Хорошо подготовленные сюрпризы

Стагнация российской экономики в 2013 году — загадка только для тех, кто воображал, будто за многолетнюю борьбу против здравого смысла никогда не надо будет расплачиваться. И тут вдруг выяснилось, что надо, да еще и прямо сейчас.

 

Единственное, чего нельзя было предсказать заранее, так это того, что критическая масса экономических извращений накопится именно в 2013 году. Такие вещи — как сосулька, которая свисает с крыши. Ясно, что в конце концов упадет, но никто не скажет, в какой именно момент.

 

В начале прошлого года не только начальствующие лица, но и большинство экспертов считали, что 2013-й станет для России еще одним годом послекризисного подъема. Пусть вялого и даже, если хотите, унылого, но все-таки сопоставимого с четырехпроцентным ростом 2011-2012 годов. Правда, в Кремле и правительстве, как и прежде, грезили о выходе на пятипроцентные темпы, а экспертное сообщество склонялось, скорее, к трехпроцентному прогнозу. О застое или спаде говорили лишь немногие и притом те, кто привык предсказывать их ежегодно. Поэтому можно сказать, что стагнация оказалась сюрпризом и для них.

 

Ведь российские финансы выглядели прочными. Уровень инфляции снижался. Нефть не дорожала, но зато и не дешевела. Спад на Западе шел к концу и чем-либо ужасным больше не грозил. Деловой климат внутри державы был стабильно плохим и, следовательно, привычным для всех. Явственных предвестий стагнации не было. Если, конечно, не считать всех накопившихся несуразиц предшествующего пятилетия, которые вдруг хором напомнили о себе. Главным экономическим сюрпризом года стала именно та одновременность, с которой они вдруг вылезли наружу.

 

Начнем с неглавного – с Таможенного союза (ТС). Год назад наше верховное руководство, и особенно его агитпроп, с огромным напором уверяли, что в 2013-м эта структура заработает в полную силу и принесет участникам немалый барыш от роста взаимной торговли и слияния экономик. Получилось наоборот.

 

В прошлом году (данные за 10 месяцев) внешнеторговый оборот России составил 99,9% против 2012-го (за аналогичный период). Причем с изнывающим в кризисе Евросоюзом торговля выросла на 1,9%. А вот со странами ТС она упала на 8,6% — за счет резкого, на 17,2%, спада товарооборота с главным политическим и экономическим другом нашей державы Белоруссией.

 

Это обстоятельство становится еще более занятным в сравнении со стремительным (на 15 и более процентов) ежегодным ростом торговли с другим соседним государством – малодружественной Латвией. В прошедшем году товарооборот с Россией, приходящийся на одного латвийского жителя, стал уже больше, чем на одного белорусского. Таков контраст между нормальной торговлей и торговлей, преподносимой как братское слияние в исторических объятиях.

 

Можно вникать в тонкие детали происходящего внутри ТС, но ограничимся констатацией простого факта. К свободной торговле и взаимному хозяйственному процветанию наших стран Таможенный союз прямого отношения не имеет, обслуживая, с одной стороны, кремлевскую потребность в гегемонии, а с другой, – чрезвычайно конкретные интересы очень локальных деловых групп во всех вовлеченных государствах. Для российской экономики, взятой в целом, ТС – явное и нелегкое бремя. Причем оно теперь вырастет в разы из-за фактического подключения Украины к системам субсидирования в Таможенном союзе.

 

Впрочем, куда более серьезным бременем стало ежегодное наращивание трат на совокупные нужды всех отрядов российского госсектора. Тут и экспоненциальный рост заработков силовиков, бюджетников и чиновников, и уверенно растущие расходы на военную промышленность. Не забудем и вложения в госмонополии, в том числе строительство БАМа и Транссиба, объектов футбольного чемпионата и зимней универсиады. Прошедший год стал новым и широким шагом в увеличении общей суммы этих трат.

 

Зарплатные щедроты, справедливые и не очень, проекты и инвестиции, в большинстве своем неэффективные по причине казенного происхождения и безответственности своекорыстных и некомпетентных подрядчиков, — все это вместе взятое, при всей разнородности, ведет в одну сторону. К истощению жизненных сил экономики. Из производительного негосударственного сектора в непрерывно растущих количествах выкачиваются средства в пользу сектора непроизводительного.

 

В 2013-м это, наконец, конвертировалось в спад инвестиций (по предварительной прикидке, на 1%, тогда как в 2012-м инвестиции выросли на 6,7%, а в 2011-м – на 8,3%) и в прекращение роста реальных зарплат в производительных отраслях (среднестатистическое пятипроцентное увеличение заработков в прошедшем году было полностью обеспечено подъемом доходов в госсекторе).

 

Ничего удивительного, что промышленность в прошлом году топталась на месте, а в обрабатывающих отраслях зафиксировали даже спад. К этому шли несколько лет, непрерывно отжимая ресурсы, которые могли бы быть направлены на увеличение производства чего-то реального.

 

Но даже и этот сюрприз оказался не последним. Измотанную государственным транжирством российскую экономику в 2013 году догнала еще и волна старых ее болезней, усугубленных в 2008-2009 годах принципиально порочной "антикризисной терапией".

 

Циклический кризис, если он идет по нормальной траектории, это не только время испытаний, но и шанс на оздоровление. Сходят со сцены неэффективные производства и поднимаются передовые. Улучшается менеджмент. Работники перемещаются с устаревших рабочих мест на современные. Власти, если они грамотны и ответственны, помогают, а не мешают происходящему – поддерживают всех, кто ведет себя адекватно, и кормят только тех, кто заведомо беспомощен и обездолен. У нас все делалось ровно наоборот: корпорациям раздавали казенные деньги на сохранение самих себя в прежнем виде, а работников удерживали на неэффективных рабочих местах.

 

Невылеченные болезни рано или поздно должны были отозваться критическим снижением конкурентоспособности отечественных предприятий. И вот отозвались. Самым ярким проявлением этого стал стартовавший в 2012-м и резко обострившийся в 2013 году кризис на втором по значению (после вывоза энергоносителей) направлении российской внешней торговли – экспорте металлов. Выручка от их продаж в прошлом году уменьшилась примерно на 10% (в том числе черных металлов – на 12%, а цветных – на 5%).

 

Главной причиной стал стремительный рывок китайской экспортоориентированной металлургии – передовой, самоуверенной и готовой сбывать продукцию по снижающимся ценам. Российские металлургические гиганты оказались просто не готовы к встрече с такими конкурентами. В отрасль вернулся тот самый кризис, который пять лет назад просто залили деньгами. Целая группа металлургических заводов приостановила работу или балансирует на грани банкротства.

 

Приход кризиса в другие отрасли так же непредсказуем по срокам и так же неизбежен по существу, как и все прочие мнимые неожиданности 2013 года. Наступающий 2014-й может оказаться с виду и более благополучным, чем прошедший. Но это не отменит ни одного из накопившихся сюрпризов, которые, возможно, еще сколько-то времени подождут, но уж точно сами не рассосутся. Не напридумывали бы новых.

 

Сергей Шелин

http://www.rosbalt.ru/business/2014/01/07/1216476.html
Подробнее:http://www.rosbalt.ru/business/2014/01/07/1216476.html

7 Января 2014
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro верхи

Архив материалов