«Такого проекта не было в стране после Сталина»

В канун Игр в Сочи «Газета.Ru» собрала все основные претензии в адрес организаторов «стройки века» — от обвинений в масштабных хищениях до погоды, которая не нравится спортсменам. На вопросы редакции ответил заместитель министра строительства Юрий Рейльян — человек, курирующий в ведомстве строительство всех объектов к Олимпиаде в Сочи.

«Все равно будем развивать этот курорт»

— Все обсуждают, что Олимпиада в России стоит в разы больше, чем Игры, проведенные в последние годы в любой другой стране. Даже не очень прозрачная по расходам пекинская стоила намного меньше. Почему?

— Я по ряду причин не хочу обсуждать, сколько стоила Олимпиада в Пекине.

— 40 млрд долларов. Сочинская – 47.

— Цифра по Сочи некорректна. Что у нас? Стояла задача: подготовиться к Играм не хуже, чем Ванкувер. Для этого нужно было построить 13 спортивных объектов плюс гостиницы, трассы и т.д. Чтобы минимально удовлетворить требования МОК, надо было потратить около 200 млрд рублей. Сегодня мы посчитали, что такое объекты Олимпиады: 214 млрд рублей. Кстати, ответственно заявляю: сумма практически не менялась. Она варьировалась между 196 в начале и 214 в конце. Увеличение суммы было вызвано появлением дополнительных работ. При этом чуть более половины — средства инвесторов. А всего инвесторы тратят около 900 млрд рублей.

 

Юрий Рейльян, заместитель министра строительства
Юрий Рейльян, заместитель министра строительства

 

— Помимо стадионов и трасс, строилась огромная инфраструктура, которая, очевидно, в эти цифры не входит.

— Расходы на инфраструктуру для Олимпиады в этих 214 миллиардах. Теперь главное: президент Путин еще перед принятием МОК решения в Гватемале заявил: мы будем развивать курорт независимо от исхода голосования. И программа развития Сочи как горно-климатического курорта родилась до победы в заявке. Даже до того, как мы стали рассчитывать на эту победу.

Могу долго говорить, почему. Мы лишились побережья Украины, Абхазии, Грузии, Прибалтики. Когда принималось решение развивать Сочи, мы подcчитали: в одной Турции русские туристы оставляют по 10 миллиардов в год. А можем ли мы обеспечить сервис, адекватный турецкому? В принципе, можем.

— Поэтому давайте теперь всех сгоним в Сочи.

— Признаюсь, в рамках олимпийской программы я предполагал сделать так, как в свое время Барселона: двинуть в развитие все Черноморское побережье. Кстати, у нас с Каталонией похожие цифры: порядка 400 километров. Ровно столько облагородили испанцы, когда для Игр выбрали Барселону. Я говорил: давайте сделаем толчок, чтобы развить все побережье.

Но мы быстро поняли: в российских условиях так сразу взять и поднять все побережье нереально. Такие же проблемы, как в Сочи, будут в Анапе, Геленджике. Все сразу не вытянем. Но туристический кластер нужен и требует развития. Это уже подтверждается и фактами. На горнолыжном курорте «Роза Хутор» летом 3,5 тысячи человек в день катается на канатной дороге! Приезжают просто погулять, отдохнуть.

 

Вид на горнолыжный курорт «Роха Хутор»
Вид на горнолыжный курорт «Роха Хутор»

 

Убить «Большой Сочи»

— Организаторам Олимпиады предъявляется с десяток основных претензий. Первая: понесенные затраты даже близко не окупятся. Эффект мультиплицирования для страны нулевой, да и в самом крае все загнется. Ни другие чемпионаты, ни «Формула-1» не спасут.

— По порядку. На «Формулу» мы ждем людей не меньше, чем на Олимпиаду, — 150 – 300 тысяч. Очень много русских приедет. Эти люди будут жить в гостиницах, ходить в рестораны. И приедут на будущий год, я уверен. В первое посещение они узнают, что в Сочи есть, и вернутся. В том числе – чтобы провести отпуск. Вы знаете, например, что там построено 150 км горнолыжных трасс? Лично я приеду.

— Лично вы, может, и приедете. Но вторая претензия сводится к тому, что одних туристов курорт потерял, а других не приобрел. Сотрудники туркомпаний говорят: поток малобюджетных туристов упал, потому что цены выросли, кругом пыль-грязь, пробки. А отели за 9 тысяч рублей в сутки потянет только определенный контингент. Вопрос: зачем этим людям ехать в Сочи, когда есть Альпы?

— Что ж, скажу честно. Люди, которые ездили в Сочи, особенно в конце 90-х, брали с собой 15 тысяч рублей, ехали семьей из четырех человек и жили там по две-три недели. Забирали они из города больше, чем оставляли. Это было убийство города!

Я сам из тех мест. Помню, приехал однажды на «дикий» пляж в Имеретинке, припарковал машину рядом с какими-то железными сараями. Возвращаюсь — люди в истерике бегают по пляжу, ищут, чья машина. Оказалось, в этом гараже жило восемь человек! Это не услуга – сдавать приезжающим такие халупы, это дикость.

— То есть вы считаете, что после миллиардных вложений в регион поедет турист с другим уровнем доходов? Но почему он поедет в Сочи, а не в Зальцбург и не в Милан?

— Вы про зиму или про лето?

— Неважно.

— Важно! Начнем с лета. В Сочи не было пляжей. Те, что были, либо были убиты, либо принадлежали санаториям, которые, в свою очередь, тоже по большей части уже представляли из себя гнилушки. Развлечений не было вовсе.

 

Вид на парк развлечений
Вид на парк развлечений

 

В чем была ошибка? Был один бренд, назывался «Большой Сочи». Мы город-курорт, приезжайте, у нас есть все: дискотеки, санатории, вино, семейный отдых. И все – в одном флаконе! Что в итоге? Приезжают люди с маленькими детьми, а у них под окном — дискотека тинейджеров. Приезжают пожилые люди в санаторий, а под окнами – дети малые. В итоге, все воют! Еще в 2009 году, когда мы начали писать программу «Наследие», я сказал: надо ликвидировать бренд «Большой Сочи» и создать несколько монобрендов, каждый из которых имеет целевую аудиторию. У мэра едва истерика не случилась, когда он это услышал. А я говорю: разбейте на группы, это привлечет больше людей.

Доехать до курорта

— То есть разделить регион на кластеры?

— Конечно! В Лазаревский район привлечь молодежь. Имеретинку развивать отдельно. Буржуазный центр города привести в порядок. Плюс события: туризм, «Формула», парк развлечений и многое другое. Теперь мы говорим: у нас есть монобренды. И еще это сейчас лучший город в стране в плане безбарьерной среды.

— Что такое безбарьерная среда?

— Это условия для людей с инвалидностью. Приличных денег, кстати, стоило. Знаете, сколько таких людей в стране? Десять миллионов! Теперь давайте подумаем: куда они ездят? Никуда! Потому что доехать для них – огромная проблема, а комфортно провести время – еще большая проблема.

 

Горнолыжный курорт «Роза Хутор» в Красной поляне
Горнолыжный курорт «Роза Хутор» в Красной поляне

 

— Знаете, может, в Сочи у вас и безбарьерная среда. Но ехать им придется из Москвы, Новосибирска, Петрозаводска, где среда все та же – барьерная! Не говоря уже о стоимости билетов.

— Вот! Теперь надо идти дальше. Первое – побороть цены. Пустить авиакомпании-лоукостеров, скоро, наконец, достроим железную дорогу. Из Москвы до Сочи будет 15 часов. Второе – мы знаем, что эти люди в основном без высоких доходов. Давайте позовем их в межсезонье. Есть государственные программы, есть социально ответственные компании. Что бы ни говорили, все же о людях начали заботиться. В санатории поедут сотрудники «Норильского никеля» из своего Заполярья. В ведомственные санатории поедут силовики, вот, к примеру, МВД три санатория реконструировали. Третье – мы серьезно поработали с медицинской базой. Теперь там условия есть, а вот врачей пока не хватает, врать не буду. Но если дать человеку служебную квартиру, он поедет туда работать! Сам работал в Якутии, знаю, каково это, в Сочи – поедут. А мы как раз заканчиваем строить около 5,5 тысяч квартир.

— Тут нет вопросов: если государство, компания или регион оплатят инвалиду, пенсионеру или просто сотруднику путевку в санаторий, он, конечно, поедет. Но представим, я – офисный планктон. Зарплата позволяет поехать в Европу. Там спокойнее, безопаснее. И на черта мне ваш Сочи?

— Давайте возьмем компании и банки, которые инвестировали в Сочи. У них очень сильные корпоративные программы. У «Сбербанка» просто чумовая программа, Греф уже кучу мероприятий спланировал на своих объектах.

 

Отдыхающие на горнолыжном курорте «Роза Хутор» в Красной поляне
Отдыхающие на горнолыжном курорте «Роза Хутор» в Красной поляне

 

«Роза Хутор» – реально конкурент Куршевелю»

— Это третья претензия: куча объектов строилась силами корпораций и госбанков. Теперь, чтобы поддержать вложения, все корпоративы в ближайшее десятилетие надо проводить в Сочи.

— Не путайте корпоратив с корпоративной солидарностью. Компания вполне может сделать так, чтобы сотрудникам было выгодно туда ехать. И на семинары, и просто с друзьями-коллегами потусоваться. Клянусь, «Роза Хутор» – реально конкурент Куршевелю! И даже сегодня, когда не все трассы задействованы, потому что мы готовим их к Олимпиаде, — 7,5 тысяч человек в день. Больше того, если компания владеет этим имуществом, ей выгодно мотивировать сотрудников ехать туда, а не в Европу.

— И вот мы переходим к четвертой претензии. Власти очень любят повторять, что из бюджета на Олимпиаду потрачено немного. Основные средства – инвесторов. Только все время «забывают», что инвесторы – это госкомпании, набравшие кредитов в ВЭБе. Те же бюджетные деньги, только из другого кармана.

— Большинство инвесторов – негосударственные компании, а ВЭБ – это не бюджетные деньги.

— А чьи?

— Пока нет дефолта, это заемные и возвратные средства. Теперь задача – не допустить дефолта. Если объекты заберет кредитор, он быстро продаст их, начнется чехарда с собственниками, инвестиций не будет, и вот тогда все зачахнет. А так собственник заинтересован холить, лелеять и развивать созданное, чтобы отбить затраты.

 

Вид на горнолыжный курорт «Роха Хутор»
Вид на горнолыжный курорт «Роха Хутор»

 

Мы не простили проценты и кредиты, а лишь отстрочили выплаты, чтобы инвесторы и государство поняли, какая ситуация складывается, и у всех сохранялась мотивация. Напоминаю: еще в 2007 году президент Путин сказал, что у Сочи есть все шансы стать курортом, на котором «и летом, и зимой смогут отдыхать миллионы людей»!

Перевезти или переделать

— Еще две претензии устроителям Олимпиады. Первая – вы настроили в регионе дорог, тоннелей, линий электропередач и очистных сооружений. Но их поддержание тоже требует огромных денег. Вторая – про последствия, уже спортивные. Построено столько стадионов, что их некому использовать. То есть либо перепрофилировать, либо перевозить. В частности, «Айсберг», «Ледяной куб», «Шайба».

— Когда в начале 2010-го мы уже вышли на проектирование, еще не по всем объектам было понятно, что с ними делать, решили: часть объектов строить в сборно-разборных конструкциях, чтобы можно было разобрать и увезти. Потому что затраты на эксплуатацию выше, чем перевозка и монтаж заново.

 

 

ПОСНОСТЬЮ -  http://www.gazeta.ru/sport/2014/01/14/a_5849121.shtml
20 Января 2014
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов