладожской военной флотилии и треста Ленрыба. Я тут рекомендую вам статью «Власть и снабжение блокадного Ленинграда» - это статья иерея Николая Савченко, который проводит как раз подробные данные о ладожской военной флотилии, о том, какие корабли в ней действовали и как они могли быть непосредственно уже на Ладоге задействованы для снабжения Ленинграда. Там, в частности, было 5 однотипных кораблей из грунтоотвозных барж общим водоизмещением, насколько я понимаю, 1140 тонн, практически покрывало потребности Ленинграда.

Кроме того было, конечно, значительное количество рыболовецких мотоботов и шхун. Как раз рассказывают, что на Ладожском озере невозможно было плавать. Ну, видимо, если эти шхуны, вот этот вот трест Ленрыба, мотоботы «Дельфин», «Коммунист» и «Комсомолец» - у них было небольшое водоизмещение, 25 тонн, 38 тонн, там, «Навигатор» 23 тонны. Да? Конечно, это не очень большие суда. Но это суда, которые можно практически везде нагрузить и практически везде разгрузить.

Более того, я сейчас вам скажу абсолютно крамольную мысль. Представьте себе, что вот в эти дни в сентябре-октябре вместо треста Ленрыба там бы, на Ладожском озере плавали частные корабли. Частные вот такие же рыболовецкие шхуны. Как вы думаете, больше или меньше продовольствия в город было бы завезено? Я думаю, что было бы завезено довольно больше продовольствия, потому что каждый бы человек понял, что это его возможность сделать деньги, вывезти, соответственно, туда продовольствие, а обратно вывозить людей. И при этом бы не имело значения, сколько стоит продовольствие на большой земле, потому что внутри города оно всё равно стоило бы дороже.

То есть еще раз повторяю, что учитывая, что был берег Ладожского озера, и этот берег был 60 километров и потери от гитлеровских бомбардировок, и просто тонущих кораблей не превышали 5% (они были даже меньше), невозможно объяснить плохое снабжение Ленинграда ничем иным кроме как нежеланием Сталина его снабжать.

Я могу привести очень мало подобных примеров, подобных блокад, но я могу, в частности, привести в качестве более-менее аналогичного примера осаду наполеоновскими войсками города Кадиса с 1810-го по 1812-й год, когда вся суша вокруг Кадиса была занята. Если вы посмотрите на карту Кадиса, там оставалось гораздо меньше, чем 60 километров Ладоги, там оставался заливчик, в который можно было войти.

Не могу сказать, что в городе Кадисе хорош было жить. Да, кстати, наполеоновские орудия били на 3 мили – это были самые дальнобойные орудия на тот момент. И не могу сказать, что в Кадисе было хорошо жить, но вот как-то, поскольку не было принято решения самими испанцами заморить Кадис голодом, то он и не заморился голодом.

Вот, еще раз, господа, подытоживая. Ленинград был блокирован, но у Ленинграда было 60 километров Ладожского озера, 420 тысяч тонн водоизмещения северо-западного речного пароходства, ладожская военная флотилия и трест Ленрыба. Перерыв на новости.

НОВОСТИ

Ю.ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. Юлия Латынина. Итак, подытоживая про Ленинград, что в этих условиях при наличии берега Ладожского озера, потом замерзшего берега, по которому шли машины, машины, которые перевозили совершенно одно количество грузов в декабре и которые уже в марте перевозили 6 тысяч тонн грузов. Так вот чудовищное снабжение города, начиная с октября по март, как раз и объясняется только тем, что Сталин не собирался снабжать город полностью. Последнее объяснимо только тем, что Сталин был уверен, что Ленинград будет взят и станет ловушкой.

И я хочу добавить еще 2 вещи. Момент, о котором нельзя не сказать и напомнить, что с Запада были не немецкие у города, а финские войска, стоявшие на старой границе. Они не двигались вперед. Финны не бомбили города Ленинграда и не наступали. Несомненно, очень сложные были отношения у СССР и Финляндии, но напомню, что войну с финнами мы начали, когда мы были союзниками фашистской Германии в рамках пакта Молотова-Риббентропа о разделе Европы. Что СССР прекратил эту войну, опасаясь, что ему объявят войну Англия и Франция. Что финны были соответственно после гитлеровского вторжения весьма вынужденными союзниками Германии. Более того, что 25 июня СССР, обвинив финнов в провокациях, реально сам начал войну против финнов, видимо, по старым заготовленным шаблонам. Тут я тоже вам рекомендую книгу Марка Солонина «25 июня» - ничего лучше на эту тему не написано.

И что, учитывая тот факт, что Ленинград блокировала также финская армия, можно констатировать одно: Сталин ничего не сделал, чтобы как-то договориться с финнами и снять блокаду, хотя у него были возможности что-то хотя бы пообещать финнам через англичан.

И еще маленькое замечание. У нас родители и защитники, патриоты наши – они по-другому очень относятся к многому в войне, чем сам Сталин. Потому что я напоминаю, что блокада Ленинграда ни при Сталине, ни при Хрущеве не была такой уж популярной темой. Никто не говорил, сколько потерял город Ленинград, цифры всячески приуменьшались. В 1942 году голодные люди, вырвавшиеся из Ленинграда, с удивлением узнавали, что в Москве особо ничего неизвестно. То есть тогда Сталин как раз в отличие от наших Яровых-Мединских, видимо, хорошо понимал, что вот этот школьный вопрос о снабжении «Как же можно не снабжать город, имея 60 километров озера, которое не контролируется противником, 60 километров береговой линии?», что он слишком страшен. Только наши новейшие патриоты этого, видимо, не понимают.

Вообще, конечно, это удивительная вещь (нынешнее путинское мифотворчество), потому что... Я понимаю, что они делают миф из советского прошлого. И я даже не возражаю, потому что вообще, на самом деле, всякой стране нужен миф о прошлом. Это прекрасно. Самое удивительное, что у нас есть материал для такого духоподъемного мифа – это петровская Россия, это Российская империя. Это великая страна, которую, действительно, великий Петр вздернул на дыбы и сделал из нее великую европейскую державу.

Но, видимо, им не нравится ситуация, при которой что-то делается великой страной с помощью европейских идей, с помощью просвещения, с помощью разума, с помощью технологий, и они пытаются сделать миф из ГУЛАГа. Они пытаются сделать миф из Второй мировой войны после книг Суворова, после книг Солонина. Паста выдавлена из тюбика. Невозможно делать миф о великом подвиге народа, который принесли и растоптали в жертву. Да? Как писал Астафьев, «Сталин – великий браконьер народа русского». Невозможно рассказывать одновременно, что Сталин – великий эффективный менеджер, но, вот, к войне он не был готов, а Гитлер на нас напал исподтишка. И при этом констатировать, что, начиная не то, что с 1927-го, а фактически... Ну, все-таки, с 1927 года СССР был превращен в фабрику по производству оружия для того, чтобы завоевать мир, и мы этот мир не завоевали.

Я, кстати, не понимаю, почему они делают культ Сталина? Потому что, ну, уж Сталин-то всех этих Ковальчуков и Роттенбергов расстрелял бы.

 

http://www.echo.msk.ru/programs/code/1249378-echo/    -  Полностью 

2 Февраля 2014
Поделиться:

Комментарии

Аноним , 2 Февраля 2014
Бла-бла-бла... По любому поводу. Это удел всех рыжих?
Кузнецов Анатолий , 3 Февраля 2014
Напротив, предельно конкретно. На пальцах
Аноним , 3 Февраля 2014
Так она же безрукая?! Один язык в голове на месте.
Аноним , 3 Февраля 2014
Не нужно к истории относится как догме, она - история, очень любопытная вещь, ее знают только современники этой истории и только те у которых был так называемый "допуск" , все остальные знают другие истории, которые были выгодны тем или иным разказчикам. А любителей рассказать всегда было очень много... Еще прибавте сюда идеологию построения светлого будущего и выходит все историки шли по узкому тратуару "светлой дороги ", а то что реально творилось на трассе того времени ,они не замечали , а кто замечал - молчал,а кто пытался говорить рано или поздно замолкал,а потом как мы видим это уже вошло в привычку с которой они и мы живем и по сей день......
Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro верхи

Архив материалов