Обмен пленными

 
  
 
  
 
 

 
 
 

 

Политолог Александр Белоусов: выпуская Ходорковского и прощая Сердюкова, Путин предложил своим оппонентам новый общественный договор

 

Известие об амнистии и скорейшем освобождении Ходорковского грянуло как гром среди ясного неба. Сейчас многие теряются в догадках, строят гипотезы – об Олимпиаде, здоровье матери Ходорковского, его безвредности для режима, доброте стареющего президента и т.д. Однако общий смысл тотального освобождения оппозиционеров начал проясняться еще в начале неделе, когда о Ходорковском речи не было, а под объявленную амнистию попадали лишь несколько малоизвестных узников болотной, да звезды PussyRiots.

 

Ее смысл стал более понятен после того, как стало известно, что под нее попадает также находящийся под следствием по делу о халатности бывший министр обороны Анатолий Сердюков. Амнистия по факту становится чем-то вроде обмена пленными между враждующими лагерями, где главными фигурами становятся Ходорковский и Сердюков, а остальные играют роль массовки.

 

До объявления о помиловании Ходорковского, был не вполне ясен смысл обмена, поскольку он представлялся не вполне равноценным: генерал из президентской армии на несколько солдат из протестного лагеря. И если раньше не вполне было ясно, стоит ли оппозиции принимать отказ от уголовного преследования Сердюкова в обмен на освобождение Толоконниковой и протестующих с Болотной, то теперь вопрос стоит по-другому: стоило ли ради Сердюкова освобождать Ходорковского?

 

Похоже, что стоило и по личным, и по политическим мотивам. Дело в том, что казус Сердюкова превратился в серьезную проблему власти из серии «казнить нельзя помиловать». Все, что мы наблюдали в связи с ним, походило на затягивание процесса. Сердюков благодаря длительным расследованиям уже превратился в жертву, чего так хотел протестный класс (все инсценировки Васильевой – из той же оперы), а интерес к его делу постепенно угасает. И, наконец, длительное изучение обстоятельств дела позволяет продемонстрировать, что борьба с коррупцией ведется не на словах, а на деле – проводятся следственные действия, возбуждаются дела, подозреваемые ездят на допросы и т.п. Но при этом в силу вхожести Сердюкова в высшие круги власти, реальный срок, исходя из существующих, но недоступных для обычных граждан договоренностей, давать ему было никак нельзя. Поэтому «обмен пленными» под видом амнистии и помилования – весьма выгоден для власти.

 

Что представляло большую угрозу для власти: стареющий и уставший Ходорковский или попавшийся почти с поличным на многомиллиардных кражах приближенный Путина? Простейший количественный анализ упоминаний в новостях, говорит о том, что Сердюкова за последние полтора года склоняли в два раза больше,чем вспоминали Ходорковского (согласно данным поиска Яndex по новостям). Опять же имя Навального фигурировало в новостях в пять раз чаще, чем Ходорковского.

 

Гениальность амнистии (или все же помилования?Но по смыслу больше подходит амнистия) как политического жеста – в том, что вместе с обменом она объявляет новый вид общественного договора, который предлагается принять противникам власти. Помните, лет 5 назад, в разгар эпохи стабильности, обсуждался другой договор? Тогда шла речь об обмене материального благосостояния на лояльность к власти. Была масса обсуждений, и хотя провластные эксперты отрицали наличие такого договора, сам факт вброса информации свидетельствовал скорее об обратном.

 

Что касается нового договора, то он пока никем из политиков не вербализован, и даже в саму возможность его существования верится с трудом. Особенно после того, как на протяжении 2012 года протестная часть общества дискредитировалась всеми возможными способами, самым невинным из которых стал неологизм «либераст». Однако год назад и в освобождение Ходорковского верилось с другом. С этой точки зрения, жест Путина в сторону своих противников – хороший знак для всего российского общества, ибо, как известно, худой мир лучше доброй ссоры, а чем заканчивается последняя мы слишком хорошо знаем на примере столетней давности. Протестной части общества было предложено обнулить потери, обменяв пленных с обеих сторон.

 

Вот только пока со стороны лидеров протеста не видно осознания происходящего. И если предстоящее освобождение Ходорковского было воспринято с нескрываемой радостью, то по поводу возможного амнистирования Сердюкова хранится гробовое молчание. А когда настанет время говорить, придет понимание, что Сердюков амнистирован тем же жестом, что и Ходорковский,PussyRiots и часть узников болотной. И признавая справедливость в отношении своих, придется сделать тоже самое и в отношении чужих.

 

Суть нового договора можно выразить следующим образом: «массовые протесты недопустимы в той же степени, что и воровство». Уголовное право уравнивает то и другое. И если власть наказывает своих – то и врагам не миновать пощады, а коли протестная часть общества хочет «помилования», пусть будет готова прощать и казнокрадов.

 

Так что разговоры о том, что Путин стал добрее, возможно, благодаря своему возрасту, при ближайшем рассмотрении становятся малосостоятельными.  И даже Олимпиада не объясняет данного жеста, ибо Олимпиада пройдет, а Ходорковский останется. И казнокрады тоже никуда не денутся. Доброта Путина и в этом случае весьма расчётлива.

 

Общий смысл нового общественного договора был понятен уже во время объявления амнистии и оглашения списка тех, кто подпадает под ее действие с обеих сторон. Помилование Ходорковского, по большому счету, ничего нового в него не добавило, кроме того, что «финансистов протеста ждет та же кара, что и его участников». Ну и, повторюсь, поскольку обмен Сердюкова на протестную пехоту выглядел не слишком равноценным, на чашу весов было решено добавить Ходорковского. 

 

И вместе с ликованием по поводу свободы Михаила Борисовича, стало еще более отчетливо ясно, в2013-й остался за властью.

 

Об авторе.Александр Белоусов – политконсультант, глава экспертного совета КЦ «Департамент политики», научный сотрудник Института философии и права УрО РАН. Родился в 1977 году, окончил Уральский государственный университет им. А.М. Горького, факультет философии. Кандидат политических наук. Дважды лауреат конкурса «Белое крыло», дипломант конкурса «Серебряный лучник» за лучшую работу по теории PR.

 

 

 

 

 

Александр Белоусов, фото РИА Новости / Сергей Гунеев  

 

http://www.znak.com/moscow/articles/20-12-16-36/101699.html

20 Декабря 2013
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов