«Новый политический стиль» Кремля. Зачем бороться, если можно договариваться?

  27.12.2013 17:57  
 
 

 
 
 


 

 

Навальный и Немцов стали теми немногими политиками, кто смог извлечь пользу из «нового курса» Кремля

 

Извлечь выгоду от провозглашенного в 2013 Кремлем курса на конкурентоспособность и открытость политики пока смогли лишь единицы из числа оппозиционных политиков - Навальный, Ройзман, Немцов. Эксперты отмечают, что в 2014 году власть продолжит играть по заветам Макиавелли, но сомневаются, что оппозиция сможет извлечь из этого серьезную выгоду.

 

На протяжении всего 2013 года Кремль активно декларировал «новый политический стиль», который в конце года стали в шутку называть «оттепелью» (так совпало, что по телевизору как раз шел одноименный сериал Валерия Тодоровского о Советском Союзе 60-х). На каждой закрытой встрече с политологами, губернаторами, мэрами крупных городов, парламентскими и непарламентскими партиями первый замглавы президентской администрации Вячеслав Володин декларировал курс Кремля на повышение конкурентности и открытости политического процесса и призывал оппозицию к участию в выборах.

 

Воспользоваться «оттепелью», впрочем, смогли немногие. Евгений Ройзман выиграл выборы мэра Екатеринбурга, причем, по информации от источников Znak.com, именно Кремль запретил региональным властям снимать Ройзмана с выборов и прибегать к грубым технологиям прямой фальсификации итогов голосования. Алексей Навальный принял участие в выборах мэра Москвы и набрал почти 30% голосов, хотя в середине июля по делу «Кировлеса» ему вынесли приговор в 6 лет реального срока. Впрочем, опять-таки после вмешательства Кремля (об этом можно прочесть в отдельном материале Znak.com), прокуратура оперативно подала ходатайство о том, чтобы Навального не арестовывали до апелляции на приговор, которую рассматривали в сентябре (в итоге срок заменили на условный). Стоит отметить, что высокий результат Навального оказался для власти полной неожиданностью: еще накануне выборов все собеседники Znak.com, имевшие доступ к закрытым кремлевским соцопросам, прогнозировали, что он наберет 15-20% голосов, а Собянин победит с 65%, а не с 51%, как в итоге получилось. Еще один оппозиционный политик, вернувшийся в «системное русло» в 2013 году, - это сопредседатель партии РПР-ПАРНАС Борис Немцов, прошедший по итогам сентябрьских выборов в Ярославскую областную думу. Немцову на руку сыграла не столько «оттепель», сколько июльский арест мэра Ярославля Евгения Урлашова, который возглавлял региональное отделение партии «Гражданская платформа». Последняя оказалась в сложном положении, и часть протестных голосов ушли партии РПР-ПАРНАС.

 

Изменился и стиль работы Кремля с системной оппозицией: как уже рассказывал Znak.com, парламентские партии в 2013 году нередко выступали соавторами или лоббистами скандальных законопроектов, принимаемых в рамках курса на «новый консерватизм», - достаточно вспомнить закон об уголовной ответственности за призывы к сепаратизму, который внесли в Госдуму коммунисты; закон о защите чувств верующих, одним из главных лоббистов которого выступал депутат от ЛДПР, глава думского комитета по делам общественных объединений и религиозных организаций Ярослав Нилов, а лоббистом закона о запрете гей-пропаганды среди несовершеннолетних выступала депутат от «Справедливой России», глава комитета по делам семьи, женщин и детей Елена Мизулина. На сентябрьских выборах в регионах партии, впрочем, все равно жаловались на административное давление на местах.

 

Конец года ознаменовался рядом важных событий, не связанных напрямую с выборами, однако также явно призванными иллюстрировать новый стиль Кремля: амнистией, под которую попали экологи Greenpeace, участницы панк-группы Pussy Riot и часть фигурантов «Болотного дела»; помилованием экс-главы ЮКОСа Михаила Ходорковского, возвращением в прокуратуру уголовных дел против активистов «Левого фронта» Леонида Развозжаева и Сергея Удальцова, а также дела националиста Даниила Константинова.

 

Вместе с тем декларация Кремля о курсе на «оттепель», конкурентность и открытость, пока абсолютно для него безопасна - у оппозиции еще нет достаточного количества сильных, ярких фигур, чтобы одновременно выдвинуть их на выборах в ряде регионов одновременно. Собеседники издания в оппозиционных партиях в частных разговорах жаловались, что не могут найти достаточного количества сильных кандидатов даже на выборы в Мосгордуму.

 

Политтехнолог Мария Сергеева отмечает, что власть играет в игру по правилам, составленным еще Никколо Макиавелли - не стоит уничтожать врагов, если с ними можно просто договориться.

 

«В какой-то момент власть поняла, что единой силы, которую стоило бы опасаться, нет. История каждой победы оппозиции - это отдельная история: триумф того же Ройзмана был бы невозможен, не будь в Свердловской области серьезного внутриэлитного конфликта. Отчасти Володин продолжает проводить ту же линию, которая начиналась еще в нулевых: есть обозначенное поле «разрешенных» тем повестки и проблем, в рамках которого участники политического процесса вольны делать что хотят. Но в случае выхода за рамки с ними начинают обходиться жестко. Что касается собственно декларации курса на политическую открытость – это, скорее, сигнал элитам, так как население сейчас больше волнует экономический кризис, чем политические проблемы», - отмечает Сергеева.

 

Директор Международного института политической экспертизы Евгений Минченко отмечает, что на партийный рынок пришли новые спонсоры - к примеру, представители торговых сетей, что может добавить динамизма политическому процессу.

 

«Самая острая конкуренция может развернуться на муниципальном уровне, так как сейчас в политику приходит новое поколение молодых людей, которые готовы драться за свое место под солнцем», - отмечает Минченко.

 

Лидеров общественного мнения в регионах много, но большинство из них уже ангажировано властью, что затрудняет рост конкурентоспособности оппозиции, отмечает политолог Михаил Захаров. «Говорить о системной смене курса пока рано - на тех же сентябрьских выборах 2013 мы видели, что, когда региональная власть становится перед выбором соблюдения кремлевских установок или же выигрыша выборов, она выбирает выигрыш, пусть даже с применением административного ресурса. Я думаю, что так будет и в 2014 году - посмотрим, насколько энергично Кремль будет одергивать регионы», - говорит Захаров.

 

Как и в реваншистском тренде, в предлагаемой политике политической нормализации будет важно обозначить границы - иначе у самых разных игроков появится ощущение, что границ нет, как это отчасти было при президентстве Медведева, считает директор фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов.

 

 

 

Екатерина Винокурова, фото – РИА Новости / Александр Вильф  

 

http://www.znak.com/moscow/articles/27-12-17-57/101733.html

27 Декабря 2013
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro верхи

Архив материалов