Экс-министр обороны пошел на скандал

Экс-министр обороны пошел на скандал. Мемуары Роберта Гейтса ещё до выхода в свет произвели в США фурор

 

Мемуары Роберта Гейтса ещё до выхода в свет произвели в США фурор

Ведущие СМИ пестрят заголовками типа: «Тихая ярость Роберта Гейтса» (Wall Street Journal), «Роберт Гейтс... подвергает резкой критике лидерство Обамы...» (Washington Post) или «Предательство Белого дома или бонанза для демократии?» (Time). И это при том, что на прилавки книжных магазинов книга воспоминаний бывшего директора ЦРУ и министра обороны попадёт только 14 января. Книга уже обречена стать международным бестселлером. Название многозначительно и многозначно – «Duty: Memoirs of a Secretary at War». Перевести можно как - «Долг (варианты на выбор – обязанность, служба, повинность, работа почтение): мемуары воюющего министра (находящегося в состоянии войны).

Сам автор не делает никакой тайны из того, с кем он находится в состоянии войны. Понятное дело, что США ведут «глобальную войну с террором». Но это – фон. А личная война Гейтса – это война с Белым домом и конгрессом.

Теперь – из мемуаров Гейтса – фигуры из первого политического эшелона Вашингтона узнают о себе много нового и интересного.

Об Обаме. К началу 2010 Гейтс пришёл к заключению, что президент «не верит в свою собственную стратегию, не считает эту войну своей. Для него главное – убраться». Обама был настроен «скептически, если только вообще не был убеждён в том, что война будет проиграна».

«Я был крайне рассержен на президента Обаму. Я чувствовал, что он злоупотребил моим доверием ...по вопросу о бюджетных показателях». В ноябре того же 2010 года, пишет Гейтс, у него состоялся непростой разговор с Обамой по вопросу о размерах военного бюджета. Гейтс считал, что между ним и президентом имелись ранее достигнутые договорённости о том, что расходы Пентагона урезаны не будут. Но тут он узнал, что, сославшись на бюджетный кризис, Обама решил всё-таки сократить аппетиты военных ведомств. После встречи Обама преподнёс Гейтсу бутылку дорогой водки в подарочной упаковке с запиской: «Дорогой Боб, извини, что я довожу тебя до того, чтобы напиться. Барак Обама». Гейтс оценил этот жест, но ощущение разочарования и состоявшегося акта предательства не уменьшилось. Он до этого успел дать свои обещания руководству армии, ВМС и ВВС, которые, как теперь получалось, он тоже нарушил.

О вице-президенте Байдене и высокопоставленных чиновниках Белого дома в книге содержатся исключительно презрительные отзывы.

Гейтс пишет, что как человек Байден может быть симпатичен, но это «политическое животное» «на протяжении последних четырёх десятилетий постоянно ошибалось практически по каждому и любому вопросу внешней политики и национальной безопасности». Кроме того, он систематически «отравлял» отношения между президентской администрацией и руководителями Пентагона. Байден, Томас Донилон, тогдашний заместитель советника Обамы по национальной безопасности, и Даглас Лют, координатор Белого дома по войнам, всё время «допрашивали военных руководителей в агрессивной, подозрительной, а иногда снисходительно-высокомерной и оскорбительной манере».

Гейтсу до такой степени претил царящий в обамовском Белом доме стиль микроменеджмента в отношении военных, что администрацию Обамы он сравнивает с администрацией Никсона. «Его [Обамы] Белый дом самый централизованный из всех, которые я видел с тех времен, когда всем верховодили Ричард Никсон и Генри Киссинджер. Когда я работал в Белом доме, для сотрудника Совета национальной безопасности было немыслимым делом звонить четырёхзвёздному генералу, ведущему боевые действия, или командиру на поле боя. Это могло стать поводом для увольнения. При Обаме это стало рутинным делом».

При обсуждении вопроса о вторжении в Ливию в 2011 году разногласия обострились до того, что, как пишет Гейтс, он вынужден был «разразиться тирадой, поскольку сотрудники Белого дома обсуждали с президентом варианты действий военных без участия военных». После этого он издал инструкцию для персонала Пентагона «не давать сотрудникам Белого дома и Совета национальной безопасности слишком много информации о военных вариантах. Они этого не понимают, а эксперты типа Саманты Пауэр будут решать о том, когда нам придётся принимать военные меры». Пауэр тогда была сотрудницей СНБ и выступала за «гуманитарное вторжение». Сейчас она – посол США в ООН.

Гейтс также вспоминает эпизод, когда Донилон и Байден пытались дать ему какие-то указания. «В последний раз, когда я сверялся, оказалось, что никто из вас не имеет права отдавать мне приказы», – сказал Гейтс и отметил, что ждёт, чтобы приказы исходили непосредственно от Обамы.

«Но трудности внутри исполнительной ветви власти не могли сравниться с болью взаимодействия с конгрессом». – пишет Роберт Гейтс в своей статьей в Wall Street Journal. Капитолий он называет «загоном для кенгуру». «На конгресс лучше смотреть издалека – и чем дальше, тем лучше, – потому что вблизи он по-настоящему уродлив. Я считаю конгресс по большей части нецивилизованным, некомпетентным при выполнении своих базовых конституционных обязанностей (таких, как своевременное предоставление финансовых средств), склонным к микроменеджменту, местечковым, лицемерным, эгоистичным, обидчивым и стремящимся ставить свои собственные интересы (и переизбрание) выше государственных».

Автор рассказывает о том, что для членов конгресса «неприкосновенно-священным является любой военный контракт – каким бы мелким или затратным он ни был - на территории своего избирательного округа». Но если речь будет идти о военных расходах на иных территориях те же законодатели будут обвинять Пентагон в неэффективности и транжирстве.

«Мне также претило то, во что превратились слушания в конгрессе, где грубые, оскорбительные, унижающие достоинство, запугивающие и зачастую весьма личные нападки на свидетелей со стороны членов конгресса нарушают практически все нормы цивилизованного поведения. Законодатели воображают и ведут себя как судья, присяжный и палач. Впечатление такое, что большинство законодателей пребывают в постоянном состоянии негодования или страдают от какого-то умственного принуждения, которое требует заточения или, по крайней мере, курса обучения управлению гневом».

«Очень часто в течение своих четырех с половиной лет в должности министра обороны, всякий раз, сидя за столом свидетеля на очередных слушаниях в конгрессе, меня подмывало встать, захлопнуть тетрадь с записями и тут же подать в отставку. Строчки с формулировкой об уходе были у меня на кончике языка: Может быть, я и министр обороны, но я также американский гражданин, и на свете нет такого сукиного сына, который имеет права так со мной разговаривать. Я ухожу. Подыщите кого-нибудь ещё. Ту же фантазию, я уверен, разделяли многие в исполнительной ветви власти».

«Мне не нравилось быть министром обороны» – пишет Гейтс. А когда он им был, одному своему другу он так написал по электронной почте: «Люди не имеют ни малейшего представления, насколько мне отвратительна эта работа».

Сейчас в Штатах очень многие политики и эксперты разводят руками и твердят, что такого от Роберта Гейтса не ждал никто. Что он похоронил свою, до того безупречную, репутацию. Дескать, как же так про тех, кто еще во власти... Мол, потом-то понятно...

Наверное, это так. Наверное, теперь многие ему не подадут руки.

Но, наверное, многим Гейтс открыл глаза на «политическую кухню» Вашингтона. И тем избавил от вредного идеализма.

 

Справка «СП»

Роберт Майкл Гейтс, родился 25 сентября 1943 года, 22-й министр обороны США (2006-2011). Прослужил 26 лет в ЦРУ и СНБ. При президенте Дж. Буше (отце) был Директором центральной разведки. После ухода из ЦРУ был президентом университета Texas A&M University и состоял правлениях ряда корпораций.

В 2008 году журнал U.S. News & World Report назвал его одним из лучших лидеров Америки, а газета Washington Post 7 января 2014 года написала, что «он широко признан в качестве лучшего министра обороны после Второй мировой войны».

http://svpressa.ru/world/article/80305/

 

10 Января 2014
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro верхи

Архив материалов