«Кадровые перестановки должны произойти после Олимпиады»

 


 

 

Кирилл Кабанов

В минувшие выходные Владимир Путин заявил, что крупномасштабных проявлений коррупции при подготовке к Олимпиаде в Сочи не было. «Есть попытки исполнителей, подрядчиков завысить цену. Но это во всех странах мира происходит… Если есть объективные данные [о коррупции], дайте нам их, пожалуйста, как можно быстрее. Пока их нет, никто не дает», - объяснил президент.

 

В то же время, по сообщениям СМИ, член Международного олимпийского комитета Жан-Франко Каспер сообщил, что, по его подсчетам, при строительстве объектов для сочинской Олимпиады украдено около трети всех выделенных средств, то есть около 13 млрд евро. Этим Каспер вызвал бурную реакцию главы РЖД Владимира Якунина, который предложил судить швейцарца за клевету.

 

Что скрывается за выпадом Каспера и заявлением Путина? Какие выводы сделает глава российского государства из олимпийской кампании? Об этом мы беседуем с председателем Национального антикоррупционного комитета, членом президентского Совета по правам человека Кириллом Кабановым.

 

«Большинство нашей «элиты» в душе просто проститутки»

- Кирилл Викторович, как вы считаете, кто прав – Каспер или Путин с Якуниным?

 

Я отреагировал бы на заявление господина Каспера похожим образом. По той простой причине, что это чисто политическая профанация. Потому что все сворованные деньги потом уходят на Запад. Если так, что же вы обвиняете Россию в коррупции, почему не ловите тех, кто с этими деньгами сбежал или перевел их туда? Этого не происходит, потому что это им, понятное дело, выгодно. Это инвестиции в их экономику. К тому же они сами во всем этом участвовали.

 

Надо понимать, что коррупция — это результат проигранной идеологической войны. Когда в 1991-м была разрушена советская идеология, взамен общество не получило никакой новой идеи. Единственная идея, которая возобладала, это принцип личного обогащения. Сегодня он объединяет, прежде всего, бюрократию. С момента, когда цены на углеводороды выросли, стало понятно, что участие в распиле общенационального достояния – самая эффективная деятельность. Отсюда появились секторы коррупционного рынка, а участие в коррупции стало самым доходным бизнесом в России.

 

При этом практически ничто не сдерживает участников этого рынка. Их совершенно не интересуют репутационные риски. Посмотрите, например, на успех на выборах Евгения Ройзмана. Почему люди проголосовали за него? Потому что он с репутацией. Он пришел в политику уже обеспеченным человеком, чтобы самореализоваться. А многие приходят во власть, чтобы обогатиться. И репутация их не интересует. Единственное, что им может грозить, это уголовная ответственность. Но лишь только в том случае, если сами правоохранительные органы не вплетены в коррупционные связи. А без этого фактически ничто не может сдерживать коррупционного чиновника.

 

Такой порядок некоторые называют феодально-капиталистической системой. В каком-то смысле это так. Но надо понимать, что новое так называемое «дворянство» отличается от дворянства классического по своей сути. Поскольку в прежние времена то дворянство выше всего ставило служение интересам России. Я однажды разговаривал с одним известным бизнесменом, и он мне поведал, что им, как элите, во взаимоотношениях с Западом важно подняться в его глазах. Но о какой «элите» мы говорим, когда ее большинство в душе просто проститутки. Она лишь публично демонстрирует свою лояльность стране, на деле же ориентирована на Запад. То есть они хотят жить на Западе, размещать там свои денежные средства, хотят перевезти туда свои семьи, купить там недвижимость и так далее. В таком положении вещей Россия стала лишь инструментом для решения личных жизненных целей вот этой группы людей.

 

- Вы говорите, что коррупция в России тесно связана с Западом. Но разве не западные журналисты и комментаторы открыто говорят о российской коррупции, называя конкретные имена и фамилии?

 

- Обратите внимание: в Англии нет ни одного уголовного дела против тех россиян, которые отмывают там украденные здесь деньги. Эти люди там спокойно живут, и никто их не выдает России. Более того, в Лондоне самое большое количество недвижимости покупают именно россияне. Причем роскошь – замки, особняки. Потому что, с одной стороны, на Западе много говорят о законе, но с другой, понимают, что миллиарды, выкачанные из нашей экономики, вкачиваются в западную - обращаются в налоги, в поддержку финансовой системы.

 

Сегодня некоторые организации не зря предлагают приравнять коррупцию к измене Родине. Потому что коррупция — это действительно угроза национальной безопасности.

 

Поэтому я снова возвращаюсь к тезису: не только с коррупцией надо бороться, но и с отсутствием идеологии, надо понять, куда идет страна. Сейчас мы реально тормозим  в развитии, теряем социальные накопления, общество деградирует, молодое поколение главным смыслом своей жизни считает личное обогащение, причем любой ценой.

 

 

"Мы прогнозировали, что северокавказские коррумпированные элиты будут финансировать боевиков, чтобы банально увеличивать финансовые потоки из федерального центра" 

 

- Раз у нас еще нет согласия и порядка, так, может, пока не стоит проводить мероприятия наподобие сочинской Олимпиады? Например, чемпионат мира по футболу. А  то вместо почета и уважения мы получили смешки со стороны лидеров западных стран. Не говоря уже о терактах и их жертвах.

 

- Во-первых, угроза терроризма, идущая с Северного Кавказа, также подпитывается коррупцией. Мы прогнозировали, что северокавказские коррумпированные элиты будут финансировать боевиков, чтобы банально увеличивать финансовые потоки из федерального центра. А эти средства будут использоваться для коррупционной деятельности, в том числе силовиками.

 

Во-вторых, могу сказать, что президента убедили в том, что Олимпиада будет сплачивать российское общество. Я считаю, что это посыл неправильный. Потому что строительство нормальных клиник, нормальных дорог, доступного жилья - все это сплотило бы наше общество больше. В качестве примера могу привести Беларусь. Там тоже есть недовольные, но их процент минимален. В основном люди довольны своей жизнью, они видят, что деньги вкладываются в дороги, в инфраструктуру, в клиники, в больницы, в дома и так далее. Но нашей бюрократии этого не надо. Ей нужно быстрее срубить денег, стать миллиардерами и обеспечить свой род на несколько поколений вперед. Вспомните: в 2008 году количество миллиардеров во всем мире упало, но при этом в России резко выросло. А почему? Потому что у нас огромные средства на поддержание экономики были выделены из бюджета. Вывод: это люди, которые при серьезных проблемах не останутся здесь решать проблемы, они сядут в самолет и улетят. Вот и все, вот в чем проблема с этой так называемой «элитой». Кто останется? Президент и непозитивно настроенный народ. Что из этого будет, непонятно.

 

«Президент дал понять, что хватит уже»

- Ну недаром же Владимир Владимирович фактически поставил задачу деофшоризации, национализации элит. Другое дело, что все это его подчиненные, кирпичики, из которых состоит им же выстроенная вертикаль власти. И у многих возникает вопрос: когда же сам президент перейдет от многообещающих слов к делам? Отсюда два варианта объяснения: либо он с ними заодно, либо просто не в состоянии контролировать ситуацию.

 

- В прошлом году президент показал свою личную заинтересованность в борьбе с коррупцией. Потому что она составляет угрозу, прежде всего, ему. Часть коррупционных групп связана с окружением президента. Это группы в правительстве и в рядах силовиков. Президент в связи с этим выступил с рядом политических инициатив. Прежде всего, это запрет чиновникам иметь счета за рубежом. Тем самым он дал понять, что ему не нужны в окружении люди, которые ориентированы на Запад. Понятно, что закон можно обойти, перебросив счета на родственников. Но сигнал был дан. Второй сигнал – это ужесточение борьбы с незаконным обогащением, требование декларировать свои доходы и так далее. Еще из ярких шагов – это борьба в банковском пространстве, прежде всего удар по «Мастер-Банку». Это удар по силовой группе, потому что «Мастер-Банк» — это часть бизнеса этой группы. Почему все эти шаги были сделаны именно в прошлом году? Потому что экономика страны уже просто не может выдержать коррупционного гнета. Но при этом бюрократия все равно отстаивает свои позиции.

 

Что касается таких крупных проектов, как сочинская Олимпиада, то вот в чем проблема. Когда они еще только формируются, ряд групп уже закладывают в них возможность для коррупции. И впоследствии они начинают доминировать. Потому что и раньше была коррупция, но выполнение проекта было в приоритете. Сейчас же чиновник и связанный с ним бизнесмен решают сначала задачу обогащения, а уже потом все остальное. При этом понимая, что они совершают преступления, публично они наиболее лояльны президенту, правящей партии, власти в целом, чему угодно. Но эта лояльность – лишь имитация. А на деле выстраивается коррупционный бизнес. И этот бизнес настолько встроен во власть, в нем участвует такое огромное количество влиятельных людей, что его невозможно быстро ликвидировать. Потому что будут затронуты интересы разных групп, которые будут оказывать всяческое сопротивление. Сюда могут попасть даже те, кого президент считает своими. И что с этим делать? Только одно: для борьбы с этой системой необходимо получить поддержку общества.

 

И самое главное. Хорошо, можно провести масштабную кампанию по зачистке власти от коррупции, виновных посадить. Но где гарантии, что у чиновников, которых назначат на место проворовавшихся, не будет мотивации не воровать. Потому что, повторяю, в стране нет идеологии, доминирует принцип личного обогащения. И без идеологии борьба с коррупцией не сможет достигнуть желаемой эффективности.

 

- Но ведь на то и верхушка политической системы, чтобы задавать тон этой самой идеологии, провозглашать ее, в том числе своими действиями. Но что мы видим вместо этого? К примеру, громкое «игорное дело» об организации сети подпольных казино в Подмосковье, которую «крышевали» высокопоставленные прокуроры и областная милиция, закрыли по амнистии.

 

Да, у нас появилось классовое правоприменение. Это именно класс, который имеет разветвленную сеть в органах власти и таким образом отстаивает свои интересы. И если антикоррупционная компания примет реальный и серьезный характер, вся бюрократическая верхушка, включая силовиков, будет против. Потому что они, уже не скрывая, говорят о том, что у них дома в Испании, в Италии. Вопрос: кто будет бороться сам с собой? Поэтому президенту необходима поддержка в обществе, чтобы сломить этот класс. Пока этого нет, и эти дела не получают жесткой оценки.

 

 

"Коррупция составляет угрозу, прежде всего, ему... Экономика страны уже просто не может выдержать коррупционного гнета"

 

- Поддержка общества – это что такое? Как она должна выражаться? Общество – это отдельные люди, что они могут сделать?

 

- Приведу пример. Мне в Facebook жалуется человек о нарушении его прав со стороны правоохранительных органов. Я ему предлагаю написать мне официальное заявление, будем разбираться. Он отвечает, что заявление писать не будет, просто описывает событие, которое имело место быть, а я бы им занялся, но так, чтобы его фамилия не фигурировала. Я его спрашиваю: а как тогда я буду проверять эту ситуацию?

 

Потом, мы часто видим, как наши чиновники с шиком отдыхают за рубежом, летают на частных самолетах, которые принадлежат каким-то бизнесменах. Чиновники говорят: это подарки. Но ведь это азиатчина в чистом виде! Какие могут быть подарки в современном цивилизованном мире? Никаких подарков чиновник не может принимать. Ручка, блокнот, компьютер — все необходимое для работы есть. Более того, у нас чиновники получают очень приличные деньги. Какие еще подарки? Но ведь их кто-то подносит. К сожалению, у нашего общества низкий уровень веры в закон. Это тоже одна из причин коррупции.

 

- Но ведь это вина не общества, а вина коррумпированной судебной системы, за которой последнее слово в трактовке закона. Пойди обойти эту глыбу – вот многие и полагают: лучше не связываться.

 

- Да, это камень преткновения, нам крайне необходима реально неподкупная судебная система. Приведу пример. Идет суд. Сторона-ответчик, представляющая МУП, приносит в суд договор займа, что подрядчик дал руководителю МУПа беспроцентную ссуду в несколько десятков миллионов при его зарплате в 100 тысяч. Ежу понятно, что это задокументированная взятка. А суд никак не реагирует. Если закон не работает в конечной правовой инстанции, то борьба с коррупцией теряет смысл. Когда все органы, включая МВД и прокуратуру, которые должны бороться с коррупцией, на практике сами участвуют в коррупционных разборках, это страшно.

 

 

"Чтобы сломить коррупционный класс, президенту нужна поддержка в обществе"

 

- И как быть? Идеологии у нас нет, массовых зачисток, соответственно, тоже, суды на стороне коррупционеров, глава государства ждет поддержки общества, а оно ни во что не верит, ждет решительных шагов от президента, но пока только какие-то сигналы и точечные удары.

 

- Пока все, что остается, это усиливать контроль. В том числе и со стороны оппозиции, и со стороны провластных организаций, таких как «Народный фронт», и со стороны общества в целом. Сейчас огромное количество механизмов внутреннего контроля создается в госкорпорациях, потому что президент дал понять, что хватит уже. Но это только в Москве. А в регионах элиты срослись, живут своей жизнью, и основные антикоррупционные мероприятия приходится выполнять центральному аппарату: главным органом по борьбе с коррупцией является МВД, главное управление по борьбе с экономическими преступлениями. 

 

- Усиление контроля, по идее, должно выразиться в каких-то уголовных делах, чтобы другим неповадно было…

 

- Считаю, что президент думает о кадровых заменах: как я уже сказал, коррупция создает неустойчивость для всей системы. Но и резкие движения дестабилизируют ситуацию. Президент это тоже понимает. И все-таки кадровые перестановки, скорее всего, будут, они должны произойти после Олимпиады. Я полагаю, что то, что сложилось вокруг подготовки к сочинской Олимпиаде, это удобный момент для того, чтобы подобные решения были приняты.

 

- А что вы думаете насчет прошлогоднего заявления Дмитрия Медведева о том, что для победы над коррупцией необходимо еще пять лет. Реалистично?

 

- Теоретически нужно 5-10 лет. Но это опыт других стран. Сколько понадобится в России, не знаю, у нас коррупция передается из поколения в поколение как срамная болезнь. Есть хорошее предложение в адрес комитета Госдумы по безопасности - выделить в отдельную статью наказание за хищение бюджетных средств. Потом, у нас отсутствует механизм возврата похищенных средств, а ведь до 80% их увозится за рубеж. Потому что сама идеология этого бизнеса ориентирована на Запад. Коррупция исчезнет, когда чиновники перестанут думать, что это страна является их собственностью, а остальные здесь просто челядь. Когда мы поймем, что это наша страна, наши доходы, наши ресурсы, наши деньги, тогда коррупция исчезнет. Может быть, не сразу, но это будет основанием для снижения коррупции.

 

 

 

Вопросы – Евгений Сеньшин  

 

http://znak.com/moscow/articles/20-01-18-04/101785.html

21 Января 2014
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов