Путина пора спасать, как Николая Второго

Сто лет назад начался роковой для России 1914 год. Спустя век трагедия повторяется


 


 

 

За 13 лет президентства Владимир Путин примерил на себя образы всех российских самодержцев XIX и XX веков. Будучи «газовым императором», претендовал на амбиции «хозяина Европы» Александра I. Прогрессивные судебная, налоговая, земельная реформы первого президентского срока Путина отчетливо напоминают курс Александра II. Заскорузлая «вертикаль власти», разнузданная коррупция и противоборство с Западом – эхо наследия Николая I, а зажим свободы слова, деградация судебной системы и самоуправления, евразийство и ставка на усиление собственной военной мощи – статьи политического «словаря» Александра III. Увы, на старый новый 2014 год и «дальнейшую перспективу» Владимир Путин выбрал костюм, пожалуй, самого неудачливого и несчастливого царя - Николая II.

 

Святой кровопийца

 

Для Николая Александровича, как и для Владимира Владимировича, необходимость «ступать царствовать» была вызовом. Поговаривали, что Николай умолял непреклонного отца «пронести чашу сию», будто наперед видел ухабы своей последней коптяковской дороги.

 

Когда обращаешься к последним годам романовской летописи, действительно, не отпускает изумление перед неотвратимостью Ипатьевского подвала: неотступность любви «бедного Ники» к дармштадтской принцессе Алисе – ее предрасположенность к гемофилии, «подхваченная» у бабушки, британской королевы Виктории – болезнь наследника Алексея – заговаривавший кровь «святой черт» Распутин, который запрещал Семье воевать с Германией – повсеместные слухи о предательстве «Гришки» и «немки»-императрицы – ультиматум политиков и военных об отречении, когда Николай уже намечал «прибить щит на врата Царьграда» и впереди брезжила победа России в мировой войне…

 

 

1913 год, 300-летие Дома Романовых. Все еще живы

 

Но, чудом переживший в молодости два покушения, он накрепко усвоил, что «нужно со смирением и твердостью переносить испытания, посылаемые нам Господом для нашего же блага… На все Его святая воля» (из дневника императора). Родившийся в день Иова Многострадального, последний русский царь всячески и до последней возможности избегал участи арбитра в многообразных государственных и дворцовых конфликтах. А если и имел твердое намерение на какой-либо счет, ввиду деликатного воспитания не спешил обезоружить оппонентов одним только монаршим взглядом и словом, а упрямо дожидался, когда такое же намерение выскажет кто-то из окружения. «Мне не удается ничего из того, что я предпринимаю, мне не везет… Я должен с доверием и спокойствием ожидать того, что припасено для России», - одновременно горько и легко объяснял он близким подчиненным то, что остальным виделось приметами безвольности, робости, растерянности.

 

Надо ли разъяснять, что приговоренный молвой к прозвищу «кровавый» крови Николай не переносил. Для отца измученного гемофилией Алексея кровь имела мистико-инфернальное значение. Ходынка («Кто начал царствовать Ходынкой, тот кончит - встав на эшафот», - пророчествовал Бальмонт), «маленькая победоносная война» с Японией, разверзшаяся глубокой военной катастрофой, «Кровавое воскресенье» и восстания 1905 года, революционный терроризм, шараханья от конституционной «оттепели» к «столыпинским галстукам», наконец, Первая мировая, начинавшаяся во всеобщем патриотическом угаре сценами сплочения народа вокруг своего государя и прекратившаяся, когда народ уже растерзал своего государя, - все это, конечно, не о кровожадности Николая II, а, напротив, о его бесконфликтности, сентиментальности, доверчивости, фаталистичности. А еще – о предательстве и заговорах двора, включая ближайших родственников и сподвижников, даже родного брата Михаила: именно на его отречении прервалась династия. Дальше – протуберанцы революций, аномальный проигрыш капитулировавшей Германии, мясорубка Гражданской, людоедское и потому краткосрочное восстановление империи.

 

Мольба самодержца

 

При чем здесь Владимир Владимирович? «А что такое Ипатьевский подвал?» - чистосердечно недоумевал бы романовский подданный в предвоенный 1913 год, когда Россия занимала первое место по экономическому и промышленному росту, доле крупных современных производств и обеспечивала треть мирового экспорта зерна и десятую часть мирового ВВП. При том, что 2013 год для Владимира Владимировича Путина вполне может статься тем же, чем для Николая Александровича Романова год 1913-й. Последним мирным временем и началом конца.

 

Пуще того, свой 14-й год путинская Россия встречает в куда более унылом состоянии. Путиномика, живучая при постоянном росте экспортных цен и потребления импортных товаров, сегодня исчерпала ресурсы и стремительно чахнет. Внутренних условий для развития предпринимательства не создано -  ни административных, ни финансовых, ни политических, оттого экономический рост почти нулевой. Замораживая зарплаты бюджетников и перекраивая «тришкин кафтан» пенсионной системы, государство молчаливо расписывается в неспособности выдерживать заявленные социальные обязательства и спасается полноводными, но мутными миграционными потоками. Бушует террористическая война. Международный престиж страны – там же, где ее экономика, мягко говоря, на нуле: ведь притязания на «корону» третьего мира никак не походят на мировое лидерство. Немного поднажать – и инфраструктуры затрещат по швам, но, вместо того чтобы спасать инфраструктурные «скрепы», номенклатура добивает их циничным, изменническим воровством. Народ не просто предоставлен сам себе – ему нахально «вешают лапшу» про стабильность forever, над ним гогочут и издеваются, его гнобят и унижают. Как бы ни камлали оптимисты, достаточно одной серьезной подножки – цепи терактов и бирюлевских «костров», позорной сдачи Олимпиады, обеднения обманутых, разочарованных и разъяренных масс – и режим повалится как карточный домик. Или того страшнее – воспламенится. Недостатка в заговорщиках и авантюристах, в домыслах о «предательстве двора», в скорых на расправу палачах – не будет, как и сто лет назад.

 

 

2013 год. Все понятно без слов.

 

И новогоднее обращение президента, над которым не позубоскалил лишь самый ленивый насмешник, - это демонстрация не тупой самоуверенности, а просьба о подмоге. Мольба самодержца, упустившего вожжи, потерявшегося в зазеркалье кремлевских распрей. Кто знает, как бы сложился XX век для России, окажись в роковой момент отречения рядом с последним нашим венценосцем проницательный, добросовестный, верный и решительный советчик и помощник. Сегодня эту роль возле своего «помазанника» должны сыграть мы сами – разве вы не слышите, как он призывает нас? Без нашего соучастия единственный максимально бескровный выход из оцепенения – революция сверху – невозможен. Только революция снизу – тотальная, убийственная, беспощадная. Нам напомнить?

 

Недаром помудревший в застенках Ходорковский обронил, что как убежденный государственник почти во всем поддерживает президента. Держите мяч, Владимир Владимирович! Теперь опять ваша очередь. 

 

 

 

Александр Задорожный  

 

http://www.znak.com/urfo/articles/14-01-17-58/101759.html

15 Января 2014
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов