Путин как зеркало

 

Павел Святенков
День рожденья Президента

"...Месяц умер,
Синеет в окошко рассвет.
Ах ты, ночь!
Что ты, ночь, наковеркала?
Я в цилиндре стою.
Никого со мной нет.
Я один...
И разбитое зеркало..."

 

Сергей Есенин
«Черный человек»

 

Путин — это зеркало. Разумеется, он не Толстой, не зеркало русской революции. Нет, его сила в другом. Он «зеркалит» собеседника. Некто задаёт Путину вопрос. Путин же в ответ полностью повторяет вопрос, добавляет к нему необязательную статистику и благие пожелания. Вопрошающему кажется, что он услышал блестящее решение своей проблемы. Он не замечает, что Путин вернул ему его же вопрос, ничего в нём не изменив и реально не ответив. Вот модель.

 

ВОПРОС: Владимир Владимирович, в свое время Вы обещали назвать имя человека, который мог бы после Вас возглавить страну. До сих пор Вы этого не сделали.

Вы еще собираетесь назвать кандидатуру достойного продолжателя Вашего дела или Вы предпочитаете, чтобы некоторые политические деятели из «партии власти», из центра власти вели между собой борьбу и чтобы произошел между ними естественный отбор — и победил сильнейший? Как Вы будете действовать?

В.ПУТИН: Я думаю, что определить сильнейшего должен народ Российской Федерации, гражданин России — в широком смысле этого слова, на выборах, которые должны состояться, как и положено по закону и по Конституции, в 2008 году. Я не говорил, что я назову имя, во всяком случае, пока я к этому не готов. Но я говорил о том, что я знаю, что это за человек. Это гражданин Российской Федерации, от 35 лет, проживающий энное количество лет на территории России. Но, безусловно, я, как любой гражданин России, оставляю за собой право выбора и при голосовании и не считаю, что должен ограничивать свое право высказываться и в средствах массовой информации. Время подойдет — я скажу об этом.

 

Вопрос тонет в чепухе. Вопрошающему даже кажется, что ему ответили. На самом же деле, Путин изящно «отзеркалил» вопрос, не сказав ничего по существу, но возбудив в спрашивающим неясные надежды. Что спрашивали Путина в процитированном выше отрывке? Намерен ли он назвать имя своего единоличного преемника или позволит нескольким «преемникам» пойти на выборы и решить вопрос о власти в конкурентной борьбе. Путин мог бы склониться к одному из вариантов ответа, мог бы озвучить и какое-то иное решение. Он же предпочел «отзеркалить». Сказал, что с одной стороны, определить нового лидера должен народ (всё мгновенно подумали о конкурентной борьбе). Но, с другой стороны, Путин не отрицает и возможности назвать преемника.

 

Упростим модель до предела. Путина спрашивают: «Что вы любите, кофе или чай?». Путин отвечает: «В соответствии с основным законом Российской Федерации я люблю чай, но, как и любой гражданин РФ, в соответствии с моими конституционными правами не отрицаю для себя возможности и наслаждаться кофе». В ушах электората стоит звон, перед глазами плывут зеленые круги. Кажется, что президент сказал что-то очень-очень важное. Меж тем Путин не сказал ровным счетом ничего. Он промолчал.

 

Путин — великий немой Кремля. Он ухитряется молчать даже тогда, когда его слушают сто миллионов человек. Молчать, даже когда говорит. Таков его великий метод, давший ему президентство.

 

Тогда вопрос — откуда такой успех? Ведь лидер, казалось бы, должен давать ответы на «вопросы современности». Всё так, но важен контекст. Да, Путин — зеркало. Но зеркало — честное, прямое. В нём отражаются дома, облака и чья-то пьяная рожа, собачки, олигархи и помойные ящики. В нём отражается всё. После гнусных ельцинских лет Путин был откровением.

 

Чему учил ельцинизм? Что лево — это право. Что грабители и убийцы — суть эффективные собственники. Что расстрел Ельциным парламента есть подавление путча. Что дефолт непременно приведет к процветанию трудящихся. Атмосфера тотальной лжи была непереносима. И тут пришел Путин.

 

Страна сказала: «Путин, у нас беда. В Чечне — война». Что ответил бы на эти слова какой-нибудь Ельциногорбачёв? Он заявил бы, что в Чечне полным ходом идут коренные преобразования и хотя «нам подбрасывают», никто и никогда не заставит правительство сойти с пути либеральных реформ. Путин же привычно отзеркалил: «В Чечне идет война. Беда у нас».

 

На фоне ельцинской заскорузлой лжи это звучало как откровение. Чем больше народ вглядывался в Путина, тем больше находил в нём «своего», нутряного. Нищий лейтенант-фсбшник начала нулевых вглядывался в Путина и видел героического Штирлица. Патриоты, глядя в Путина, видели патриота, либералы — либерала. Неудивительно — зеркало показывает лишь то, что в нём отражается. Правда, правая рука в зеркале волшебным образом становится левой, но этого тогда никто не заметил. Так вместе с Путиным в нашу реальность прокрался ельцинизм.

 

Поэтические определения зеркала — «туманное», «седое». Каждый видит в нём себя и еще странное «нечто», которое не передать словами. Когда стоишь перед зеркалом, кажется, что это дверь в невиданный новый мир.

 

На протяжении семи лет страна вглядывалась в Путина. Путин был правдив. «Неужто это облако пролетело?». «Согласно Конституции Российской Федерации и федеральному закону об облаках — это пролетело облако. Я передам Михаилу Ефимовичу, что оно пролетело». И народ дивился чудной способности президента всё знать и заботиться обо всём. Беседа народа с Путиным длилась годами. Журча, лилась речь, и ответы никогда не приедались:

 

— Что случилось с утонувшей подлодкой «Курск»?

— Она утонула.

— Что случилось с захваченным террористами «Норд-остом?

— Его захватили террористы.

 

Так или почти так отвечает Путин на любые вопросы. Но чем ближе конец его царствования, тем более странное ощущение возникает у «электората». Ощущение, что семь лет мы корчили рожи в пустоту. Зеркало ведь не ответственно за наши надежды. Оно просто зеркалит всё в пределах его доступа.

 

Говорят об усталости Путина, о бессмысленности его ответов, о неспособности решать задачи, стоящие перед страной. А кто, собственно, сказал, что их надо решать? Говорят, что Путин всегда говорит то, что от него хочет услышать общественное мнение? Но разве может быть иначе? Зеркало ведь не «говорит», это вы говорите, а оно отражает. Вам больно — оно отразит вашу боль, вам радостно на душе, что ж, отзеркалит радость.

 

Некоторые пытаются использовать Путина как стеклянный шар — для гадания. Нежно дышат на него и долго вглядываются в белесую мглу, силясь разглядеть в ней светлое путинское завтра. Но вместо будущего в зеркале отражается лишь сам эксперт — сбитая на бок челка, усталые глаза, лежащий на столе череп (кажется, обезьяний). «Путин, его идеология».

 

Каковы же выводы? Власть Путина держится на его зеркальном обаянии. На его правдивости в воспроизводстве отражений. Но что еще важнее — на неспособности народа опознать в Путине себя. Маститые политологи дивятся — Путин вышел в другое измерение. Его рейтинг таков, что по сравнению с ним больше нет не то что конкурентов. По сравнению с Путиным меркнет и само тысячелетнее государство. Неудивительно. Мы все — и есть Путин. Вернее, он возвращает нам наши же собственные отражения, совокупность которых нам кажется «им».

 

Но потихоньку приходит прозрение. Вопрос, насколько быстро народ опознает в Путине самого себя и избавится от морока. Смотреться в зеркало — полезно для становления национального «я». Рано или поздно народ узнает в генерируемых Путиным отражениях себя. Тогда… Что будет тогда? Истерика? Холодное разочарование? Бог весть. Но день, когда народ поймет, что Путин — не высшая реальность, а всего лишь его собственное отражение, будет днем начала русской нации и конца монархического сознания.

 

Впервые опубликовано на АПН в 2006 году.

7 Октября 2012
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro верхи

Архив материалов