Аватары российского правительства

Аватары российского правительства. Кабинет Медведева в очередной раз обещает технологический прорыв

Кабинет Медведева в очередной раз обещает технологический прорыв

В ближайшие годы в России могут появиться технологии, которые люди могли увидеть только в фантастических фильмах. По крайней мере, так нам обещает правительство. По словам вице-премьера Дмитрия Рогозина, только в этом году созданный государством Фонд перспективных исследований получит на свои работы 3 миллиарда рублей.

Обрисованные Рогозиным планы выглядят заманчиво. Если верить вице-премьеру, то скоро в России появятся роботы, способные предельно точно повторять движения человека, а на дне Арктики вырастут города-лаборатории, где будут работать роботы. Понятно, что всё это технологии двойного назначения, они могут быть применимы как для обороны, так и для гражданских целей.

Но есть и сложности. По словам вице-премьера, в нашей стране бюджет исследований в 30 раз меньше, чем аналогичный в США. Поэтому перед отечественными учеными поставлена задача не копировать иностранные изделия, а находить свои, альтернативные, пути. Задача за меньшие средства сделать лучшие образцы выглядит амбициозно, но опыт развития науки и техники в Советском Союзе показывает, что это возможно.

В то же время, всем памятен опыт «Роснано», всяких инновационных конференций и фонда «Сколково». Бюджетных денег было потрачено много, а результата пока никто особо не видел. Да и в правительстве, похоже, решили, что все старые планы по развитию новых технологий, оказались ошибочными. Недавно «СП» писала, как Минпромторг решил на 500 млрд. рублей сократить федеральную целевую программу по развитию отечественной авиации, радиоэлектроники и фармацевтики. Не исключено, что завораживающие воображение рассказы о подводных городах, населенных роботами, существуют лишь для того, чтобы в очередной раз сделать пиар власти. Да и несколько настораживает описание перспективных разработок на официальном сайте Фонда перспективных исследований. Там сказано и о биомедицинских технологиях, и об альтернативных источниках энергии, и о новых системах обработки информации, и о новом транспорте, и об искусственном интеллекте, не уступающем человеческому. Но нет никаких конкретных описаний исследований. Создается впечатление, что вся деятельность по направлениям сосредоточена на проведении круглых столов и конференций.

- У нашей страны есть необходимые технологии для воплощения в жизнь замыслов правительства. Не хватает только главного компонента: необходимой производственной базы, - считает главный аналитик Центра содействия модернизации и технологическому развитию экономики «Модернизация» Эдуард Пройдаков – Заявленное создание аватара вполне реально, в американской армии эта вещь давно сделана. У них есть программа «Солдат будущего», по ней они сделали 17 видов боевых роботов: саперов, носильщиков и так далее. Так что такие роботы вполне реальны. Но, на мой взгляд, это направление не самое интересное. Для боевого применения нужны очень мобильные роботы с большой долей свободы в принятии собственных решений.

«СП»: – То есть роботы с искусственным интеллектом?

– Для замены бойца в боевых условиях роботу не нужно точное повторение движений оператора, он должен сам принимать решение о своем перемещении во взаимодействии с другими роботами. Аватары, которые точно повторяют движения человека, хороши в хирургии.

Что касается роботизированных городов для арктического шельфа, то это очень далекая перспектива, так как там требуется решение многих задач. И на это понадобятся серьезные финансовые вложения. Ведь для подводной разведки роботы должны быть приспособлены к этой среде, к примеру, выдерживать определенное давление. Даже при глубине в 50 метров корпус робота будет напоминать корпус подводной лодки. Так что здесь не всё так просто.

«СП»: – Рогозин говорит о том, что мы не будем копировать чужие разработки, а пойдем своим путем.

– Лозунг идти своим путем звучит замечательно, но только как лозунг. Деньги экономятся на том, что берутся чужие достижения. Вот, скажем, китайцы раздобыли документацию на американский истребитель пятого поколения, в который было вложено 300 миллиардов долларов. Можно посчитать, сколько сэкономят китайцы.

В России остались отдельные группы, которые ведут исследования в этих областях. Но все эти группы недофинансированы. Есть идеи, но с их воплощением тяжело. Я надеюсь, что Фонд перспективных исследований поможет их воплотить.

«СП»: – А у нас есть перспективные разработки, которые позволят создать новые ниши?

– И да, и нет. У нас есть разработки, но нельзя сказать, что они массовые. Для робототехники надо создавать индустрию, а для этого требуются большие средства. Нужна государственная программа, которой пока нет. А эта программа могла бы подтянуть и электронику, и точное машиностроение. То есть, развитие роботостроения подвигло бы и создание индустрии отечественной элементной базы. Эти отрасли легко коммерциализировать, сделать их привлекательными для частных инвесторов. Но пока, к сожалению, я не вижу должной координации между направлениями.

«СП»: – Получается, что средства выделяют только отдельным группам исследователей, но массового применения изобретений не ожидается.

– Для развития инноваций есть два пути. Первый, по которому пошло правительство, это создание крупных корпораций и в их рамках развитие направлений, необходимых военно-промышленному комплексу. Другой путь, который мне кажется не менее интересным, это создание условий для инновационных предприятий. Тогда можно поднять сразу всю отрасль. Без собственной элементной базы не решишь никаких проблем кибер-войск и информационной безопасности. И я не уверен, что проблемы можно решить в рамках госкорпораций. Боюсь, что это будут односторонние меры, которые не изменят ситуации в экономике.

Футуролог, кандидат экономических наук Данила Медведев признает имеющиеся проблемы. Но, по его мнению, хорошо, если в стране появятся хоть какие-то точки роста.

– На мой взгляд, правительство правильно делает, что ставит перед разработчиками конкретную задачу. Это намного эффективнее венчурных проектов, когда исследователь что-то придумывает, потом у него заканчиваются деньги, он меняет свои цели. А так все знают, зачем они работают. Невозможно было бы покорять в космос с помощью венчурного финансирования, нужно было сказать «надо отправить человека в космос». Подход Рогозина считаю эффективным.

Другой вопрос, какие направления выбрать. Как сделать управляемых роботов уже известно, теоретические знания у нас есть. Надо просто задействовать хороших инженеров, программистов. И ничего нет плохо в копировании западных образцов. К примеру, китайцы копируют европейские образцы, они не лучше по качеству, но успешно продаются на рынке. Я бы не стал изобретать велосипед, а взял бы американские изобретения, такие как BigDog (управляемая робот-собака), и постарался бы их воспроизвести. У нас есть для этого необходимые ресурсы. А после этого уже можно решать задачи по созданию чего-то совершенно нового и необычного.

«СП»: – По опыту предыдущих лет, программы государства больше похожи на пустые разговоры или на реальную нацеленность построить другой мир?

– Я не могу быть уверенным, что у нас всё получится, но Рогозин говорит правильные вещи. По крайней мере, обсуждение идет на мировом уровне. Мое личное мнение, что расходы на вооружения надо сокращать. И не только нам, но и всем странам, бороться за разоружение. Но разработки в оборонных областях, которые можно использовать в гражданских целях, должны быть передовыми. Мы должны по-другому смотреть на мир. И в этом смысле робототехника открывает грандиозные перспективы. Хорошо, что кто-то не боится об этом говорить.

Сейчас перестали говорить о нанотехнологиях. Ощущение, что попробовали там что-то сделать и не получилось. Но надо постоянно пробовать новое и в нанотехнологиях, и в биотехнологиях, и в робототехнике, и в космической отрасли. Ведь за счет этого развивается современная экономика и весь мир.

Новые роботы, виртуальная реальность, интерфейс мозг-компьтер – всё это вполне реальные вещи, существуют экспериментальные образцы, а некоторые разработки уже активно применяются. Мало кто знает, но в России живут несколько тысяч детей, которым поставили специальные импланты, соединяющие внешний микрофон и слуховой нерв, то есть, по сути, соединяют внешнюю систему и компьютер. Этих детей мы можем встретить на улице. И очень хорошо, что такие технологии внедряются. Поэтому чем больше таких проектов будет, тем лучше.

«СП»: – Есть мнение, что для внедрения новых изобретений необходима широкая индустрия, которой у нас нет, и поэтому все разработки обречены оставаться в единичных экспериментальных образцах.

– Надо всегда начинать от цели. Если вначале создавать индустрию, то можно потратить колоссальные средства, а результата не будет. Так получилось с нанотехнологиями, когда первые два года «Роснано» финансировало создание центров нанотехнологического оборудования. Были потрачены деньги на его закупку и установку, но никто не знал зачем. Потому что «Роснано» не сформулировала цели. Если Фонд перспективных исследований начинает с целей, то шансов на успех гораздо больше. Ведь все знают, какое оборудование им нужно, какие им нужны специалисты. И дальше уже можно подтягивать ресурсы.

Специалистов всегда можно переманивать из-за рубежа, можно возвращать уехавших своих, можно их быстро обучать. В Советском Союзе, когда понадобились математики и физики, достаточно быстро удалось воспитать первое поколение, а потом и второе поколение специалистов. Надо ставить глобальные задачи и стараться их решить.

Тем более, что это наполняет энтузиазмом инженеров и ученых. Они начинают понимать, зачем им нужны кандидатские степени. Это очищает науку: все понимают, что формальная корочка о степени не годится, нужны знания. Постановка больших целей позволяет провести глобальное очищение от лишних людей.

«СП»: – Разговоры об инновациях ведутся давно, но пока специалисты констатируют, что по уровню их внедрения Россия находится на уровне стран Черной Африки.

– Сразу эту проблему решить не получится. Действительно, в России предприятий, внедряющих инновационные технологии, в десятки раз меньше, чем в развитых странах. В Новой Зеландии, даже в малом бизнесе, каждое пятое предприятие делает что-то уникальное по мировым меркам. У нас только 1,5% предприятий внедряют инновации, и то не совсем ясно, как эта цифра подсчитана. Думаю, что в масштабах всей страны ситуация не изменится. Но если даже появятся отдельные «точки роста», то это будет хоть каким-то результатом.

http://svpressa.ru/economy/article/81225/

28 Января 2014
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов